Альтернативой структурным реформам в России может быть нефть по 100$


Содержание

Экономику России не спасёт даже нефть по $100

По итогам 2020 года в экономике России продолжится спад, правда, в квартальном выражении темпы экономического роста могут «выйти в положительную область». Об этом заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина во время выступления на Биржевом форуме.

Глава ЦБ отметила, что намного важнее (по сравнению с конкретным сроком возвращения экономики к росту) обеспечить устойчивые высокие темпы прироста ВВП. При этом Набиуллина указала на необходимость структурных реформ, без которых добиться этого роста не удастся даже в условиях резкого подъема цен на нефть.

«Основной мой тезис заключается в том, что темпы экономического роста – это наша внутренняя проблема. Какие бы цены на нефть не были, хоть опять $100 за баррель, мы не сможем расти больше 1,5 – 2%, если не будем делать структурных реформ и улучшать инвестиционный климат», – сообщила Набиуллина, ее цитирует РБК.

В начале месяца Всемирный банк ухудшил прогноз по развитию экономики России на 2020 год. Согласно обновленному прогнозу, объем валового внутреннего продукта (ВВП) России сократится на 1,9%, а не на 0,7%, как ожидалось ранее. В результате по итогам года ВВП России останется «существенно ниже» того уровня, на котором он находился четыре года назад.
Главной причиной ухудшения ситуации эксперты ВБ называют сохранение низких мировых цен на нефть.

В то же время в Минэнерго России рассчитывают, что цена на нефть в течение 2020-2020 годов будет повышаться и в итоге выйдет на уровень в $65 за баррель. Об этом заявил глава ведомства Александр Новак на том же Биржевом форуме.

«Все сходятся на том, что в ближайшей перспективе цены на нефть вряд ли будут высокими. В первом полугодии 2020 года мы ожидаем, что цены на нефть будут чуть меньше $40 за баррель. Во втором полугодии мы ожидаем, если все правильно будет, что будет цена $40-$45. Может к концу года будет $50 за баррель», – отметил он. Его слова цитирует Агентство нефтегазовой информации.

Специалисты назвали нефть по $100 единственной альтернативой структурным реформам в Российской Федерации

В ближайшие годы РФ фактически гарантированы позитивные, однако небольшие темпы роста, говорится в прогнозе русской академии народного хозяйства и национальной службы при президенте РФ и Института Гайдара.

Эксперты также считают, что к началу зимы 2020 г. в экономике сложилась «умеренно-оптимистичная» картина.

Русской экономике в ближайшие два года при отсутствии новых внешних шоков фактически гарантированы небольшие, однако позитивные темпы роста.

Рост цен на нефть до $100 за баррель и не менее является задатком роста ВВП при отсутствии структурных перемен.

Но если цены на нефть вновь начнут расти, это только увеличит шансы на кризис в дальнейшем, так как власти, скорее всего, отложат реформы.

Этот прогноз предполагает, что нефть русской марки Urals будет стоить около 50 долларов за баррель в 2020 и 60 долларов в 2020-ом. По мнению знатоков, это отражает динамику нефтяного рынка в последнее время. Но это значительно ниже, чем в докризисные годы.

В консервативном варианте РАНХиГС, как и авторы бюджетного прогноза, предусматривает рост ВВП всего на 0,6 и 1,7% соответственно в следующие два года (совпадает с бюджетным прогнозом).

Экономисты также ожидают маленького роста индустриального производства, вложений денег и товарооборота. Вместе с тем настоящий результативный курс в эти два года вырастет на 0,5% и 1,7% соответственно. Однако в последние три года доля отечественного импорта резко упала из-за девальвации рубля и сокращения доходов населения.

Инфляция приблизится к целевому показателю ЦБ в 4%. Единственным изменением зимой 2020-ого года стало то, что увеличилась вероятность введения новых санкций, в то время как отмена старых «кажется сейчас несколько наименее вероятной». В общем специалисты рассматривают два стандартных сценария, консервативный и базовый: 1-ый подразумевает нефть по $40 на протяжении двух лет, второй — $50 в 2020-м и $60 в 2020-м.

Базовый сценарий подразумевает повышение среднегодовой цены нефти марки Urals до 50 долларов в 2020 г. и ее последующий рост до 60 долларов в 2020-м. Тем не менее, они не прогнозируют, что в ближайшие пару лет в Российской Федерации будут проведены серьезные структурные и институциональные реформы, способные значимо воздействовать на динамику роста экономики. Похожий сценарий заложен при расчете федерального бюджета на ближайшие три года.

Невзирая на бурный рост экспорта, доля Российской Федерации в мире по этому показателю возросла с 0,8 процента в 2011-ом году до 1,2 процента в 2015-м.

Дорогая нефть также является единственным методом ускорить темпы роста вложений денег в основной капитал и доходов населения, указывается в докладе.

Даже при некотором ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры, закладываемом в консервативный сценарий, в 2020 г прогнозируемый прирост реального ВВП в данном варианте составит приблизительно 0,6%.

При этом сценарии руб. в данном году будет укрепляться к доллару.

По базовому сценарию номинальное укрепление рубля будет происходить и в 2020-ом году, и в 2020-м — до 60,9 и 57,3 рубля за доллар соответственно.

Специалисты назвали нефть по $100 единственной альтернативой структурным реформам в Российской Федерации

Небольшой рост ждет также промышленное производство и инвестиции. Росстат пока не обнародовал статистику по этим показателям за 2020 год, но по оценке из бюджетного прогноза инвестиции снизятся на 3,7% в сравнении с январем-декабрем 2015, а настоящие доходы — на 5,6%.

По консервативному сценарию, согласно которому в 2020—2020 годах цена на нефть будет на уровне 40 долларов за баррель, рост экономики составит приблизительно 0,6% и 1,7% соответственно.

Экономисты прогнозируют рост реального ВВП при любом сценарии, в том числе в консервативном варианте он предполагается на уровне 0,6% в 2020 г и 1,7% в 2020-ом.

Однако, по мнению создателей мониторинга, такой сценарий в среднесрочной перспективе маловероятен, «а в случае его реализации резко вырастут риски появления нового кризиса в экономике при нормализации цен на нефть и откладывании перемен на будущее». Это чуть выше, чем при сценарии с высокими ценами на нефть.

По базовому сценарию номинальное укрепление рубля будет происходить и в 2020 г., и в 2020-м — до 60,9 и 57,3 рубля за доллар соответственно.

Специалисты подчеркивают, что быстрые темпы роста ВВП и доходов населения в отсутствие перемен вероятны только в случае, если цены на нефть будут регулярно расти и вновь превысят 100 долларов за баррель. В среднем цена нефти в 2020 г составит приблизительно $50-60, утверждал до этого министр энергетики Александр Новак.

Сравнительно высокие цены на нефть приведут к росту русской экономики на 1,4% в 2015 г. и на 2,2% в 2020-ом.

Согласно прогнозу РАНХиГС, подобной с ВВП выглядит и динамика ряда остальных важных макроэкономических характеристик (инвестиции, настоящие доходы и др). По прогнозу РАНХиГС, похожим на динамику ВВП будет и изменение большинства остальных главных макроэкономических характеристик.

При всем этом руб. будет укрепляться в ближайшие два года. В следующем году инфляция в РФ оказалась рекордно низкой (5,4%), напомнил на презентации обзора ведущий научный сотрудник РАНХиГС Павел Трунин.

Настоящие располагаемые доходы населения при консервативном сценарии в текущем году возрастут только на 0,9%, а в следующем — на 1,6%, прогнозируют экономисты.

Что касается инфляции, то перспективы ее понижения до 4% в этом году (именно такой цели планирует достигнуть ЦБ) «пока неоднозначны», говорится в прогнозе. Кроме того, на небольшие темпы поднятия цен воздействовало и поведение бизнеса, который закладывал их повышение еще в процессе резкого изменения курса рубля, добавил Трунин.

Хватит ли России времени и нефти?

Владимир Ардаев, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Мировые цены на нефть — один из источников внешних рисков для экономики России. Об этом в очередной раз заявила в пятницу, 23 сентября, выступая на Московском финансовом форуме, председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина.

Сам по себе нефтяной рынок, по словам Набиуллиной, рисков не несет, поскольку он «нащупал тот диапазон цен, в котором будет проходить балансировка спроса и предложения». Однако зависимость сохраняется, и это не может не беспокоить экономистов.

Углеводородное сырье — нефть и природный газ — по-прежнему остаются главными источниками доходов бюджета и основой российской экономики. Между тем, в марте в интервью «Российской газете» министр природных ресурсов Сергей Донской сообщил, что доказанных запасов нефти в России может хватить только на 28 лет — примерно до 2044 года.

По заверениям правительства, проводимые реформы меняют структуру российской экономики, доля доходов от продажи природного сырья, включая углеводороды в балансовой прибыли неуклонно снижается. Но на фоне таких рекордов волей-неволей задаешься вопросом: что произойдет быстрее — завершение структурных реформ или истощение недр?

Такая разная нефть

Доля доходов от продажи углеводородных ресурсов в бюджете России сегодня 47-48%. Сюда входят и налоги, и таможенные пошлины. Однако если добавить к ним другие сырьевые доходы — в том числе от продажи металлических руд и полуфабрикатов, — то доля эта увеличится уже до 70%. Россия остается «сырьевой страной», а львиную долю несырьевого сектора составляет ВПК. Такие данные привел президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

«Однако объем доказанных запасов (о которых нам точно известно, где и сколько их, как извлекать), по оценкам экспертов, вдвое меньше, около 14 млрд тонн. По доказанным запасам обеспеченность добычи составит уже только 28 лет», — уточняет министр.

На самом деле, сейчас эти цифры еще меньше, поскольку для экономики имеют значение далеко не все доказанные запасы, а лишь коммерчески обоснованные. То есть та нефть, себестоимость добычи и транспортировки которой ниже текущей цены — иначе добывать нефть и торговать ею придется себе в убыток, поясняет Дмитрий Абзалов.

«Физически нефти очень много. Сейчас большие надежды возлагаются на Арктику, а там, по предварительным оценкам, едва ли не треть всех мировых запасов нефти. Запасов российского газа вообще хватит на многие десятилетия. Однако все эти физические объемы ограничиваются параметрами рынка — спросом и ценой», — говорит аналитик.

Между тем дешевой (с точки зрения добычи и транспортировки) нефти становится все меньше. По данным Минприроды, если не будет найдено достаточно новых месторождений, то уже с 2020 года добыча традиционных запасов может начать снижаться и вырастет доля трудноизвлекаемой нефти, что может серьезно ухудшить экономику нефтяных проектов.

Снижение объемов добычи нефти в России произойдет уже в ближайшее время, и причина — недостаточные размеры инвестиций в проекты в последние два года, полагает Абзалов.

«Есть такой показатель — коэффициент извлекаемости нефти (КИН). У нас в России он составляет примерно 30%. А, скажем, в США и в Норвегии — около 50%, причем в этих странах заявляют, что намерены поднять его до 70%. То есть продлить жизнь нефтяных месторождений можно, совершенствуя технологию добычи. Мы же пока более двух третей нефти просто оставляем в земле», — говорит Алексей Портанский.

Однако в условиях инвестиционного голода рассчитывать на технологическое перевооружение отрасли довольно трудно — получается замкнутый круг.

Пока гром не грянет…

Нефть может перестать «кормить» экономику России не только потому, что запасы ее истощатся, но и по чисто экономическим причинам. Прежде всего — из-за снижения спроса. Сокращение потребления ввиду создания более эффективных технологий, более экономичных двигателей, обращения к альтернативным источникам энергии — эти и другие факторы медленно, но верно ведут к тому, что спрос на нефть и нефтепродукты будет падать.

Однако как сокращение нефтяных запасов, так и падение спроса на нефть могут стать для российской экономики положительными факторами, полагает Алексей Портанский.

Сложившаяся в экономике ситуация такова, что у России сейчас есть уникальные шансы для переустройства своей экономики, считает Дмитрий Абзалов. Падение цен на нефть «уронило» рубль, в результате резко поднялась конкурентоспособность российских производителей.

«Ослабление рубля оказало определенную поддержку российским производителям. Однако эффект «слабого» рубля уже почти исчерпан, и его уже необходимо компенсировать. Совершенно уникальная ситуация создалась с низкой себестоимостью производства — она сегодня в России ниже, чем в Китае, и это открывает очень большие возможности в разных секторах экономики. Наконец, благоприятная демографическая ситуация — ни в коем случае нельзя допустить, чтобы эффект от материнского капитала исчерпал себя, для этого нужна соответствующая государственная политика», — перечисляет эксперт.

«У нас есть лет пять»

По мнению Дмитрия Абзалова, если в ближайшее время нефть снова подорожает — скажем, до $70 за баррель, — то это не самым лучшим образом отразится на перспективе развития несырьевых отраслей российской экономики. Дешевая нефть — это шанс, который обязательно надо использовать, убежден он.

Для реформ необходимо очень много денег, которых у страны сейчас нет — бюджет испытывает серьезные проблемы. Без серьезных зарубежных инвестиций не обойтись, и потому главной задачей сегодня должно стать улучшение инвестиционного климата в стране — реального, не на уровне заявлений и деклараций, а на уровне серьезного пересмотра законодательства, утверждает Алексей Портанский.

«Однако для реализации серьезных структурных реформ в экономике у России остается не так много времени — может быть, лет пять. Потом ситуация может поменяться», — считает аналитик.

Альтернативой структурным реформам в России может быть нефть по 100$

«Страны, обладающие большими запасами природных ресурсов…часто отстают в экономическом развитии и качестве государственного управления от стран, располагающих меньшими ресурсами… Объем средств, поступающих от нефтяной и газовой промышленности … крайне волатилен … Поскольку нефтяные и газовые ресурсы являются невозобновляемыми, любое потребление прибыли от их продажи должно рассматриваться…как потребление капитала, чем как потребление дохода. Если потребляться будет вся прибыль, то стоимость всего капитала страны уменьшится… если источником богатства страны служат … природные ресурсы, инвестиции …не являются безусловно необходимыми для получения текущих доходов. Если правительство страны не понимает необходимости концентрации усилий на создании богатства и на устойчивости развития, оно не будет уделять должного внимания инвестициям…» Макартен Хамфрис , Джеффри Д. Сакс и Джозеф Ю. Стиглиц

История нефтяной иглы

История нефтяной иглы возникла в России в конце 19 века. Усилиями Дмитрия Менделеева император Николай II ввел ограничения на экспорт сырой нефти, создав собственную нефте -химическую промышленность. Иосиф Сталин также запрещал вывоз сырой нефти. В 1930 г. было вывезено 4,71 млн т нефтепродуктов, из них сырая нефть — только 294 тыс . т (6,2%!), в 1934 г. доля сырой нефти составила 10,5% при экспорте 4.36 млн т. При Никите Хрущеве СССР сделал роковую ошибку, резко нарастив объем экспорта сырой нефти. В разгар космической гонки, в 1960 г., было вывезено 33,2 млн т, в том числе сырая нефть — 17,8 млн т (53,6%).

Затем СССР продолжил наращивать экспорт нефти. К началу Перестройки, в 1986 г., было вывезено 186,3 млн т, в т.ч. сырой нефти 130 млн т (69,5%). С 1960 по 1986 гг. экспорт нефти вырос почти в 5,6 раз (!), а доля сырой нефти в нем со сталинской довоенной эпохи до Перестройки – в 6,5 раз с 10,5% до 69,5%.

В СССР происходит фантастический рост объема валютной выручки от экспорта за период с 1970 по 1980 гг. в 15 раз (!) с 1,05 млрд долларов до 15,74 млрд долларов. На заседании Политбюро в 1984 г. председатель Совета министров СССР Николай Тихонов говорил: «… нефть…идет на оплату продовольственных и некоторых других товаров…, целесообразно при разработке нового пятилетнего плана предусмотреть резерв для возможной дополнительной поставки нефти в количестве 5-6 млн тонн за пятилетие». С 1970 по 1985 гг. объем импорта зерна вырос с 20 раз (!) с 2,22 до 44,2 млн т. Основы нынешней модели создавалась с 60-х гг. (с той разницей, что в ту пору значительную долю в экономике все же составляли другие отрасли — доходы от продажи нефти не играли такой существенной роли, но с тех пор началась и ментальная эволюция наших элит, которая привела к сдаче СССР ради нынешней роскошной жизни).

Вместо того, чтобы больше инвестировать в отстающие отрасли хозяйства, СССР стал больше импортировать, а затем занимать, нарастив внешний долг к концу Перестройки до $ 67 млрд, которые пошли на закупку импорта и сомнительные проекты, что в дальнейшем при падении нефтяных цен привело страну к банкротству. Как и сейчас, тогда цены на нефть «неожиданно» обвалила Саудовская Аравия, резко нарастившая объем добычи с 2 до 10 млн баррелей (!), а цены упали с 30 до 12 долларов за баррель.

СССР все еще был второй после США экономикой мира и индустриальной страной. Затем началось худшее. Отношение внешнего долга к экспор­ту в СССР поднялось с 102,9 % в 1985 г. до 176,8 % в 1990 г. Выплаты по внешнему долгу в 1990 г. составляли $23 млрд — $19 млрд по основному долгу и 4 млрд — по процентам, что в общем составляло 68,5% всей валютной выручки от экспорта. Фактически без новых займов СССР, а затем и Россия обслуживать долг не могли, что и заставило обратиться за помощью в МВФ в обмен на «шоковую терапию».


Если в 1988 г. сальдо внешней торговли составляло +2,1 млрд руб., то к 1990 г. оно стало отрицательным – 9,9 млрд руб. К середине 80-х доля сырья в экспорте достигла 80%. Золотовалютные резервы стремительно снижались, упав с 1988 г. по 1991 г. с $ 15,3 млрд до $ 7,6 млрд.

Сырьевая «республика»: назад в будущее?

Период либеральных реформ с 1992 г. по нынешнее время повторяет застойные 80-е, когда сверхвысокие цены на нефть вскружили голову руководству СССР. Рост экспорта нефти и нефтепродуктов РФ с 1992 г. по 2014 г. составил 2,14 раза — с 180,7 до 388,2 млн т. Доля сырой нефти в экспорте все-таки упала с 69,5 до 57,5%, но это еще далеко от сталинских 10,5%. В 2015 объем экспорта составил: сырой нефти – 244,4 млн т, нефтепродуктов — 171,5 млн т.

Нынешняя концепция экономики «нефть в обмен на все»: импорт товаров и услуг в Россию с 1992 по 2014 г. вырос почти в 7,5 раз с 57,9 до 429,1 $ млрд (!). Какое развитие, зачем инвестировать, если можно купить за границей ?

Характерно в этой связи замечание премьера Дмитрия Медведева: «…мы… никогда этим импортозамещением не занялись …, если бы так карта … не легла… когда все хорошо …, экономика пухнет от нефтяных денег, то импортозамещением не хочет заниматься никто. Гораздо проще заключить контракт с иностранными поставщиками …».

Как и тогда, у нас нет идеологической альтернативы: «Единая Россия» — наш новый позднесоветский КПСС со всеми вытекающими последствиями. Элиты цепко держатся за нефтегазовую трубу: все альтернативные проекты реформ идут в мусорную корзину. Как 70-80-е для СССР, так и последние 25 лет стали для России временем упущенных возможностей.

Эволюция «нефтяной иглы» очень хорошо и наглядно видна на представленном ниже графике (по данным СССР и РФ), где показан вклад каждого нашего руководителя в развитие экспортной нефтяной экономики. За время реформ кардинально вырос не только вал экспорта, но и удельный вес чистого экспорта нефти и нефтепродуктов в производстве нефти с 47,7% в 1990 г. до 73,0% в 2014 г. Решение текущих задач требует получения дохода; но когда за этим не видно альтернативной стратегии – виден тупик. Сейчас основная часть деятельности нашего руководства и международных отношений связаны с ТЭК и транспортировкой нефти и газа.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Все дело в том, куда направлены наши усилия: «разруха начинается в головах». ВВП Китая в 1980 г. составлял всего 39% (!) от российского. Развивая промышленность и инфраструктуру, Китай обогнал по мощи реальной экономики США, а мы, будучи во времена СССР второй экономикой мира, имеем в 2015 г. ВВП по ППС 6-ое, но номиналу — 12 место.

Сейчас государственный долг РФ невысок, но корпоративный, в том числе с учетом госкомпаний и банков значителен. На 1 октября 2020 г. внешний долг составляет 129% от ЗВР — $ 516,1 млрд при ЗВР – $ 397,7 млрд. С учетом падения цен на нефть, отношение долга к экспорту -150% (экспорт 2015 г. — 343,4 млрд -2015 г.), напомним, что ситуация у СССР была хуже (176,8%). ЗВР России с максимума «тучного времени» $ 568,9 млрд (1 июля 2008 г.) просели: на 1 ноября 2020 г. — $ 390,7 млрд.

Нефть и застой: похороны сырьевой модели

Нынешний кризис не является циклическим, он является системным. Следующий график показывает, что с коэффициентом корреляции 0,82 экономический рост в РФ определяется ростом среднегодовой цены на нефть. Единственным исключением из этой зависимости были следствия политики импортозамещения Евгения Примакова в начале президентства Владимира Путина. Несмотря на падение цены на нефть в 2001 г. на 14.7%, был получен рост в 5,7% (!).

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Кризисы 1998 и 2008 гг. были циклическими, связанными с кризисами мировой экономики. Но каждый раз цены на нефть быстро восстанавливались и экономика выходила на рост в течение года. Нынешний кризис беспрецедентен, рецессия в России продолжается два года, а экономический спад – с 2013 г. Нынешний кризис – это кризис сырьевой модели, на 100% связанный с падением цены на нефть с 2014 г.

Мировая экономика, а также состояние экономики США и Китая показывают восстановление, хотя тренды на начало года показывали спад. Возможно, дно в мировой экономике — начало 2020 г. пройдено. В США растет инфляция, нормализовался рост ВВП, показатели экспорта и импорта растут. Китай девальвировал юань, что позволило восстановить рост экспорта и вместе с ним импорта, что стимулирует прочие рынки, экономика ускорилась. Сырьевой индекс bloomberg после минимума в конце 2015 г. показывает рост. При этом общий объем мировой торговли с 2015 г. практически не растет, а экономики России и Бразилии показывают спад. Состояние экономики ЕС и Индии относительно стабильны.

Выступая на телевидении, представитель Всемирного банка сказал, что «зависимость роста ВВП России – это цена на нефть». ВБ ожидает слабого роста цены на нефть. В 2020 г. средняя цена brent составляет около $44, в а следующем – $55, рост — 25% и наша экономика может показать слабый рост. Решение картеля о заморозке может подтолкнуть котировки: но есть фактор сланцевой нефти США. Любое улучшение сырьевой конъюнктуры будет способствовать консервации сырьевой модели.

Но у этого сценария есть обратная сторона. Кризисы имеют периодичность около восьми лет, т.е. вероятность его реализации в ближайшее время крайне высока. Прогнозируемое повышение ставки ФРС может вызвать новую рецессию в США и сдутие пузырей. В Китае также непростая ситуация, связанная с пузырями на рынке недвижимости и ростом долгов. У ФРС есть все формальные основания повысить ставку, чтобы показать выход из ловушки ликвидности и низких ставок. Однако резкий рост процентной ставки ФРС всегда предваряет кризис, так было в 1929, 2007 гг. Политически момент для сдутия явно неподходящий: ставку могут поднимать символически.

Прогноз Минэкономразвития для России — 20 лет застоя. Мы присутствуем при похоронах сырьевой модели: несмотря на оживление, ждать внешнего значимого роста нефтяных цен, от которых так сильно зависит наша денежная масса и бюджет, не приходится.

Исторический выбор: сырье или промышленность?

В истории многие страны были перед выбором: экспортировать сырье либо развивать свою промышленность: вкладывать капитал или проедать. Элиты всегда заработают доход: но успех страны зависит от их желания инвестировать в развитие страны. Как писала Данбисса Мойо : «…в конечном итоге продажа товаров и толстая пачка денег не делают страну серьезной экономической силой; … важнее то, как поступают с деньгами их владельцы». Такой выбор был у Англии, которая сначала экспортировала непереработанную шерсть, но совершив промышленную революцию, стала мировым лидером; у Испании, которая завезла золото из Америки, но не создала свою промышленность; у США перед гражданской войной, когда плантаторский юг не хотел промышленного развития; у России во времена Петра I, который решил производить сам; у Александра II , который открыл все рынки, но нанес ущерб промышленности; у СССР, который при Иосифе Сталине стал промышленной страной и второй экономикой мира; у нас в 1992 г., когда мы решили демонтировать империю и стать просто «сырьевой республикой». Сейчас в очередной раз выбор придется делать и нам. Учитывая, что основной массе «верхов», чиновникам, сырьевикам, монополиям, банкам спекулянтам никакого развития не нужно, ситуация в России может принять непростой характер.

Как свидетельствует Эрик Райнерт, автор уникальной книги «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными», единственный источник богатства – развитие промышленности и технологий, т.е. создание продуктов с большой долей добавленной стоимости. Ни сырье, ни сельское хозяйство таких возможностей не дает.

Испания привезла из колониальной Америки тонны золота и серебра, но не инвестировала и не создала свою промышленность. Металл был «проеден» – он «перекочевал» в Англию, Италию и Францию. Мы идем по пути Испании, ушедшей в тень истории, место которой заняла дальновидная Англия. Мы отдаем всю радость созидания корейцам, китайцам и немцам, а сами работаем торговцами, «землекопами» и «трубопроводчиками». Проблема в том, что для сырьевой экономики 140 млн населения России, с точки зрения наших «западных партнеров», которые не прочь установить контроль над нашими ресурсами, не нужны.

Глубинка страны медленно, но верно приходит в запустение. Есть места — как будто после войны. Потому что всеми делами в нашей стране заправляют не промышленники, а экспортеры и чиновники. Как пишет Эрик Райтнер, в развивающейся Англии был провозглашен принцип отстранения от власти так называемых «сырьевиков».

Иосиф Сталин, идя по пути Петра I, провел в стране беспрецедентную в мировой истории промышленную и научную революцию, при нем страна не импортировала готовые изделия, а покупала технологии и станки, сами разрабатывали уникальные технологии, производя практически все самостоятельно. Поколения будут помнить о тех, кто развивал страну, как бы их ни обливали помоями, не забывая (!) также и о перегибах того непростого времени.

«Cырьевой придаток»: возможности роста

Доля ТЭК в экспорте товаров хотя и снизилась, но составляет по-прежнему основную долю – 62,9%. Но если посчитать в экспорте товаров всю продукцию ТЭК, сырья и прочую продукцию низкой переработки, получим чуть менее 80% (см. график).

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Отсюда и все проблемы. Доля высокотехнологичного экспорта – машин и оборудования – 8%. Экспорт вооружений составляет около $ 14,5 млрд, что добавляет еще 4,35%. Россия занимает второе место в мире по экспорту вооружений, т.е. фактически наиболее высокотехнологичной продукции. Парадокс? Т.е. при правильной экономической политике мы могли бы стать одним из лидеров и в области гражданского промышленного производства. Наше богатство меряется возможностью импорта, а он определяется только долларовой выручкой экспорта. Номинальный ВВП России за 2015 г. составил $1324 млрд, экспорт – $ 343,4 млрд, т.е. 25 % от ВВП.

Почему мы так сильно зависим от цен на нефть?

Но какое отношение имеет цена экспорта к внутренней экономике, которая могла бы жить своей жизнью? Главный центр влияния нефтяной зависимости в политике Банка России и организации финансовой системы путем привязки рубля к доллару, пусть и плавающей (currency board) – аналогу золотого стандарта. Такая система не дает эмитировать рубль в отсутствие внешнего потока долларов. Поэтому наше благосостояние и рост, бюджет будут жестко определяться через доллар ценой на нефть. Рубль абсолютно свободно обменивается на доллар (евро), Банку России необходимо иметь достаточный запас валюты (через золотовалютные резервы ЗВР ) для удовлетворения спроса. Курс рубля определяется отношением рублевой денежной массы к валютным резервам. Рубль может быть эмитирован только при покупке валюты, в этом случае ЗВР растут. Если нет входящего потока валюты — рубль эмитироваться не может, нет роста денежной массы и экономика не растет. Иначе говоря, предложение денег в РФ зависит от чистого экспорта (который прямо зависит на цен на нефть и курсовой политики Банка России) и притока капитала. В таком же тупике оказалась при золотом стандарте и Царская Россия, пытавшая совершить модернизацию, опираясь на иностранный капитал.

Самое важное следствие либерального «монетаризма»: отрасли и регионы, не генерирующие валютный поток, пустеют и стагнируют. Редкость рубля порождает его дефицит, высокие процентные ставки и невозможность роста внутренней экономики. Так внутренняя экономика подчиняется внешней, а у них разные задачи и масштабы.

Как видно из нижеследующего графика, рост ЗВР недостаточен для эмиссии рубля, коэффициент обеспечения (покрытия) рубля ЗВР падает, эмиссия невозможна. Уровень покрытия ( ЗВР /М2, М2- денежная масса) до 2004 г. был достаточно стабилен, колеблясь около 0,8, возрастая к 2008 г. до 1,0-1,2, но начиная с осени 2011 г., стал снижаться в связи оттоком ЗВР до 0,52-0,6, на 1 октября 2020 г. — 0,68. Если все 2000-е ЗВР непрерывно росли в валюте и рублевом эквиваленте, а вместе с ними и денежная масса, но начиная с осени 2011 по 2015 гг. ЗВР в валюте непрерывно снижались с $524,5 до $368,0 млрд. Такая ситуация была вызвана огромным оттоком капитала, выплатам по внешним долгам и падением цен на нефть. В 2020 г. наметился рост ЗВР на 5,9% — до $ 390,7 млрд к 1 ноября 2020 г. в основном за счет скупки и роста стоимости золота на фоне падения оттока капитала.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Нынешнее состояние экономики вызвано эмиссионным коллапсом, отражающим коренное противоречие между потребностями экономики и денежной моделью России. Как писал первый зампредседателя ЦБ Дмитрий Тулин накануне своего назначения в 2014 г.: «Для перенастройки кредитно-банковской системы под цели экономического развития необходимы меры намного более … радикальные … речь должна идти о смене финансовой парадигмы, финансово-экономической модели».

Таргетирование инфляции – типичная ложная цель, призванная скрыть реальные причины денежного коллапса. Таргетировать надо не инфляцию, а экономический рост. Что для нас важнее: инфляция или рост, чего мы хотим стабильности или катастрофы? Тем не менее, руководитель МВФ Кристин Лагард охарактеризовала работу главы ЦБ как фантастическую.

Послушаем одного из ведущих экономистов мира, экс-председателя ФРС Бена Бернанке: «… инфляции бояться, как это делает МВФ, не надо. Это цена, которая платится за экономический рост. Важно только, чтобы инфляция была стабильной и чтобы рост обгонял инфляцию». Вспомним успешные 2000-е: тогда так и было.

Крах системы наступит после исчерпания резервных фондов (17-18 г.г.), когда Правительству придется резко сокращать бюджет: либо менять экономическую модель. Объем расходов будет стабилизирован за счет роста дефицита, покрываемым ростом внутреннего долга или ростом налогов.

СССР не знал такой проблемы, как и США, Япония и ЕС — он имел свой печатный станок: рубль эмитировался под потребности экономики: внешние экономические расчеты были полностью отделены от внутренних, доллар не имел внутреннего хождения.

Сырьевая модель – импорт всего в обмен на экспортные нефтедоллары

Россия, как и накануне 1917 г. – периферийная сырьевая экономика. Запад и Китай, производящие все, не могут быть заинтересованы в развитии России: им нужны наше сырье, рынки и пустующие территории. Конкуренты никому не нужны. Не нужно искать за границей лекарства от своей главной болезни – нежелании элит инвестировать. Никто нам не поможет: ни Запад ни Восток — только мы сами.

Единственный путь – сразу и немедленно запустить экономический рост и избавиться от нефтяной «иглы» – развитие инфраструктуры и импортозамещение. Внешние рынки поделены и пробиться на них сложно, хотя и нужно. Чтобы экономика росла, надо производить самим. Нужна модель промышленно-инфраструктурного роста, которая была в Англии, потом в США, а затем в СССР и Японии. А когда мы научимся делать качественную продукцию сами, можно переходить уже к внешней экспансии.

После девальвации импорт товаров снизился и за 2015 г. составил $192,9 млрд, товаров и услуг – 281,5 млрд. Нетрудно оценить, что при средней заработной плате в регионах около 30 тыс .руб., доли зарплаты в стоимости продукта 50%, такой объем сейчас вытесняет из экономики России около 25 млн рабочих мест(!). Тот объем (!) модернизированных рабочих мест, который хотел создать президент к 2020 г. Отсюда простой ответ на вопрос что делать: развивать импортозамещение. Объем импорта – 40% внутреннего рынка, а экспорт в основном сырьевой: рост экономики в таких условиях технически невозможен.

Банк России непонятно для чего с начала года укреплял рубль, ухудшая наш платежный баланс и конкурентоспособность. В результате импортозамещение не работает. Хотя импорт товаров и услуг упал из-за девальвации в начале 2015 г. почти вдвое, за второй квартал 2020 г. он вновь показывает рост с 53,4 до $ 64,3 млрд.

Как свидетельствует последний обзор Центра развития Высшей школы экономики, экономика России становится все более сырьевой: «За время кризиса сырьевые сектора (добывающая промышленность, грузооборот, сельское хозяйство) вышли на исторически максимальные уровни, в то время как несырьевые – сильно упали и сейчас находятся вблизи своих локальных минимумов».

Нефть и бюджет

Прогнозируемый дефицит бюджета за 2020 г. составит 3,2 трлн руб., или 24% (!) от доходной части (13,3 трлн руб.) Доля нефтегазовых доходов по-прежнему определяющая — за 2015 г. – 42% (5,8 трлн из 13,6 трлн). Другая сторона бюджетного кризиса – фактический коллапс пенсионной системы. Положительное сальдо счета текущих операций платежного баланса России во II кв. 2020 г. резко упало до $ 1,4 млрд, за третий квартал не лучше — $ 1,9 млрд. Как видно из нижеследующего рисунка, мы подходим к ситуации, как перед девальвацией конца 2014 г. (когда кривые экспорта и импорта сближаются), которая позволила выправить баланс, но ненадолго. Девальвация рубля, необходимая для коррекции платежного баланса и затыкания бюджетной дыры, становится неизбежной.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Курс на укрепление рубля — катастрофическая ошибка. Эта стратегия в 2000-е определила потерю конкурентоспособности нашей экономики и нынешний тупик. А до этого и кризис 1998 г. — вспомним «финансовую стабилизацию» с 1996 г. Зависимость от импорта критична — более 40% внутреннего рынка — и эпоха дорогого рубля (около 30 руб. за доллар) посадила нас на иглу. Мы в девальвационной ловушке – крепкий рубль требует оплата огромного внешнего долга и привязки бизнеса к импортным комплектующим.

Объем экспорта снижается, но импорт не падает, поток валюты иссякает, вместе с ним иссякает и бюджет. Рост импорта товаров съедает сальдо. Экспорт упал примерно в два раза, но и рубль девальвировал в два раза. Сейчас рублевая цена нефти достаточно высока, но даже этот факт не дает стабилизировать бюджет. Как видно из следующего рисунка, падение средней цены на нефть сразу вызвало бюджетный кризис. Снова нефтяная зависимость!

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Мы продвигаемся к синдрому 1990 г., 1998 г. Единственное лечение в нынешней ситуации – путь реформ Евгения Примакова конца 1998 г. 1) дальнейшая девальвация рубля, чтобы поправить платежный баланс и пополнить бюджет, но из-за выборов ее будут оттягивать; 2) это временно разгонит рост инфляции до прежних уровней, может привести к росту ставки ЦБ РФ 3) останется единственный выход – проведение назревших реформ. Нужна осмысленная политика импортозамещения через целевые программы, снижение процентных ставок, что возможно только в случае ограничения хождения доллара внутри России и ужесточения валютного законодательства.

Крах либерализма – единственный шанс к возрождению России

Если ничего не менять, мы рискуем опять попасть в новые «застойные» годы. Громкие антикоррупционные дела, теперь уже «несмотря на лица», говорят, что наш президент сейчас воюет с системой, которую он сам же и создал. Насколько долго у нас вместе могут существовать следующие тенденции: присоединение Крыма, Сирия, парад 7 ноября 2020 г. на Красной площади и экономическая политика, характерная для колонии Запада? Взыскание патриотизма используется как мера для спасения обанкротившегося западного либерализма, но оно неизбежно и гарантированно приведет к слому системы. Как писал Валентин Распутин: «Наши либералы… попали сейчас в ловушку: и без исторической России им не продержаться, и национальную Россию позволять опасно. Они бы хотели разделить ее, историческую и национальную, но это тем более невозможно». В тот момент, когда руководство страны сделало выбор, присоединив Крым, часы либерализма начали обратный отсчет.

Верхи не видят нового пути, упорно воспроизводя тупик и ожидая роста цен или снятия санкций, они будут упираться до самого конца. Народ поддержал партию власти, спрятавшуюся за фигурой президента, давшего народу то, о чем он ностальгировал со времен СССР: национальную гордость. Но когда обыватель поймет, что «новая реальность» в виде постоянной стагнации – это надолго, он начнет искать альтернативу «сырьевой республике» и новому «застою». Экономический рост в России обеспечит только отказ от либеральной финансовой модели при росте уровня экономической свободы и освобождении бизнеса от оков чиновников и крупного капитала.

Как показывает история нашей страны, стать на пути развития русского народа не может ни одна сила в мире. Несмотря на кажущуюся стабильность и результаты выборов, либеральная система может быть демонтирована до конца 2020 г., чему будет способствовать экономический застой и историческая веха – 100-летие октябрьской революции. Но есть другой вариант — длительного скатывания, который может завершиться скачкообразным непредсказуемым крахом (черный лебедь, точка бифуркации). У элит есть еще шанс вскочить на уходящий в будущее поезд. Как писал мудрейший Екклесиаст: «Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать».

Александр Одинцов, независимый экономист, специально для Накануне.RU

МЭА предсказало закат добычи нефти в России

Нефтяная идиллия, в которой почти полвека живет Россия, обменивая «черное золото» на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, близится к финалу.

Возможности увеличивать добычу нефти в стране практически исчерпаны: к началу 2020х нефтяная промышленность РФ выйдет на пик, после чего объемы производства начнут снижаться, прогнозирует Международное энергетическое агентство в докладе Oil 2020.

С рекорда за 29 лет, поставленного в прошлом году, — 11,2 млн баррелей в сутки — Россия может подняться лишь до 11,74 млн баррелей к 2021 году, считает МЭА. К 2023-му (горизонт прогноза агентства) добыча упадет до 11,57 млн баррелей.

По данным российского Минприроды, почти все нефтяные запасы уже включены в добычу: нераспределенный фонд недр по нефти составляет лишь 6%. При этом открытие новых месторождений в 2020 году компенсировало лишь 11% извлеченных на поверхность баррелей, сообщил в январе глава ведомства Сергей Донской.

Горизонт прогноза МЭА — 2023-й год, но после этого срока ситуация в нефтяной промышленности России может только ухудшиться, указывает партнер RusEnergy Михаил Крутихин: средний размер открытых за последние два года месторождений — 1,7 млн тонн. Это крохи: в один только Китай Россия ежемесячно поставляет в 3,5 раза больше.

«Специалисты из Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых на условиях анонимности утверждают, что провозглашенные правительством планы поддержания нефтедобычи на уровне более 525 млн тонн в год вплоть до 2035 года не основаны на реальном положении дел в отрасли. По их мнению, после 2020 года добыча российской нефти начнет снижаться быстрыми темпами — до 10% ежегодно», — рассказывает Крутихин.

С такой скоростью к 2035 году объемы рухнут вдвое — с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит возможности экспортировать сырье за рубеж практически не останется.

Проблема в том, что 70% запасов — это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.

Российские компании испытывают «нехватку технологий и инвестиций для следующего поколения проектов», говорится в докладе МЭА. Ситуацию, по мнению агентства, могло бы исправить снижение налогов для нефтяников. Но такой сценарий практически исключен, если учесть, что федеральный бюджет наполняется нефтегазовыми доходами на 45%.

Россия добывает 10% всей нефти в мире, а на науку и инновации тратит лишь 1% от мировых инвестиций, указывает замдиректора «Центра развития» ВШЭ Валерий Миронов.


Доля принципиально новых разработок у российских добывающих предприятия с 30% в 2011 году рухнула до нуля в 2020-м. Коэффициент извлечения нефти (КИН) для разрабатываемых РФ месторождений около 25%, тогда как у лидеров в мире — 45%, приводит примеры Миронов.

Риски обвала нефтедобычи — один главных «черных лебедей» для российской экономики на ближайшие года: он лишит страну критически необходимых валютных доходов, говорит директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.

Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт — 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), — то на 84%, подсчитал он.

«Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом», — предупреждает Мовчан.

Профессор экономики Гарварда: цена нефти может вырасти до $100 в среднесрочной перспективе

МОСКВА, 13 января. /ТАСС/. Возвращение цены нефти к уровню около $100 за баррель возможно в среднесрочной перспективе. Такое мнение высказал на пресс-конференции в ТАСС, посвященной Гайдаровскому форуму-2015, бывший главный экономист и директор по исследованиям Международного валютного фонда (МВФ), профессор экономики Гарвардского университета Кеннет Рогофф.

«Я готов поспорить с тезисом, что цена на нефть никогда не вернется к знаковому порогу в $100 за баррель. Вероятно, цена вернется на этот уровень», — прокомментировал Рогофф сделанное в понедельник заявление члена саудовской королевской семьи принца Аль-Валида ибн Талал аль-Сауда, который в интервью газете USA Today заявил, что нефть никогда больше не будет стоить $100 за баррель.

Рогофф считает, что Саудовская Аравия сегодня очень обеспокоена состоянием цен на нефть, «хотя внешне это может казаться иначе». «В стране растет население, в значительной степени экономика Саудовской Аравии зависит от доходов от экспорта нефти. Такое заявление могло быть предназначено для внутреннего потребления, чтобы народ не паниковал, а также оно могло быть ориентировано на внешних инвесторов», — заметил директор по исследованиям МВФ.

При сохранении текущих цен на нефть выход РФ из кризиса потребует структурных реформ, на которые обычно уходит 6-8 лет, считает Кеннет Рогофф. «Если цена на нефть пойдет вверх, то последствия кризиса будут более мягкими и выход — более простым, если цена останется на текущем уровне, то потребуется проведение структурных реформ, которые займут длительное время», — считает эксперт.

Он добавил, что если проанализировать прежние кризисы в разных странах, то в среднем на преодоление последствий в финансовом секторе уходит 6-8 лет. «Это время нужно, чтобы выйти в ноль, на уровень, с которого страна упала», — подчеркнул Рогофф.

Не катастрофа для России

Низкие цены на нефть создают возможности для перестройки экономики России. Такое мнение высказал в интервью ТАСС ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС) Владимир Мау. «Новые реалии достаточно сложны, но они, как и все реалии, создают некие новые возможности для перестройки, — сказал он. — Да, это будет достаточно жесткая адаптация, но самое опасное было бы поддаться панике и принимать решения с краткосрочными эффектами без среднесрочной перспективы». «Я не хочу сказать, что падение цен на нефть — это однозначное благо, но и говорить, что это катастрофа, тоже нельзя», — подчеркнул экономист.

Как дешевеет нефть

Стоимость барреля нефти Brent в ходе торгов на бирже ICE в Лондоне обновила минимум 2009 года, упав на 3,9%, до $45,58, нефть марки WTI — на 2,91%, до $44,73 (по состоянию на 10.25 мск).

Экономика крепких тылов

Финансовая модель России и ее политическая настройка могут выстоять и при очень дешевой нефти, а уж при $80 за баррель и подавно

Фото: РИА Новости

В качестве сырьевой державы Россия в 2020 году оказалась заложницей роста добычи сланцевой нефти в США, с одной стороны, и собственной геополитики — с другой. Диверсификации экономики можно не ждать, рост цен на энергоносители позволит лишь немного продлить нынешний инерционный сценарий.

Революция в методах извлечения нефти из сланцевых месторождений началась еще в 2011 году, но масштабы перемен стали понятны не сразу. В то время на рынке действовала совокупность факторов, которые компенсировали рост предложения и позволяли традиционным производителям не замечать угрозу. «Американцы долго гнали вверх потенциал добычи сланцевой нефти, и вдруг в 2014 году это ударило по нервам участникам рынка — нефти стало больше, чем надо», — рассказывает партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин. Пережив первый шок, рынок нашел новое равновесие: в течение 2015 и 2020 годов нефть сорта Brent с небольшими колебаниями держалась в районе $45 за баррель.

Стабилизация оказалась скоротечной. В конце 2020 года крупнейшие нефтяные державы в составе ОПЕК и ряда других стран, включая Россию, договорились о снижении совокупного объема добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки, чтобы повысить мировые цены. Цели энергетического пакта были выполнены с избытком: за полтора года действия картельного соглашения котировки выросли почти вдвое, а в последние три недели стоимость Brent находилась в коридоре $75–80 за баррель. Мировые товарные запасы нефти сегодня находятся на минимальном уровне с 2015 года. Платой за такой успех стала высокая волатильность — рыночные силы, определяющие стоимость энергоресурсов, стали гораздо менее прозрачными, чем несколько лет назад.

«Товарищи из ОПЕК стали действовать очень нервно, пытаясь искусственно регулировать поставки. Цены практически перестали повиноваться основному фундаментальному принципу: соотношению спроса и предложения», — сетует Крутихин. Главную роль в ценообразовании сегодня играют финансовые спекулянты на рынке «бумажной нефти», торгующие фьючерсами и деривативами. Нередко они действуют при помощи торговых алгоритмов, которые принимают решения за доли секунды на основании анализа ключевых слов в сообщениях информационных агентств. Поэтому рынок крайне нервозно реагирует на любые новости, а в стоимости нефти растет доля геополитической премии за риск.

Недавнее снижение котировок до $75 и ниже как раз связано с реакцией крупных хедж-фондов на новость о возможном смягчении ограничений крупнейших экспортеров нефти ОПЕК+. Министр энергетики Александр Новак на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме заявил, что постепенное увеличение квот на нефтедобычу может начаться уже этим летом.

Возможность пересмотра квот ОПЕК+ связана с двумя факторами, которые не были предусмотрены изначальным соглашением 2020 года и его более поздними версиями: неплановым падением добычи углеводородов в Венесуэле и выходом США из ядерной сделки с Ираном. «Сокращение добычи нефти в Венесуэле в 5–6 раз превышает норму, предусмотренную договором ОПЕК, — 600 тысяч вместо 95 тысяч баррелей в сутки. Плюс к этому в ближайшие 3–6 месяцев США введет новые санкции против Ирана, и с рынка уйдет еще несколько сотен тысяч баррелей», — объясняет руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов.

Читайте также

Как Трамп «Путину помогает». Цены на нефть взлетели, союзники в замешательстве, Вашингтон «теряет роль глобального лидера»: США вышли из ядерной сделки с Ираном

В результате баланс между спросом и предложением может вновь пошатнуться. Если рост цен на нефть продолжится в неконтролируемом режиме, то это создаст новые возможности для сланцевых производителей, которые займут освободившиеся ниши Венесуэлы и Ирана. «Американские производители смогут «захеджироваться» (застраховаться от колебаний цен.А.Х.), в результате чего повысится их общая устойчивость к изменению котировок в будущем. В этом случае вероятность того, что цены на нефть через 1–2 года резко упадут, сильно увеличится, что совершенно невыгодно ни Саудовской Аравии, ни России», — говорит Салихов.

Добыча в США в последнее время и так заметно растет: за год сланцевые компании нарастили производство на 1 млн баррелей в сутки. Крутихин считает очень реалистичным сценарий, при котором к 2030 году их объем добычи увеличится вдвое. «Сейчас три страны — Саудовская Аравия, США и Россия — добывают примерно поровну, около 10 млн баррелей в сутки.

Если США сможет добывать по 18–20 млн баррелей, что вполне вероятно, то они просто вытеснят конкурентов», — объясняет эксперт.

Причем Россия даже близко не обладает таким потенциалом увеличения добычи: 70% отечественных запасов нефти относится к категории трудноизвлекаемых, а это значит, что добывать их рентабельно при цене от $80 за баррель.

Но это стратегическая проблема, тогда как главный краткосрочный риск сейчас состоит в другом. По словам Крутихина, Трамп может расширить свою протекционистскую политику на нефтяную отрасль, введя импортные пошлины на энергоресурсы. Это поднимет цены на нефть внутри США и обвалит их в остальном мире. «В этом случае мы увидим совершенно другую картину на рынке», — предупреждает эксперт.

Впрочем, лидеры российского энергетического сектора привыкли в любой ситуации сохранять оптимистичный настрой. «Через какое-то время, не исключаю, мы сможем говорить о санкционном сырьевом «суперцикле» и уже в близкой перспективе увидим новые ценовые рекорды», — с энтузиазмом говорил Игорь Сечин на ПМЭФ. И в чем-то он даже прав: в краткосрочной перспективе стоимость углеводородов может приблизиться к $100 за баррель и даже какое-то время продержаться на этих отметках. Реакция сланцевых производителей на рост рентабельности добычи не будет мгновенной из-за ограниченной скорости бурения и недостаточных мощностей нефтепроводов в США, говорит Салихов.

Даже если нового сырьевого «суперцикла» не случится, нынешний уровень цен все равно позволяет России впервые за 6 лет закончить год с профицитом бюджета. «Бюджетное потепление» характерно не только для России, но и для большинства нефтедобывающих стран Персидского залива, которые в последние годы усердно затягивали пояса. Петрократии вступают в период ремиссии — объем нефтяного пирога снова увеличивается на десятки миллиардов долларов в год. Но сулит ли это какие-либо политические перемены?

Фото: РИА Новости

Население как природный ресурс

«Связь между ценой на нефть и судьбой политических режимов не столь очевидна, — говорит политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман. — Авторитарные режимы гораздо менее уязвимы в плане нефтяных цен, чем режимы демократические». Более того, российские власти сформировали достаточно большой объем золотовалютных резервов, который позволил бы им рассчитывать на выживание, даже если бы цены на нефть были низкими на протяжении более длительного периода времени. Brent по $80 никак не меняет политические расклады в стране, но еще сильнее дестимулирует проведение даже минимальных реформ, полагает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

Выбор редактора:  Эффективные системы для трейдинга бинарными опционами

Благоприятная сырьевая конъюнктура последних месяцев рассматривается правительством как шанс еще больше повысить устойчивость системы и диверсифицировать источники доходов бюджета — разумеется, за счет обычных граждан. «Если мы хотим опираться на прогнозные цены барреля энергоносителей, которые мы продаем, это очень большая ошибка. Ресурсы для реализации этого («майского указа».А.Х.) — внутри страны, я в этом убежден. Как мы получим эти деньги от населения — это самый главный вопрос», — заявил недавно глава Минприроды Дмитрий Кобылкин. Новый министр говорил про поиск средств на решение экологических проблем, но его тезис хорошо отражает стратегический взгляд правительства на экономические вопросы в целом. Речь идет о популярном слогане «люди — наша новая нефть».

Приравнивание людей к полезным ископаемым может означать две противоположные вещи. Если на Западе под этой метафорой обычно понимают необходимость вложений в человеческий капитал или, по крайней мере, неограниченные возможности Big Data, то Россия застряла на гораздо более архаичной фазе ресурсного государства, которое пытается найти новый источник ренты. Произошло лишь внешнее осовременивание идеологического дискурса, говорит Колесников: «Сейчас положено говорить, что наши главные ценности — это медицина, образование, люди. Все выучили выражение «человеческий капитал», но на самом деле общая рамка не меняется, меняется только мода на слова».

Бюджетный калькулятор

Декларации властей о произошедших за последние годы в российской экономике переменах тоже в основном состоят из риторической шелухи. После обвала цен на нефть в 2014 году Белый дом сразу же заявил о намерении слезть с «нефтяной иглы» и с тех пор регулярно рапортует об успехах в этом начинании. На первом же заседании «старого нового» правительства Дмитрий Медведев рассказал о том, что Россия успешно адаптировалась к сложным внешнеэкономическим условиям, и 60% доходов бюджета сегодня не связаны с углеводородами. Ненефтегазовый дефицит бюджета, по словам главы Минфина Антона Силуанова, находится на минимальном уровне за последние 10 лет.

Эти заявления рисуют сильно искаженную картину бюджетной реальности. Во-первых, роль добывающего сектора в государственных финансах автоматически меняется вместе с колебаниями цен на нефть — отменить этот закон правительство не в состоянии. В конце 2015 года на фоне низких цен на сырье доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете упала до 30%, но после повышения котировок снова выросла до 45,6%. Но и это весьма скромная оценка, которая не учитывает широкий перечень налогов, сборов и акцизов, в разной степени завязанных на выручку от продажи сырья.

По оценкам экономиста Андрея Мовчана, больше 80% средств федеральный бюджет прямо или косвенно получает благодаря добыче и экспорту полезных ископаемых.

В 2020 году, по оценкам Института экономики роста им. Столыпина, углеводороды обеспечили 70% от прироста доходов бюджетной системы и еще больше — от роста промышленного производства. В свежем мониторинге эксперты РАНХиГС, Института Гайдара и Минэкономразвития делают аналогичный вывод, но уже в отношении 2020 года: профицит федерального бюджета будет обеспечен исключительно ростом цен на нефть.

Во-вторых, зависимость от нефти федерального бюджета и экономики в целом — это принципиально разные вещи, которые нельзя сводить друг к другу. Правительству удалось значительно утрамбовать государственные финансы: федеральный бюджет в 2020 году балансируется при цене на нефть $55 за баррель по сравнению с $95–105 за баррель в 2013–2014 годах. Но в структуре ВВП роль добывающего сектора держится на стабильно высоком уровне. Даже резкое ослабление рубля не смогло придать импульс отечественным производителям. «В нефтяных экономиках с плавающим курсом после девальвации валюты обычно начинается рост, но у нас этого не произошло, — говорит замдиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов. — Это связано с общей неопределенностью экономической ситуации и недостатком внутреннего спроса, которые сильнее всего тормозят развитие».

К достижениям властей можно было бы отнести тот факт, что корреляция между стоимостью барреля, курсом рубля и темпами роста российской экономики сейчас гораздо слабее, чем три года назад. Снижение волатильности — главная гордость экономического блока правительства. Проблема в том, что рассинхронизация с ценами на нефть носит односторонний характер. Российская экономика достигла потенциальных темпов роста, поэтому даже приток нефтедолларов почти никак на ней сказывается. Но падение цен на сырье по-прежнему чревато рисками рецессии. Назвать такую ситуацию макроэкономическим прорывом нельзя даже с большими натяжками.

Читайте также

Каждый баррель нефти сейчас приносит экспортерам на 1000 рублей больше, чем в 2012 году: куда они пойдут?

Цели, которые продвигает кабмин — таргетирование инфляции, профицит, бюджетное правило, — служат страховкой от возможного падения экономики, но не более того. «Эти рецепты хороши для борьбы с возможным будущим кризисом, но не в ситуации, когда страна находится под угрозой десятилетней стагнации. Сейчас нужно прежде всего зажечь экономический рост, иначе мы просто законсервируем существующие диспропорции», — предупреждает Миронов.

Фото: РИА Новости

Уверенно готовимся к худшему

Кажется, что власти совершенно не против консервации застоя во имя стабильности. По крайней мере, дискуссия о смягчении бюджетного правила, которая завязалась на ПМЭФ между главой Счетной палаты Алексеем Кудриным и экономическими министрами, создает именно такое впечатление.

Читайте также

Инфраструктурные тигры. На Петербургском экономическом форуме чиновники обнародовали планы «прорыва»

Бюджетное правило — распространенный в экономической политике инструмент, который помогает обезопасить государственные финансы от резких колебаний цен на сырье. В 2020 году бюджетное правило в России было обновлено: теперь нефтегазовые доходы, получаемые сверх цены отсечения в $40 за баррель, направляются в резервные фонды. Поэтому, хотя закон о поправках в бюджет предполагает рост нефтегазовых доходов на 1,7 трлн рублей, потратить из них предлагается всего лишь 62 млрд.

На форуме речь зашла о том, чтобы повысить цену отсечения до $45 за баррель и направить часть нефтегазовых сверхдоходов на выполнение «майского указа» президента. Кудрин, до 2011 года занимавший пост министра финансов, сыграл ключевую роль в выстраивании нынешней бюджетной модели, но в последние годы из «стража казны» он превратился в сторонника проактивной экономической политики. Что более чем логично — когда Кудрин формировал Стабилизационный фонд, российская экономика переживала интенсивный подъем, поэтому откладывать деньги в кубышку имело смысл. Сегодня ситуация принципиально иная. Россия и так находится в режиме экономии: реальные расходы бюджета снижаются третий год подряд.

Единственная альтернатива использованию сверхдоходов — изъятие денег у населения и бизнеса, которые и так крайне негативно оценивают экономическую ситуацию в стране.

«Если выбирать между корректировкой бюджетного правила на 5 долларов или повышением налогов, то тут однозначный выбор: не повышать налоги», — заявил глава Счетной палаты.

Но министры Антон Силуанов и Максим Орешкин были непреклонны в защите бюджетной дисциплины и сошлись во мнении, что «ресурсы внутри страны». После завершения форума появилась новость о том, что правительство, помимо повышения пенсионного возраста, обсуждает увеличение НДС до 20%. Эти меры в сумме принесут в бюджет около 4 трлн рублей из необходимых для выполнения президентского указа 8 трлн рублей.

Читайте также

Реформа или крах. Правительство будет менять пенсионный возраст в экстренном порядке

Опрошенные «Новой» эксперты в этом споре находятся на стороне Кудрина: бюджетное правило должно быть более гибким и учитывать изменяющиеся обстоятельства. Сегодня перегрев и высокая инфляция российской экономике точно не грозят. «Правительство догматично следует правилу, которое абсолютно не соответствует сегодняшнему дню, — говорит директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. — Вместо того чтобы создавать фундамент для будущего несырьевого роста, мы инвестируем нефтяные деньги в иностранные государственные бумаги».

Власти стремятся любой ценой сохранить консервативный макроэкономический курс последних лет, рассчитанный на минимизацию рисков для бюджетной системы. «Так сложилось исторически, поскольку учителями Владимира Путина по макроэкономике во время его первого президентского срока были экономисты Андрей Илларионов и Алексей Кудрин, — рассказывает политолог Андрей Колесников. — С тех пор он очень хорошо понимает, что нужно сохранять в стабильном состоянии макроиндикаторы, а бюджет должен быть сбалансирован».

Читайте также

Мы поднимаем НДС. Для кого? Несмотря на рекордные доходы от торговли нефтью, правительство готовится спасать олигархов за счет граждан

Обвал цен на нефть в 2014 году окончательно превратил жесткую денежно-кредитную политику в фетиш российской петрократии. Впрочем, лучше, чтобы это было просто инерцией, чем прагматическим расчетом для дальнейших внешнеполитических авантюр. «У наших властей есть представление о том, что главные вызовы и катаклизмы еще впереди, — говорит Владимир Гельман из Европейского университета. — Это может быть связано с новым витком санкций, обострением международной обстановки и т.д. Задача властей, которые готовятся к тому, что будет хуже, — создать надежные тылы».

Экономику России не спасёт даже нефть по $100

По итогам 2020 года в экономике России продолжится спад, правда, в квартальном выражении темпы экономического роста могут «выйти в положительную область». Об этом заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина во время выступления на Биржевом форуме.

Глава ЦБ отметила, что намного важнее (по сравнению с конкретным сроком возвращения экономики к росту) обеспечить устойчивые высокие темпы прироста ВВП. При этом Набиуллина указала на необходимость структурных реформ, без которых добиться этого роста не удастся даже в условиях резкого подъема цен на нефть.


«Основной мой тезис заключается в том, что темпы экономического роста – это наша внутренняя проблема. Какие бы цены на нефть не были, хоть опять $100 за баррель, мы не сможем расти больше 1,5 – 2%, если не будем делать структурных реформ и улучшать инвестиционный климат», – сообщила Набиуллина, ее цитирует РБК.

В начале месяца Всемирный банк ухудшил прогноз по развитию экономики России на 2020 год. Согласно обновленному прогнозу, объем валового внутреннего продукта (ВВП) России сократится на 1,9%, а не на 0,7%, как ожидалось ранее. В результате по итогам года ВВП России останется «существенно ниже» того уровня, на котором он находился четыре года назад.
Главной причиной ухудшения ситуации эксперты ВБ называют сохранение низких мировых цен на нефть.

В то же время в Минэнерго России рассчитывают, что цена на нефть в течение 2020-2020 годов будет повышаться и в итоге выйдет на уровень в $65 за баррель. Об этом заявил глава ведомства Александр Новак на том же Биржевом форуме.

«Все сходятся на том, что в ближайшей перспективе цены на нефть вряд ли будут высокими. В первом полугодии 2020 года мы ожидаем, что цены на нефть будут чуть меньше $40 за баррель. Во втором полугодии мы ожидаем, если все правильно будет, что будет цена $40-$45. Может к концу года будет $50 за баррель», – отметил он. Его слова цитирует Агентство нефтегазовой информации.

Российская экономика: Нефть по 100 долларов вместо реформ

Рост цен на нефть до $100 за баррель и более является залогом роста ВВП РФ при отсутствии структурных реформ. Об том говорится в январском мониторинге экономической ситуации в России, подготовленном экспертами РАНХиГС, Института Гайдара и ВАВТ. По мнению авторов доклада, такой сценарий в среднесрочной перспективе маловероятен, «а в случае его реализации, резко возрастут риски возникновения нового кризиса в экономике при стабилизации цен на нефть и откладывании реформ на будущее». Вместе с тем, они не прогнозируют, что в ближайшие несколько лет в России будут проведены серьезные структурные и институциональные реформы, способные значимо повлиять на динамику роста экономики.

Вообще не очень понятно, о каких реформах идет речь. Россия – шестая экономика мира, состоявшаяся рыночная система. Причем, как показал кризис, система достаточно гибкая. Конечно, цифра в 70% государственного сектора выглядит, на первый взгляд, не самым лучшим результатом. Однако в условиях геополитического противостояния концентрация финансов и промышленного потенциала в руках государства естественна. Кроме обычного оборонного бюджета Россия вынуждена поддерживать баланс стратегических ядерных сил.

С нашей точки зрения, было бы правильно сделать ставку на стимулирование внутреннего спроса за счет увеличения социальных расходов. Внутренний спрос, а не мифические реформы должны стать основным драйвером экономики. В этом вопросе мы полностью солидарны с советником президента Сергеем Глазьевым. Стимулирование внутреннего спроса позволит также победить бедность, которая уже 25 лет остается основной проблемой России.

Ну и, конечно, более тесная интеграция с партнерами из Евразийского Союза. Единый рынок товаров услуг и капитала для Беларуси, Российской Федерации и Казахстана. В перспективе единая валюта и единая экономика. Из сферы корпоративных финансов хорошо известно, что возможен не только органический рост, но и рост на основе слияний и поглощений.
_____________
Александр Разуваев,
Директор аналитического департамента,
Альпари

Кудрин об источниках роста России: без структурных реформ экономика будет стагнировать

Экономика России проходит сложный период: темпы экономического роста замедлились и даже стали отрицательными, не ожидается возвращения к высоким темпам роста, присущим докризисному периоду, и даже 4 % ВВП роста в год представляются труднодостижимыми. Без проведения структурных реформ темпы роста могут остаться в пределах 2% ВВП в среднем на длительный период, что будет означать стагнацию российской экономики. Доля России в мировом ВВП будет сокращаться, страна не будет привлекательной для инвестиций как внутренних, так и внешних.

Тезисы доклада Алексея Кудрина «Об источниках экономического роста (в перспективе до 2025 г.)», представленного на заседании президиума Экономического совета 25 мая 2020 года.

Докризисную модель экономического роста можно условно назвать экономикой спроса: основным драйвером роста было его значительное расширение. Источниками роста были доходы от нефтегазового экспорта и обусловленный ими значительный подъем уровня жизни населения. В средней и долгосрочной перспективе эти ключевые факторы не будут существенными и не смогут поддерживать прежнюю динамику, даже если сырьевая конъюнктура улучшится. Наша экономика уперлась в структурные и институциональные ограничения еще при цене на нефть, превышающей 100 долларов за баррель: экономический рост стал снижаться после кризиса 2008-2009 годов.

1. Экономическая реальность: снижение доходов и увеличение издержек

Драйверами роста в будущем станут новые факторы. Будущую модель условно можно назвать экономикой предложения. На слайде 1 показаны ключевые актуальные ограничения экономического роста со стороны предложения. Именно преодоление этих ограничений сможет обеспечить темпы развития, превышающие 3% ВВП в год. Прежде всего – за счет увеличения конкурентных инвестиций и повышения производительности труда и капитала. Добиться этого, в свою очередь, можно через снижение издержек производства, технологический прогресс, стабилизацию финансового рынка при низких ставках, высокое качество государственного регулирования и защиту собственности. За ближайшие годы необходимо существенно сократить государственное участие в бизнесе и создать дополнительные условия для конкуренции.

По итогам 2015 года мы потеряли 3.7% реального ВВП, а оставшиеся 96% ВВП теперь по-другому оцениваются мировым рынком. Произошло снижение дохода российской экономики примерно на 14.1 % ВВП, — это наши потери в терминах потенциального потребления и сбережений.

2. Реальный курс рубля вернулся к уровню 2004-2005 гг.

На слайде 2 мы видим: до 2014 г. наблюдался тренд роста реального курса российского рубля, что было связано как с улучшением условий торговли, притоком капитала, так и с повышением производительности российской экономики. При росте зарплаты и одновременном укреплении рубля население могло позволить себе потреблять все больше и больше импортных товаров.

В результате ослабления рубля, российская экономика вернулась по реальному курсу на уровень 2004-2005 годов. Это создало конкурентные преимущества для российских товаров, но не привело к бурному росту производства и импортозамещению, как в 1998-1999 годах, — из-за большого количества ограничений, в первую очередь, действующих со стороны предложения.

3. Структурные темпы роста замедляются, конъюнктурная компонента отрицательная с 2008 года, а в 2015 году — и внешнеторговая

На слайде 3 видно, что темпы роста, объясняемые вовлечением в производство труда, капитала и их производительностью, то есть, — структурные темпы роста, с середины нулевых годов снижаются и сейчас составляют менее 1% годовых.

4. Рост экономики в 2020-2020 годах возможен исключительно за счет роста конъюнктурной составляющей

На слайде 4 видно, что для того, чтобы структурный рост экономики достиг 4% без повышения производительности факторов, к 2020 году потребовались бы дополнительно 4.5 млн занятых и 40 трлн рублей инвестиций по отношению к прогнозу Минэкономразвития на эти годы.

Рост ВВП хотя бы в 2%, как предусматривается официальным прогнозом, — без дополнительных трудовых и капитальных ресурсов, а также роста производительности — требует рекордно высокой величины конъюнктурной составляющей. То есть, на рынке должны были бы сложиться самые оптимистичные ожидания в отношении будущего роста и отдачи инвестиций, что маловероятно.

5. Вклад в рост совокупной факторной производительности поступательно снижается

Альтернативой наращиванию рабочей силы и инвестиций может быть только рост совокупной факторной производительности (слайд 5). В этом случае производительность труда и капитала должна расти почти на 4% в год. Это требует глубоких институциональных и структурных реформ. Таких преобразований в трехлетний период добиться очень трудно, поскольку их необходимо проводить шаг за шагом, но за более длительный период такой показатель достижим.

Необходимо принимать во внимание, что режим санкций снижает ВВП, по разным оценкам, на 0.8-1% ВВП в год. Кроме того, высокая неопределенность в части позиционирования России на мировых рынках и перспектив расширения участия в международной кооперации сдерживает новые инвестиции.

6. Низкие расходы на НИОКР приводят к технологическому отставанию

На слайде 6 видно, что объём вложений в НИОКР ведущими странами существенно превышает возможности России. Мир находится в начале четвёртой промышленной революции. За ближайшие 20 лет технологии существенно преобразуются. Россия не сможет в одиночку конкурировать с глобальной технологической кооперацией, но мы можем встроиться со своими новыми технологиями в мировые цепочки добавленной стоимости. Таможенные барьеры будут стираться с целью облегчить использование новейших достижений при производстве локальной новой продукции. Таможенные союзы облегчат распространение новых технологий. России нужно создавать союзы с высокотехнологическими зонами мира. Наша страна должна предложить миру такие товары, которые заместят и превзойдут по объёму доходы от нефти и газа.

Низкая доля расходов на исследования и разработки в ВВП в России связана с тем, что при государственных вложениях в НИОКР на уровне ведущих стран мира частный сектор инвестирует в три раза меньше государства. В развитых странах ситуация обратная — частный сектор вкладывает в три раза больше. Российские предприятия пока не связывают свою судьбу с инновациями, государственные программы инноваций пока не дали ожидаемых результатов. Нам нужно через развитие конкуренции и специальные программы стимулировать частные вложения в НИОКР.

7. Инвестиции в основной капитал замедляются с 2013 года

Проиллюстрировать ситуацию, в которой мы оказались, может график инвестиций, которые, несмотря на номинальный рост, в реальных величинах замедляются (индекс ниже 100%) с 2013 года (слайд 7).

8. Быстрее всего сокращаются инвестиции за счет бюджетных средств

На слайде 8 видно, что быстрее всего сокращаются инвестиции из бюджетных средств. Другими словами, за последние несколько лет мы на уровне бюджетных решений «разменяли» инвестиции на текущее потребление, в том числе, — на рост зарплат. Тем не менее, и частных инвестиций недостаточно для повышения темпов роста до 4% ВВП. Важное обстоятельство состоит в том, что инвестиции должны быть более производительными и создавать новую эффективность экономики. Именно модернизация институтов должна обеспечить повышения качества инвестиций, их ориентирование на инновации.

9. Прямые иностранные инвестиции упали до минимальных значений

На слайде 9 видно, что прямые иностранные инвестиции за последние годы снизились примерно с 75 до 5 млрд. долларов. При восстановлении их объема до прежнего уровня это даст дополнительно свыше 4 трлн. руб. инвестиций в год, причем, зачастую, связанных с новыми технологиями.

10. На депозитных счетах предприятий накоплен объем средств, сопоставимый с годовым объемом инвестиций

На слайде 10 мы видим, что по итогам 2015 г. величина срочных депозитов достигла 17% ВВП и превысила 90% от номинального объема инвестиций в основной капитал. Несмотря на то, что около половины прироста срочных депозитов за 2014-2015 гг. обусловлено переоценкой инвалютной компоненты, такого высокого отношения депозитов предприятий к инвестициям у нас не было никогда: в первой половине 2000-х годов отношение срочных депозитов к инвестициям не превышало 20%, а в период 2011-2013 гг. оно составляло около 50%. Дело не в дополнительных ресурсах для инвестиций на рынке, а в неуверенности инвесторов в отдаче от этих инвестиций.

Другой важный показатель – доля зарплаты в ВВП. Доля оплаты труда в ВВП выросла с 45% в середине 2000х до 50% в посткризисном периоде, соответственно доля прибыли снизилась с 36% до 31%. В России доля прибыли в ВВП является низкой в сравнении с большинством как развитых, так и развивающихся стран. Опережающий рост зарплаты по отношению к производительности труда характерен для развивающихся стран, но доля зарплаты в ВВП у них ниже (30-40%). В развитых же странах доля оплаты труда выше (около 50% и выше), но для них характерен опережающий рост производительности по отношению к заработной плате. Это еще одна иллюстрация «размена» будущего роста на текущее потребление. Для запуска роста в наших условиях нужно обеспечить опережение повышения производительности по отношению к увеличению зарплаты.

11. Стабилизация необходима для формирования позитивных ожиданий

Следующим важнейшим условием для повышения темпов экономического роста без высоких цен на нефть является стабильная макроэкономическая ситуация с уровнем инфляции не выше 4 % в год (слайд 11). Только в этом случае появятся длинные деньги, которые обеспечат расширение количества инвестиционных проектов. На протяжении всей новой истории России не удавалось достичь этого показателя. Инфляционные ожидания участников российского рынка сейчас составляют около 15%, что повышает ставки кредитования. Ни страны Большой Семерки, ни Китай не допускают высокой инфляции. Около 30 стран проводят политику таргетирования инфляции как важнейшего условия современного роста. За ближайшие два – три года российской экономике необходимо добиться инфляции в 4% и надолго сохранить этот показатель. Это благоприятно повлияет на благосостояние населения и готовность увеличивать сбережения в национальной валюте, что, в свою очередь, создаст основу для увеличения инвестиций. Именно сейчас, впервые за много лет, сложились реальные предпосылки для достижения фундаментального показателя инфляции ниже 4% и существенного долгосрочного снижения кредитных ставок на рынке.

Важным условием в ближайшие три года становится восстановление сбалансированности бюджетной системы после падения цен на нефть и доходов бюджета. В этом году дефицит федерального бюджета составит около 3.5% ВВП, а потенциальный дефицит в ближайшие годы составит около 4.5 – 5 % ВВП. Россия не может позволить себе такой дефицит, он неблагоприятно скажется на экономическом росте. В этом году для покрытия дефицита федерального бюджета придётся использовать 2.5-3 трлн. рублей из резервного фонда, — практически весь он будет потрачен. Возникают три сценария, каждый из которых окажет давление на рост экономики.

В рамках первого сценария валюта резервного фонда покупается Банком России за рубли. Это означает эмиссию в объеме 2.5-3 трлн. рублей, что заставляет Банк России ограничить поддержку банков кредитами и держать высокой ключевую ставку. Второй сценарий предполагает замещение займами на рынке, что приведёт к повышению заимствований Правительства с 1 трлн. руб. до 3.5-4 трлн. рублей (валовых заимствований). Такая политика так же снижает возможности реального сектора занимать на приемлемых условиях. Третий сценарий означает снижение расходов и повышения налогов. На самом деле Правительству придётся идти по третьему сценарию и сокращать расходы в реальном выражении, если не прибегать к повышению налогов. Участники рынка ожидают конкретных действий Правительства по снижению дефицита бюджета и определенности в налоговой и бюджетной политике на ближайшие годы. Сохраняющаяся неопределенность так же откладывает инвестиции и рост.

12. Три варианта бюджетной консолидации к 2020 году

На слайде 12 представлены три варианта бюджетной консолидации к 2020 г. и достижения дефицита на уровне около 1% ВВП в год.

Вариант 1 исходит из значений прогноза Министерства экономического развития и снижения дефицита до 1 % ВВП в 2020 году. Тогда номинальный объем расходов за эти годы не только не вырастет, но и сократится с 15.9 до 14.2 трлн. рублей.

Вариант 2 заключается в том, чтобы постараться удержать расходы номинально на уровне 15.9 трлн рублей, но провести структурный маневр внутри бюджета — между направлениями финансирования. Тогда дефицит в 2020 году составит 1.7%. В сложившихся условиях этот вариант оптимален.

При третьем варианте консолидации, предполагающем достижение роста ВВП на 4% в 2020 году и сохранение расходов бюджета на номинальном уровне 15.9 трлн. руб., дефицит бюджета составит 0.8 % в 2020 году.

При этом вместе с бюджетной консолидацией невозможно откладывать решение по пенсионной системе: по нашим расчетам, без повышения пенсионного возраста для поддержания коэффициента замещения (отношение пенсии к зарплате) на текущем уровне необходимо будет либо повышать трансферт из федерального бюджета на 1 п.п. ВВП каждые 5 лет, либо повышать тариф взносов на 1 п.п. каждый год.

При сохранении номинальных расходов федерального бюджета на достигнутом уровне требуется серьезный бюджетный маневр для повышения эффективности расходов и их положительного влияния на экономический рост.

Чтобы ответить на вызовы времени, провести структурные реформы и найти свое место в мировом технологическом развитии, необходима реформа системы госуправления. В нынешнем виде она не позволяет ответить на актуальные вызовы. Эта система не может гибко меняться, правильно ставить цели, определять приоритеты, проводить мониторинг и оценку достижения результатов. Отсутствует эффективная кадровая политика, не реализуется принцип персональной ответственности. Все процессы должны быть разделены на процессные и проектные, что позволит системе самосовершенствоваться в ходе реализации многочисленных проектов. Такой опыт в мире уже есть и даёт серьёзные результаты.

Достижение четырехпроцентного и выше роста ВВП может быть обеспечено только при реализации целого комплекса мер. Изменения должны затронуть рынок труда, подготовки и переподготовки кадров, а также рынок капитала — для снижения издержек и повышения производительности. Необходимо поддерживать конкуренцию, малый и средний бизнес, проводить дальнейшую приватизацию. Надо совершенствовать институты правоприменения. По всем этим направлениям можно добиться существенных результатов при более эффективной системе управления.

На Президиуме Экономического совета при Президенте предполагается обсудить три доклада. Подходы ЦСР практически близки к предложениям Минэкономразвития и в некоторых позициях уточняют и дополняют их.

В позиции «Столыпинского клуба» есть предложения, которые близки к позиции ЦСР: это существенное снижение доли государства в экономике, снижение давления правоохранительных сил и контрольно-надзорной деятельности на бизнес и снижение инфляции до 3-4%. Нельзя согласиться с предложением о необеспеченной эмиссии на сумму до 1.5 трлн. рублей и введении ограничений на валютные операции для предприятий и граждан. Данные предложения не учитывают реальные процессы в экономике, разрушают действующие рыночные институты и приведут к снижению стимулов для инвестиций и, в результате, — к снижению экономического роста.

Задачей Рабочей группы Экономического совета «Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост» является разработка и представление направлений структурных реформ и улучшения институтов, обеспечивающих повышение темпов роста экономики, с подробными предложениями по механизмам проведения данных реформ.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Все о нефти

Нефть и альтернативные источники энергии

Альтернативные источники энергии — чрезвычайно популярная тема в последнее время. Даже в России, где с традиционными источниками все в порядке, поиск альтернативных источников энергии приобретает все большее значение.

Есть ли альтернатива нефти? Такой вопрос мне очень часто задают мои знакомые, не знакомые с нефтяной отраслью.

По данным BP Statistical Review of World Energy 2013 потребление энергии в мире распределено в следующих пропорциях:

Как мы видим из диаграммы, наиболее значительным является потребление нефти (33,1%). К 2030 году по прогнозу той же компании ВР потребление нефти наряду с природным газом продолжит занимать свое лидирующее положение и составит порядка 30% в мировом энергобалансе.

Объемы потребления нефти сегодня поистине впечатляющи. Например, чтобы произвести столько же энергии, сколько ее содержится в потребляемой нефти необходимо построить порядка 4000 атомных станций по 1,5 ГВт каждая. На сегодня в мире примерно 440 действующих атомных реакторов общей мощностью около 363 ГВт. Если построить еще 4000 атомных реакторов в соответствии с существующими технологиями, то все известные запасы урана будут использованы буквально за 10 лет.

Возникает естественный вопрос, почему именно нефть занимает такую значительную долю в мировом энергопотреблении? За счет чего нефти удалось занять свое лидирующее положение в качестве источника энергии?

Преимущества нефти и получаемого из нее топлива

В значительной степени нефть имеет такое важное значение благодаря изобретению двигателя внутреннего сгорания и развитию транспорта на его основе. В транспорте нефть без преувеличения можно считать незаменимой.

Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить теплотворную способность различных видов топлив.


Теплотворная способность различных видов топлив

Топливо МДж/кг МДж/л
Дизельное топливо 42,6 36,6
Керосин 44,0 34,3
Бензин 45,5 34,1
Пропан 47,5 23,3
Метан 50,1 19,5
Водород 120,9 8,5
Бутанол 36,0 29,1
Этанол 21,2 16,7
Метанол 19,9 15,7
Уголь (углерод) 29,3

Глядя на эту таблицу легко понять, почему топлива, получаемые из нефти, занимают ведущее положение. И дизельное топливо, и керосин, и бензин обладают наибольшей теплотворной способностью на единицу объема.

Также легко понять, почему так много разговоров о водородной энергетике — в весовых единицах водород обладает наибольшей теплотворной способностью. И также понятно, почему на практике водород в качестве топлива используется только в ракетах и т.п. и не используется на обычном транспорте – в объемных единицах он обладает наименьшей теплотворной способностью. Мало кто согласится купить машину, работающую на водороде, и везде возить за собой цистерну с этим самым водородом — обычного бака для этого вида топлива явно будет недостаточно.

Недостатки биотоплива из приведенной таблицы также становятся видны невооруженным глазом. И метанол, и этанол обладают в

2 раза меньшей теплотворной способностью, чем привычный для нас бензин.

Теплотворная способность, конечно, не единственный критерий, который необходимо принимать во внимание. Важна не только энергетическая ценность, но и физические характеристики энергоносителя. И в этом смысле нефть имеет преимущества перед многими другими энергоносителями. Просто потому что она представляет собой жидкость. А жидкость – это удобно. Ее легко транспортировать, легко обеспечить ее подачу в камеру сгорания. Попробуйте, например, представить себе самолет, летающий на угле. Газ – тоже проблематичный вариант. Например, из топливного бака, заполненного водородом, всего лишь за одну неделю улетучивается половина объема.

Нефть уникальным образом сочетает в себе множество преимуществ. Все современные технологии заточены под углеводородное топливо. Вся инфраструктура, развивающаяся уже более века, также ориентирована на нефть. В то же время какие-то отдельные преимущества альтернативных источников энергии при рассмотрении их в более широком контексте сразу начинают проигрывать традиционной нефти и получаемым из нее нефтепродуктам.

Преимущества нефти и получаемого из нее топлива:

  • высокая энергоемкость;
  • удобство использования;
  • трудновоспроизводимая чистота сгорания в двигателе внутреннего сгорания;
  • возможность относительно быстро пополнить запас топлива в транспортном средстве;
  • отсутствие необходимости в утилизации каких-либо остатков;
  • триллионно-долларовая уже существующая инфраструктура, завязанная на топливо из нефти;
  • субсидии, которые усиливают изначально присущие нефти преимущества.

Вместе с тем, как мы знаем, нефть относится к невозобновляемым источникам энергии. О пике добычи нефти разговоры ведутся уже не одно десятилетие и как бы мы ни были оптимистично настроены, пик когда-нибудь наступит, после чего последует спад добычи. При этом потребление энергии (в том числе нефти) и соответственно спрос на нее будет только расти. Это связано как с увеличением численности населения (к 2030 году нас будет уже 9 млрд. человек), так и с повышением уровня жизни (а это неизменно сопровождается повышением потребления энергии).

В этом свете становится понятно, почему таким странам как, например, США приходится развивать добычу, так скажем, альтернативных видов нефти. Сланцевая нефть, о которой так много говорят, тоже в каком-то смысле относится к альтернативным источникам энергии. И хотя эффективность ее добычи вызывает много вопросов, ее добыча будет расти. А куда деваться, если традиционной нефти не хватает? Добыча нефти из нефтяных песков в Канаде, добыча тяжелой нефти в долине реки Ориноко в Венесуэле, разгорающаяся борьба за ресурсы в Арктике — все это не от хорошей жизни. Мир требует углеводородов. И пока, по большому счету, заменить их нечем.

Альтернативные (возобновляемые) источники энергии нужны и, несомненно, важны. Но представление о том, что они могут полностью заменить собой углеводороды, не соответствует истинному положению вещей. Определенно они будут совершенствоваться и постепенно расширять свою нишу в будущем энергобалансе. Но и без нефти в современном мире никак не обойтись.

Альтернатива нефти в условиях мирового дефицита

Пик нефти — максимальное мировое производство нефти, которое было или будет достигнуто. Теоретически пик нефти был предсказан американским геофизиком
Кингом Хаббертом, который создал модель известных запасов и предположил в 1956, в статье, представленной на конференции Американского института нефти, что добыча нефти в материковой части США достигнет пика между 1965 и 1970; и что мировая добыча достигнет пика в 2000 г.

Существуют различные точки зрения на то, когда пик добычи нефти будет достигнут. Геолог Колин Кэмпбелл, представляющий «Ассоциацию по исследованию пика нефти и газа», вычислил, что глобальная добыча нефти уже достигла пика весной 2004, хотя и на темпе 23 ГБ/г (гигабаррелей в год), а не Хаббертовском 13 ГБ/г. После урагана Катрина, Саудовская Аравия признала, что она просто не в состоянии увеличить добычу настолько, чтобы скомпенсировать добычу на потерянных добывающих платформах в Мексиканском заливе. Многие сочли это началом финального нефтяного кризиса, в ходе которого общее количество доступной нефти в мире начнёт постепенный, но необратимый упадок.

И этот кризис не ограничивается нефтью. Традиционные запасы природного газа также ограничены пиками добычи, что для отдельных географических регионов заостряется трудностями транспортировки этого ресурса на значительные расстояния. Добыча природного газа уже достигла пика на Североамериканском континенте в 2003 г. Поставки газа из Северного моря также прошли пик. Добыча газа в Великобритании достигла наивысшей точки в 2000 г.; падение выработки и возросшие цены являются в этой стране чувствительным политическим вопросом. Даже если новые технологии добычи откроют новые источники природного газа, наподобие метана из угольных пластов, выход энергии на единицу затраченной энергии будет гораздо ниже, чем у традиционных источников газа, что неизбежно приведёт к более высоким ценам для потребителей природного газа.

По мнению научного руководителя Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН А.Конторовича, пик мировой нефтедобычи придется на 2030—2040 годы, когда ежегодно будет добываться около 4,6-4,8 млрд тонн Международное энергетическое агентство прогнозирует наступление «нефтяного пика» к 2030 г

Альтернативами нефти могут быть источники энергии, которые заменили нефть в одном или нескольких приложениях, включая: в качестве первичного источника энергии, топлива для транспорта и как ингредиент в пластиках и пестицидах. Альтернативы включают в себя битумные пески, нефтеносные сланцы, а также сжижение и газификацию угля. Когда традиционные запасы нефти вступят в фазу истощения, мир начнёт всё более полагаться на эти альтернативные источники энергии, но пока что ни один из них не является достаточно дешёвым, чистым (не загрязняющим окружающей среды) и доступным в количествах, хотя бы близким к огромному каждодневному объёму потребления нефти и природного газа в мире.

Перечислим альтернативные источники энергии вместо нефти.

Уголь – согласно оценкам, в мире остается 909 миллиардов тонн разведанных запасов угля, которых хватит, как минимум, на 155 лет. Но уголь — это органическое топливо и «грязный» источник энергии, который лишь усугубляет ситуацию с глобальным потеплением.

Природный газ – запасов природного газа в Сибири, на Аляске и на Ближнем Востоке должно хватить на 20 лет дольше, чем мировых запасов нефти. Но хотя природный газ чище, чем нефть, это все равно органическое топливо, загрязняющее атмосферу. Крайне дорого обходится его добыча и транспортировка в сжиженном виде.

Водородные топливные батареи могут обеспечить нас постоянной, возобновляемой и чистой энергией, поскольку происходит химическая реакция между водородом и кислородом, в результате которой образуется вода; а также производится электрическая и тепловая энергия. Однако трудность заключается в том, что водорода не хватает, а те немногочисленные способы его производства, которые можно использовать, очень дороги.

Биотопливо – этанол, который делают из кукурузы и пшеницы, стал популярной альтернативой нефти. Однако проведенные исследования говорят о том, что производство этанола оказывает негативное воздействие на инвестиции в энергетику и окружающую среду. Вызвано это необходимостью выделения больших площадей, чтобы вырастить все то, что нам понадобится для производства топлива.

Возобновляемая энергия – зависимые от нефти страны поворачиваются в сторону возобновляемых источников энергии, таких как гидроэлектроэнергетика, солнечная и ветровая энергетика. Все это представляет собой альтернативу нефти, однако шансы на то, что возобновляемые источники дадут нам достаточно энергии, очень невелики.

Ядерная энергия – опасения по поводу того, что запасы урана в мире заканчиваются, не оправдываются, поскольку появились усовершенствованные реакторы, и также возможность использовать в качестве ядерного топлива торий. Тем не менее, рост количества реакторов по всему миру увеличивает вероятность катастрофы, а также шансы на то, что опасное вещество попадет в руки террористов.

Возобновляемая или регенеративная энергия — энергия из источников, которые по человеческим масштабам являются неисчерпаемыми. Основной принцип использования возобновляемой энергии заключается в её извлечении из постоянно происходящих в окружающей среде процессов и предоставлении для технического применения.

Возобновляемую энергию получают из природных ресурсов — таких как солнечный свет, ветер, дождь, приливы и геотермальная теплота — которые являются возобновляемыми (пополняются естественным путем). В 2006 году около 18 % мирового потребления энергии было удовлетворено из возобновляемых источников энергии, причем 13 % из традиционной биомассы, таких, как сжигание древесины. Гидроэлектроэнергия является очередным крупнейшим источником возобновляемой энергии, обеспечивая 3 % мирового потребления энергии и 15 % мировой генерации электроэнергии.

Энергия ветра –– эта отрасль энергетики, специализируется на использовании энергии ветра — кинетической энергии воздушных масс в атмосфере. Ветроэнергетика является бурно развивающейся отраслью, так в конце 2008 года общая установленная мощность всех ветрогенераторов составила 120 гигаватт, увеличившись вшестеро с 2000 года.

Мощность ветрогенератора зависит от площади, заметаемой лопастями генератора. Например, турбины мощностью 3 МВт (V90) производства датской фирмы Vestas имеют общую высоту 115 метров, высоту башни 70 метров и диаметр лопастей 90 метров.

Гидроэнергия – гидроэнергетика – на этих электростанциях, в качестве источника энергии используются потенциальная энергия водного потока. Гидроэлектростанции обычно строят на реках, сооружая плотины и водохранилища. Также возможно использование кинетической энергии водного потока на так называемых свободнопоточных (бесплотинных) ГЭС.

– себестоимость электроэнергии на ГЭС существенно ниже, чем на всех иных видах электростанций;

– генераторы ГЭС можно достаточно быстро включать и выключать в зависимости от потребления энергии;

– возобновляемый источник энергии;

– значительно меньшее воздействие на воздушную среду, чем другими видами электростанций;

– строительство ГЭС обычно более капиталоёмкое;

– часто эффективные ГЭС более удалены от потребителей;

– водохранилища часто занимают значительные территории;

– плотины зачастую изменяют характер рыбного хозяйства, поскольку перекрывают путь к нерестилищам проходным рыбам, однако часто благоприятствуют увеличению запасов рыбы в самом водохранилище и осуществлению рыбоводства.

Энергия приливов и отливов. Электростанциями этого типа являются особым видом гидроэлектростанции, использующим энергию приливов, а фактически кинетическую энергию вращения Земли. Приливные электростанции строят на берегах морей, где гравитационные силы Луны и Солнца дважды в сутки изменяют уровень воды.

Солнечная энергетика — непосредственное использование солнечного излучения для получения энергии в каком-либо виде. Солнечная энергетика использует возобновляемый источник энергии и является экологически чистой, то есть не производящей вредных отходов. Производство энергии с помощью солнечных электростанций хорошо согласовывается с концепцией распределённого производства энергии.

Достоинства солнечной энергетики:

– общедоступность и неисчерпаемость источника;

– теоретически, полная безопасность для окружающей среды, хотя существует вероятность того, что повсеместное внедрение солнечной энергетики может изменить альбедо земной поверхности и привести к изменению климата (однако при современном уровне потребления энергии это крайне маловероятно).

Способы получения электричества и тепла из солнечного излучения:

– получение электроэнергии с помощью фотоэлементов;

– преобразование солнечной энергии в электричество с помощью тепловых машин:

– паровые машины (поршневые или турбинные), использующие водяной пар, углекислый газ, пропан-бутан, фреоны;

– двигатель Стирлинга и т.д.

– гелиотермальная энергетика — нагревание поверхности, поглощающей солнечные лучи и последующее распределение и использование тепла (фокусирование солнечного излучения на сосуде с водой для последующего использования нагретой воды в отоплении или в паровых электрогенераторах);

–– термовоздушные электростанции (преобразование солнечной энергии в энергию воздушного потока, направляемого на турбогенератор);

– солнечные аэростатные электростанции (генерация водяного пара внутри баллона аэростата за счет нагрева солнечным излучением поверхности аэростата, покрытой селективно-поглощающим покрытием). Преимущество — запаса пара в баллоне достаточно для работы электростанции в темное время суток и в ненастную погоду.

Геотермальная энергетика — производство электроэнергии, а также тепловой энергии за счёт тепловой энергии, содержащейся в недрах земли. Обычно относится к альтернативным источникам энергии, возобновляемым энергетическим ресурсам.

Главным достоинством геотермальной энергии является ее практическая неиссякаемость и полная независимость от условий окружающей среды, времени суток и года.

Итак, достоинствами геотермальной энергии можно считать практическую неисчерпаемость ресурсов, независимость от внешних условий, времени суток и года, возможность комплексного использования термальных вод для нужд теплоэлектроэнергетики и медицины. Недостатками ее являются высокая минерализация термальных вод большинства месторождений и наличие токсичных соединений и металлов, что исключает в большинстве случаев сброс термальных вод в природные водоемы.

Потенциальная суммарная рабочая мощность геотермальных электростанций в мире уступает большинству станций на иных возобновимых источниках энергии. Однако направление получило развитие в силу высокой энергетической плотности в отдельных заселённых географических районах, в которых отсутствуют или относительно дороги горючие полезные ископаемые, а также благодаря правительственным программам.

Крупнейшим производителем геотермальной электроэнергии являются США, которые в 2005 году произвели около 16 млрд кВт·ч возобновимой электроэнергии. В 2008 году суммарные мощности геотермальных электростанций в США составляли почти 3000 МВт. До 2013 года планируется строительство более 4400 МВт.

Биото́пливо — это топливо из биологического сырья, получаемое, как правило, в результате переработки стеблей
сахарного тростника или семян
рапса, кукурузы, сои. Существуют также проекты разной степени проработанности, направленные на получение биотоплива из целлюлозы и различного типа органических отходов, но эти технологии находятся в ранней стадии разработки или коммерциализации. Различается жидкое биотопливо (для двигателей внутреннего сгорания, например, этанол, метанол, биодизель), твёрдое биотопливо (дрова, солома) и газообразное (биогаз, водород).

Источники возобновляемой энергии:

– термоядерный синтез Солнца является источником большинства видов возобновляемой энергии, за исключением геотермической энергии и энергии приливов и отливов. По расчётам астрономов, оставшаяся продолжительность жизни Солнца составляет около пяти миллиардов лет, так что по человеческим масштабам возобновляемой энергии, происходящей от Солнца, истощение не грозит.

В строго физическом смысле энергия не возобновляется, а постоянно изымается из вышеназванных источников. Из солнечной энергии, прибывающей на Землю, лишь очень небольшая часть трансформируется в другие формы энергии, а бо́льшая часть просто уходит в космос.

Использованию постоянных процессов противопоставлена добыча ископаемых энергоносителей, таких как каменный уголь, нефть, природный газ или торф. В широком понимании они тоже являются возобновляемыми, но не по меркам человека, так как их образование требует сотен миллионов лет, а их использование проходит гораздо быстрее.

30. Нефтяная промышленность России. Проблемы и перспективы развития

Согласно Энергетической стратегии России, долгосрочное развитие нефтяной промышленности страны предполагает решение следующих основных задач: рациональное использование разведанных запасов нефти, обеспечение расширенного воспроизводства сырьевой базы нефтедобывающей промышленности; ресурсо- и энергосбережение, сокращение потерь на всех стадиях технологического процесса при подготовке запасов, добыче, транспорте и переработке нефти; углубление переработки нефти, комплексное извлечение и использование всех ценных попутных и растворенных компонентов; формирование и развитие новых крупных центров добычи нефти, в первую очередь, в восточных районах России и на шельфе арктических и дальневосточных морей; расширение присутствия российских нефтяных компаний на зарубежных рынках, приобретение перерабатывающей и сбытовой инфраструктуры в странах-реципиентах; расширение участия российских нефтяных компаний в зарубежных добывающих и транспортных активах, прежде всего, в странах СНГ, Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона.

Основным источником поставок нефти из России в Китай, особенно на первом этапе, будет крупнейший нефтедобывающий регион страны — Западная Сибирь. В связи с этим особую значимость приобретает прогноз добычи нефти в России с детализацией по всем макрорегионам с позиции обеспечения поставок на внутренний рынок, экспорта в традиционном западном и новом восточном направлениях.

Перспективные уровни добычи нефти в России будут определяться в основном уровнем мировых цен, объемом внутреннего спроса, уровнем развития транспортной инфраструктуры, налоговыми условиями и научно-техническими достижениями в разведке и разработке месторождений, а также качеством разведанной сырьевой базы. Нижний уровень цен на нефть будет определяться уровнем издержек на месторождениях в крупных регионах добычи с замыкающими затратами, а верхний — издержками для возможного массового производства альтернативных нефти моторных топлив.

В рамках Энергетической стратегии России до 2020 г. стратегическими целями развития газовой промышленности являются: стабильное, бесперебойное и экономически эффективное удовлетворение внутреннего и внешнего спроса на газ; развитие действующей Единой системы газоснабжения страны (ЕСГ) и ее расширение на Восток России; совершенствование организационной структуры газовой отрасли с целью повышения экономических результатов ее деятельности и формирования либерализованного рынка газа; обеспечение стабильных поступлений в доходную часть государственного бюджета и стимулирование спроса на продукцию сопряженных отраслей (металлургии, машиностроения и др.); обеспечение экономических интересов России в Европе и сопредельных государствах, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Северной Америке.


Состояние и перспективы увеличения разведанных запасов газа при наличии соответствующих инвестиций и благоприятной ситуации на внутреннем и внешнем рынках газа позволяют довести добычу газа в 2010 году до 681 млрд м 3 , в 2020 году — до 890 млрд м 3 , в 2030 году — до 910 млрд м 3 в год с последующим поддержанием на этом уровне за счет ввода месторождений, прогнозируемых к открытию. Это позволяет удовлетворить внутренние потребности страны, обеспечить увеличение поставок в Европу, сформировать новые крупные экспортные направления — Китай и другие страны АТР, а также США.

Главными источниками поставок газа из России в АТР, прежде всего, в Китай, будут месторождения Западной Сибири, Восточной Сибири и Дальнего Востока. Добыча газа в Западной Сибири может быть доведена до 670 млрд м3 в год, в Восточной Сибири — до 120 млрд м3 в год, на Дальнем Востоке — до 30 млрд м3 в год. При развитии газовой промышленности Восточной Сибири и Республики Саха следует учитывать высокое содержание в природных газах этого региона таких элементов, как этан, пропан, бутаны и конденсат. Ежегодная добыча гелия в Восточной Сибири и Республике Саха может быть доведена к 2020 г. до 135-150 млн м3 в год. При освоении газовых месторождений Лено-Тунгусской провинции необходимо предусмотреть строительство заводов по выделению гелия и его хранилищ.

Экспорт сжиженного природного газа (СПГ) с месторождений Сахалина в АТР может начаться уже в 2007 г., а к 2012 г. объем добычи и поставок СПГ в рамках проекта «Сахалин-2» может быть доведен до 9,6 млн т, или 13,4 млрд 3 в пересчете на исходное вещество. Ожидается, что после 2010 г. может быть реализован проект поставок сетевого газа из Ковыктинского месторождения в Китай и Корею, а после 2015 г. может начаться экспорт из других крупнейших месторождений Восточной Сибири и Республики Саха. В это же время возможно начало экспорта сетевого газа в рамках проекта «Сахалин-1».

К 2012-2015 гг. по мере роста спроса на газ, в том числе в качестве моторного топлива, в Китае, будет организован экспорт газа в восточном направлении из Западной Сибири. Ежегодный объем поставок газа из Западной Сибири в Китай может быть доведен к 2020 г. до 40 млрд м 3 , а к 2030 г. — до 60 млрд м 3 . После удовлетворения внутренних потребностей экспорт газа из Западной и Восточной Сибири, Республики Саха и шельфа острова Сахалин в АТР может быть доведен к 2020 г. до 78 млрд м 3 в год, к 2030 г. — до 145 млрд м 3 в год.

Фактором, сдерживающим расширение экспорта энергоносителей в Китай и другие страны АТР, является отсутствие эффективной системы транспорта нефти и газа, прежде всего, магистральных нефте- и газопроводов.

Россия располагает развитой сетью нефте- и газопроводов в Западной Сибири и европейской части, однако на востоке страны в настоящее время система магистральных нефтепроводов АК «Транснефть» заканчивается в районе Ангарска (Иркутская область), Единая система газоснабжения ОАО «Газпром» — в районе Проскоково (Кемеровская область).

Экспорт сырой нефти с о. Сахалин и его шельфа осуществляется в основном через порты Хабаровского и Приморского краев (Де Кастри, Находка), а также с производственно-добывающего комплекса «Витязь» в Охотском море. Поставки нефти из Западной Сибири в Китай ведутся по железной дороге через Наушки и Забайкальск, а также транзитом через Казахстан по действующему нефтепроводу Омск — Павлодар — Атасу и далее по железной дороге до Алашанькоу, Душаньцзе. С середины 2006 г. транзитные поставки через Казахстан осуществляются по новому нефтепроводу Атасу — Алашанькоу.

Экспорт нефтепродуктов в Китай и другие страны АТР осуществляется в основном с Ангарского, Хабаровского и Комсомольского НПЗ железнодорожным транспортом и через порты Приморского и Хабаровского краев (Владивосток, Находка, Славянка, Ванино, Большой камень и др.). Оптовые поставки сжиженных углеводородных газов (СУГ) потребителям в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке и на экспорт также осуществляются по железной дороге.

Для организации крупных поставок нефти и газа российским потребителям и на экспорт в Китай и другие страны АТР в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке необходимо формирование системы сверхдальнего трубопроводного транспорта, строительство заводов по переработке и сжижению природного газа, создание инфраструктуры для отгрузки нефти, нефтепродуктов, СПГ и конденсата.

Важнейший нефтетранспортный проект: строящийся в настоящее время магистральный нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан с отводом на Китай. Проектная мощность нефтепровода 80 млн т в год, в том числе первой очереди, завершение строительства которой намечено на 2008 год, 30 млн т в год. Строительство первой очереди ведется со стороны Тайшета и со стороны Сковородино. Согласно поручению президента России, трасса нефтепровода будет проходить за водосборной зоной озера Байкал, по территории с низкой сейсмичностью и высокоперспективной на нефтегазоносность. Маршрут нефтепровода проходит вдоль трассы БАМ по линии Тайшет — Усть-Кут, от Усть-Кута — в северо-восточном направлении по левому берегу Лены (за водоохранной зоной) до Талаканского месторождения, что позволит существенно сократить проектно-изыскательские работы и строительство в целом. Далее маршрут обходит город Ленск с северной стороны, пересекает Лену в районе Олекминска и уходит на восток до города Алдан. От Алдана трасса идет в южном направлении, минуя Нерюнгри, до поселка Тында и далее на Сковородино. Строительство второй очереди нефтепровода предполагает выход к российским портам на Тихом океане и сооружение отвода в Китай в районе Сковородино. Прокладка нефтепровода вдоль Лены даст возможность использовать реку в качестве транспортной магистрали для доставки грузов и техники. Кроме этого, грузы будут поступать по железной дороге, а также воздушным транспортом, рассматривается возможность устройства дополнительных проездов и дорог.

Для экспорта нефти в западные районы Китая (СУАР) необходимо провести реконструкцию с увеличением пропускной способности нефтепровода Омск — Павлодар — Атасу. В настоящее время завершено строительство нефтепровода от Атасу в Казахстане до Алашанкоу в Китае протяженностью 980 км и начальной ежегодной пропускной способностью 10 млн т. Нефтепровод будет продлен до НПЗ Синьцзян-Уйгурского автономного района и во внутренние провинции КНР, а его мощность может быть увеличена до 30 млн т.

При формировании на востоке России новой системы газопроводов, в первую очередь, целесообразно провести газификацию юга Восточной Сибири, включая Забайкалье, соединение восточносибирской системы с ЕСГ. Это предполагает строительство газопроводов: Ковыктинское месторождение — Саянск — Ангарск, Иркутск — Улан-Уде — Чита, Чаяндинское месторождение — Ковыктинское месторождение, Ковыктинское месторождение — Иркутск — Проскоково. Для экспорта в восточном направлении на первом этапе возможно использование БАМа и Транссиба, что предполагает строительство заводов по сжижению природного и углеводородных газов и ж. д. терминалов по отгрузке СПГ и СУГ в Усть-Куте и Ангарске. После 2010 г., по мере наращивания объемов добычи газа в Восточной Сибири и Республике Саха и развития инфраструктуры газообеспечения в Восточной Азии, должно быть принято окончательное решение о строительстве экспортных газопроводов. Здесь экономически наиболее эффективным представляется маршрут Чита — Забайкальск — Харбин — Далянь — Пекин, Пьентек (Pyeontaek) — Сеул.

В период до 2012 г. будет происходить интенсивное наращивание поставок нефти и газа с о-ва Сахалин. На первом этапе не интегрированные в восточносибирскую систему нефтегазообеспечения проекты поставок нефти и газа с месторождений шельфа о-ва Сахалин должны обеспечивать газификацию Сахалинской области и Хабаровского края, загрузку Комсомольского и Хабаровского НПЗ, экспортные поставки. Будет построен новый нефтепровод Северный Сахалин — порт Де Кастри, реализованы нефте- и газопроводные проекты: Северный Сахалин — Южный Сахалин со строительством на юге острова завода по сжижению газа и терминалов по отгрузке СПГ и нефти, Комсомольск-на-Амуре — Хабаровск. В дальнейшем эти проекты могут быть соединены с системами нефте- и газопроводов Восточная Сибирь — Дальний Восток в районе Хабаровска.

В перспективе через территорию Восточной Сибири и Дальнего Востока в Японию, Корею, северо-восточные районы Китая, западные районы США могут быть организованы поставки газа из Западной Сибири с отгрузкой СПГ в портах Тихого океана. Экспорт СПГ из месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа будет проводиться с использованием Северного морского пути.

Поставки трубопроводного газа в западные районы Китая могут осуществляться уже с 2012-2015 гг. через территорию Алтайского края и Республики Алтай с подключением к транскитайскому газопроводу Запад — Восток. Это предполагает продолжение строящегося газопровода Барнаул — Бийск — Горно-Алтайск в направлении Кош-Агач — Канас — Бурчун — Карамай — Урумчи. В дальнейшем по мере наращивания поставок необходимо строительство дополнительных ниток газопровода в транспортном коридоре Уренгой — Сургут — Кузбасс — Алтай – Китай.

Переработку жидких углеводородов в России осуществляют 27 крупных нефтеперерабатывающих заводов, 46 мини–НПЗ и два конденсатоперерабатывающих завода. Их суммарная производственная мощность по сырью составляет около 296 млн. т/год. Все крупные НПЗ России (за исключением группы заводов в Башкирии) и большая часть мини–НПЗ входят в состав крупных нефтяных компаний. Кроме того, российским ВИНК принадлежат активы ряда зарубежных НПЗ, в основном, в СНГ и Восточной Европе (на Украине, в Белоруссии, Болгарии, Румынии, Литве и др.). В настоящее время российские нефтяные компании развивают собственные оптовые и розничные сбытовые сети нефтепродуктов в регионах России, странах СНГ, Восточной и Центральной Европы, а также в США. На ВИНК приходится более 75 % от общего объема переработки нефти в стране.

Выбор редактора:  Недельный обзор рынка нефти

В современной организационной структуре газовой промышленности России главным производителем и поставщиком газа является ОАО «Газпром» На компанию приходится 85 % добычи и 100 % экспорта газа. Единая система газоснабжения России также контролируется ОАО «Газпром». Крупнейший независимый производитель газа – НОВАТЭК (около 4 % добычи в стране), а также нефтяные компании «Сургутнефтегаз» (2,21 %), «Роснефть» (1,99 %), «ТНК-ВР» (1,33 %), «ЛУКОЙЛ» (0,86 %).

В последние годы в структуре добычи газа в стране произошло некоторое сокращение доли ОАО «Газпром» (на 8 п.п. в период 1999 — 2008 гг.) при одновременном увеличении доли независимых производителей природного газа и нефтяных компаний.

Годовая добыча нефти в России может быть доведена в 2010 г. до 500 млн. т, в 2020 г. – до 550 млн. т, в 2030 г. – до 600 млн. т, добыча в Западной Сибири составит в эти же годы 344,5, 350 и 355 млн. т, соответственно. Инвестиции в разведку и добычу нефти в России составят в 2010 г. – 10,9 млрд. долл. США, в 2020 г. – 14,7 млрд. долл. США, в 2030 г. – 19,5 млрд. долл. США. В Западной Сибири при стабилизации и постепенном снижении добычи нефти в Ханты-Мансийском автономном округе будет происходить ее рост в Ямало-Ненецком автономном округе.

В последние годы в российском секторе Каспийского моря выявлено и подготовлено детальными работами к глубокому бурению ряд нефтегазоносных структур, выявлено и подлежит дальнейшему изучению большое количество неантиклинальных объектов, в том числе высокоперспективные ловушки рифового типа, открыто 5 месторождений. В соответствии с долгосрочной программой геологоразведочных работ к 2010 г. в районе планируется прирастить запасы нефти и конденсата в количестве 348 млн. т. Это позволит к 2015 г. добывать в российском секторе Каспийского моря не менее 8 млн. т, а к 2020 г. – до 20 млн. т нефти и конденсата. Освоение Северо-Каспийской и Тимано-Печорской нефтегазоносных провинций позволит в перспективе стабилизировать увеличить добычу нефти в Европейской части страны до 140 — 150 млн. т в год.

Кроме того, произойдет увеличение добычи нефти российскими компаниями за рубежом, прежде всего, в странах Каспийского региона – Казахстане, Туркменистане, Узбекистане, Азербайджане. Из этих стран также возможны поставки нефти российскими операторами в АТР. Здесь лидерами будут выступать «ЛУКОЙЛ», «Газпром» (включая активы «Сибнефти»), «Роснефть».

В дальнейшем при проведении активной государственной политики в области недропользования и лицензирования недр, резком расширении ГРР, развитии перерабатывающей и транспортной инфраструктуры добыча нефти в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (с учетом добычи на острове Сахалин и его шельфе) может быть к 2020 г. доведена до 90 млн. т, а к 2030 г. – до 145 млн. т.

К 2012 г., с учетом прогноза добычи и переработки нефти в России с детализацией по макрорегионам, экспорта в западном направлении, поставок на НПЗ Восточной Сибири и Дальнего Востока, ежегодный экспорт сырой нефти из России в страны АТР может достичь 44 млн. т, в том числе из Западной Сибири – 20 млн. т, из Восточной Сибири и Республики Саха – 6 млн. т, с Сахалина – 18 млн. т. К 2020 г. экспорт нефти составит около 95 млн. т в год, к 2030 г. – 120 млн. т в год.

В рамках Энергетической стратегии России до 2020 г. стратегическими целями развития газовой промышленности являются: (1) стабильное, бесперебойное и экономически эффективное удовлетворение внутреннего и внешнего спроса на газ; (2) развитие действующей Единой системы газоснабжения страны (ЕСГ) и ее расширение на Восток России; (3) совершенствование организационной структуры газовой отрасли с целью повышения экономических результатов ее деятельности и формирования либерализованного рынка газа; (4) обеспечение стабильных поступлений в доходную часть государственного бюджета и стимулирование спроса на продукцию сопряженных отраслей (металлургии, машиностроения и др.); (5) обеспечение экономических интересов России в Европе и сопредельных государствах, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Северной Америке.

Состояние и перспективы увеличения разведанных запасов газа при наличии соответствующих инвестиций и благоприятной ситуации на внутреннем и внешнем рынках газа позволяют довести добычу газа в 2012 г. до 681 млрд. м 3 , в 2020 г. – до 890 млрд. м 3 , в 2030 г. – до 910 млрд. м 3 в год с последующим поддержанием на этом уровне за счет ввода месторождений, прогнозируемых к открытию.

Для организации крупных поставок нефти и газа российским потребителям и на экспорт в Китай, Японию и другие страны АТР в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке необходимо формирование системы сверхдальнего трубопроводного транспорта, строительство заводов по переработке и сжижению природного газа, создание инфраструктуры для отгрузки нефти, нефтепродуктов, СПГ и конденсата.

Важнейший нефтетранспортный проект: строящийся в настоящее время магистральный нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан с отводом на Китай. Проектная мощность нефтепровода – 80 млн. т в год, в том числе первой очереди, завершение строительства которой намечено на 2008 г. – 30 млн. т в год. Строительство первой очереди ведется со стороны Тайшета и со стороны Сковородино. Согласно поручению Президента России, трасса нефтепровода будет проходить за водосборной зоной озера Байкал, по территории с низкой сейсмичностью и высоко перспективной на нефтегазоностнось. Маршрут нефтепровода проходит вдоль трассы БАМ по линии Тайшет – Усть-Кут, от Усть-Кута – в северо-восточном направлении по левому берегу Лены (за водоохранной зоной) до Талаканского месторождения, что позволит существенно сократить проектно-изыскательские работы и строительство в целом. Далее маршрут обходит город Ленск с северной стороны, пересекает Лену в районе Олекминска и уходит на восток до города Алдан. От Алдана трасса идет в южном направлении, минуя Нерюнгри, до поселка Тында и далее на Сковородино. Строительство второй очереди нефтепровода предполагает выход к российским портам на Тихом океане; возможно также сооружение нефтепровода – отвода в Китай в районе Сковородино. Прокладка нефтепровода вдоль Лены даст возможность использовать реку в качестве транспортной магистрали для доставки грузов и техники.

В период до 2010 г. будет происходить интенсивное наращивание поставок нефти и газа с о-ва Сахалин. На первом этапе не интегрированные в восточносибирскую систему нефтегазообеспечения проекты поставок нефти и газа с месторождений шельфа о-ва Сахалин должны обеспечивать газификацию Сахалинской области и Хабаровского края, загрузку Комсомольского и Хабаровского НПЗ, экспортные поставки. Будет построен новый нефтепровод Северный Сахалин – порт Де Кастри, реализованы нефте- и газопроводные проекты: (1) Северный Сахалин – Южный Сахалин со строительством на юге острова завода по сжижению газа и терминалов по отгрузке СПГ и нефти, (2) Комсомольск-на-Амуре – Хабаровск. В дальнейшем эти проекты могут быть соединены с системами нефте- и газопроводов Восточная Сибирь – Дальний Восток (Владивосток — Находка) в районе Хабаровска.

В перспективе через территорию Восточной Сибири и Дальнего Востока в Японию, Корею, северо-восточные районы Китая, западные районы США могут быть организованы поставки газа из Западной Сибири с отгрузкой СПГ в портах Тихого океана. Экспорт СПГ из месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа будет проводиться с использованием Северного морского пути.

Еще один важный проект по выходу на энергетические рынки АТР, выдвинутый Президентом России – газопровод «Алтай», предполагающий крупно масштабные поставки западносибирского газа в западные районы Китая. Поставки трубопроводного газа в Синьцзян-Уйгурский автономный район могут осуществляться уже с 2012 — 2015 гг. через территорию Алтайского края и Республики Алтай с подключением к транскитайскому газопроводу Запад – Восток. Это предполагает продолжение строящегося газопровода Барнаул – Бийск – Горно-Алтайск в направлении Урумчи параллельно проектируемой автомобильной дороге «Алтай – Китай». В дальнейшем, по мере наращивания поставок, необходимо строительство дополнительных ниток газопровода в транспортном коридоре «ЯНАО (КС Пурпейская) – Сургут – Кузбасс – Алтай – Китай». Протяженность трассы до границы с КНР составляет около 2670 км.

Практическое задание

На исследуемом предприятии ОАО «Тихорецкие электросети» общий уровень оплаты труда на фирме может зависить от следующих основных факторов:

результатов хозяйственной деятельности предприятия;

кадровой политики предприятия;

стоимости жизни (потребительской корзины);

уровня безработицы в регионе, области, среди работников соответствующих специальностей;

влияния профсоюзов, конкурентов и государства и др.

Именно рациональная организация оплаты труда на ОАО «Тихорецкие электросети» позволяет стимулировать результаты труда и деятельность его работников, обеспечивать конкурентоспособность на рынках труда и готовой продукции, необходимую рентабельность и прибыльность продукции.

В основу организации оплаты труда на исследуемом предприятии ОАО «Тихорецкие электросети» лежат следующие основные принципы:

формы материального вознаграждения конкурентоспособны относительно форм вознаграждения других организаций-конкурентов;

учитывается размера минимальной оплаты труд, установленный государством;

обеспечивается социальная защищенность работников организации с помощью государственных и внутрифирменных гарантий труда;

оплата осуществляется по конечным результатам производства и в зависимости от количества и качества затраченного труда;

дифференциация заработной платы в зависимости от квалификации работника, условий труда, отраслевой и региональной принадлежности предприятия, обеспечение рациональных соотношений в оплате сложного и простого, умственного и физического труда;

систематическое повышение реальной заработной платы, т.е. превышение темпов роста номинальной заработной платы над темпами инфляции;

превышение темпов роста производительности труда над темпами роста средней заработной платы.

Важным средством мотивации и стимулирования трудовой деятельности персонала являются доходы. Доходы работников ОАО «Тихорецкие электросети» представляют собой вознаграждение или заработную плату, получаемые работником за предоставление своей рабочей силы. Структура доходов работников представляет три основных составляющих: тарифные ставки и оклады, надбавки и премии, доплаты и компенсации.

Тарифные ставки и оклады определяют величину оплаты труда, в соответствии с его сложностью и ответственностью, при нормальных условиях работы и соответствующих затратах рабочей силы.

Основная ставка заработной платы зависит от положения работника в иерархической структуре компании. В ней можно выделить следующие основные уровни:

– сотрудники отделов и торгового отдела;

Все работники предприятия, успешно справляющиеся со своими производственными заданиями и принимающие активное участие в общественной жизни предприятия, получают премию по итогам работы за реализации проектов, на основе положения разработанного в трудовом коллективе. Эти меры направлены на то, чтобы повысить заинтересованность работников в эффективном труде, укрепить коллектив и снизить текучесть кадров.

Для руководителей, специалистов и служащих не реже одного раза в три года проводится аттестация, по итогам которой принимается решение о понижении или повышении работника в должности, а также о повышении или понижении окладов и надбавок, а при необходимости и об освобождении работника от занимаемой должности.

На ОАО «Тихорецкие электросети» применяется и стимулирование, регулирующее поведение работника на основе выражения общественного признания. Оно производится путем объявления о благодарности приказом по предприятию, вручения почетных грамот, размещения фотографий на доске почета.

Наряду с премиями в организации ОАО «Тихорецкие электросети» существует также и система штрафов. Она выражается в лишении премии либо уменьшении ее размеров за разного рода нарушения трудовой дисциплины, правил техники безопасности, разглашение служебной, коммерческой и налоговая тайна.

Кроме традиционных форм материального стимулирования сотрудников в фирме ОАО «Тихорецкие электросети» применяются и некоторые менее традиционные формы. Администрация ОАО «Тихорецкие электросети» не забывает и о важных как личных (рождение ребенка, день рождения сотрудника), так и общих праздниках (Новый год, 8 Марта, 23 февраля и др.). Сотрудники ценят не только материальную сторону этих мероприятий, но и внимание администрации к личности каждого, а также возможность в неформальной обстановке пообщаться с коллегами. Таким образом, руководство фирмы как бы сочетает вместе экономические стимулы с неэкономическими.

Наряду с вышеперечисленными стимулами используются также и чисто неэкономические. В основном это личные благодарности работникам, выносимые начальством, создание администрацией благоприятных возможностей для изучения таких необходимых в работе дисциплин, как маркетинг, психология, банковское дело.

Характеристика динамики заработной платы на анализируемом предприятии приведена в табл. 1.

Таблица 1 – Динамика заработной платы на предприятии по категориям работающих

Рост ВВП РФ выше 2% без структурных реформ возможен только при цене нефти $100 — эксперты

Средние темпы роста ВВП РФ выше 2% без проведения структурных реформ возможны только при стабилизации цен на нефть на уровне 100 долларов за баррель или выше. Об этом говорится в очередном мониторинге экономической ситуации в России, подготовленном экспертами Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, и Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России.

Согласно базовому варианту прогноза Минэкономразвития на 2020-2020 годы, который сформирован из уровня цен на нефть марки Urals в 40 долларов за баррель, рост ВВП в 2020 году составит 0,6%, в 2020 году — 1,7%, в 2020 году — 2,1%.

«При отсутствии структурных реформ более высокие темпы роста ВВП, инвестиций и доходов населения возможны, по мнению авторов, только при возобновлении устойчивого из года в год роста цен на нефть до 100 и более долларов», — говорится в документе.

Однако, по мнению авторов мониторинга, такой сценарий в среднесрочной перспективе маловероятен, «а в случае его реализации резко возрастут риски возникновения нового кризиса в экономике при стабилизации цен на нефть и откладывании реформ на будущее».

Сами эксперты в базовом сценарии предполагают, что цена на нефть составит 50 долларов за баррель в 2020 году и в дальнейшем вырастет до 60 долларов за баррель в 2020 г. При таких ценах на нефть рост ВВП составит 1,4% в этом году и 2,2% в 2020 году.

По консервативному сценарию, согласно которому в 2020-2020 годах цена на нефть будет на уровне 40 долларов за баррель, рост экономики составит 0,6% и 1,7% соответственно.

«В один из годов, когда мы сейчас выходим из нижней точки, когда загружаются незагруженные мощности, когда несмотря на укрепление в конце 2020 года, но все еще низкого курса рубля, повышается ценовая конкурентоспособность товаров, можем достичь (роста экономики 2,5-3% — прим. ред.)», — пояснил директор по научной работе Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара Сергей Дробышевский на пресс-конференции в ТАСС, подчеркнув, что в рассматриваемых условиях такой рост будет краткосрочным. Для устойчивого роста на уровне среднемирового, РФ необходимо проведение структурных реформ или резкое изменение внешнеэкономической конъюнктуры, что маловероятно.

Альтернативой структурным реформам в России может быть нефть по 100$


«Страны, обладающие большими запасами природных ресурсов…часто отстают в экономическом развитии и качестве государственного управления от стран, располагающих меньшими ресурсами… Объем средств, поступающих от нефтяной и газовой промышленности … крайне волатилен … Поскольку нефтяные и газовые ресурсы являются невозобновляемыми, любое потребление прибыли от их продажи должно рассматриваться…как потребление капитала, чем как потребление дохода. Если потребляться будет вся прибыль, то стоимость всего капитала страны уменьшится… если источником богатства страны служат … природные ресурсы, инвестиции …не являются безусловно необходимыми для получения текущих доходов. Если правительство страны не понимает необходимости концентрации усилий на создании богатства и на устойчивости развития, оно не будет уделять должного внимания инвестициям…» Макартен Хамфрис , Джеффри Д. Сакс и Джозеф Ю. Стиглиц

История нефтяной иглы

История нефтяной иглы возникла в России в конце 19 века. Усилиями Дмитрия Менделеева император Николай II ввел ограничения на экспорт сырой нефти, создав собственную нефте -химическую промышленность. Иосиф Сталин также запрещал вывоз сырой нефти. В 1930 г. было вывезено 4,71 млн т нефтепродуктов, из них сырая нефть — только 294 тыс . т (6,2%!), в 1934 г. доля сырой нефти составила 10,5% при экспорте 4.36 млн т. При Никите Хрущеве СССР сделал роковую ошибку, резко нарастив объем экспорта сырой нефти. В разгар космической гонки, в 1960 г., было вывезено 33,2 млн т, в том числе сырая нефть — 17,8 млн т (53,6%).

Затем СССР продолжил наращивать экспорт нефти. К началу Перестройки, в 1986 г., было вывезено 186,3 млн т, в т.ч. сырой нефти 130 млн т (69,5%). С 1960 по 1986 гг. экспорт нефти вырос почти в 5,6 раз (!), а доля сырой нефти в нем со сталинской довоенной эпохи до Перестройки – в 6,5 раз с 10,5% до 69,5%.

В СССР происходит фантастический рост объема валютной выручки от экспорта за период с 1970 по 1980 гг. в 15 раз (!) с 1,05 млрд долларов до 15,74 млрд долларов. На заседании Политбюро в 1984 г. председатель Совета министров СССР Николай Тихонов говорил: «… нефть…идет на оплату продовольственных и некоторых других товаров…, целесообразно при разработке нового пятилетнего плана предусмотреть резерв для возможной дополнительной поставки нефти в количестве 5-6 млн тонн за пятилетие». С 1970 по 1985 гг. объем импорта зерна вырос с 20 раз (!) с 2,22 до 44,2 млн т. Основы нынешней модели создавалась с 60-х гг. (с той разницей, что в ту пору значительную долю в экономике все же составляли другие отрасли — доходы от продажи нефти не играли такой существенной роли, но с тех пор началась и ментальная эволюция наших элит, которая привела к сдаче СССР ради нынешней роскошной жизни).

Вместо того, чтобы больше инвестировать в отстающие отрасли хозяйства, СССР стал больше импортировать, а затем занимать, нарастив внешний долг к концу Перестройки до $ 67 млрд, которые пошли на закупку импорта и сомнительные проекты, что в дальнейшем при падении нефтяных цен привело страну к банкротству. Как и сейчас, тогда цены на нефть «неожиданно» обвалила Саудовская Аравия, резко нарастившая объем добычи с 2 до 10 млн баррелей (!), а цены упали с 30 до 12 долларов за баррель.

СССР все еще был второй после США экономикой мира и индустриальной страной. Затем началось худшее. Отношение внешнего долга к экспор­ту в СССР поднялось с 102,9 % в 1985 г. до 176,8 % в 1990 г. Выплаты по внешнему долгу в 1990 г. составляли $23 млрд — $19 млрд по основному долгу и 4 млрд — по процентам, что в общем составляло 68,5% всей валютной выручки от экспорта. Фактически без новых займов СССР, а затем и Россия обслуживать долг не могли, что и заставило обратиться за помощью в МВФ в обмен на «шоковую терапию».

Если в 1988 г. сальдо внешней торговли составляло +2,1 млрд руб., то к 1990 г. оно стало отрицательным – 9,9 млрд руб. К середине 80-х доля сырья в экспорте достигла 80%. Золотовалютные резервы стремительно снижались, упав с 1988 г. по 1991 г. с $ 15,3 млрд до $ 7,6 млрд.

Сырьевая «республика»: назад в будущее?

Период либеральных реформ с 1992 г. по нынешнее время повторяет застойные 80-е, когда сверхвысокие цены на нефть вскружили голову руководству СССР. Рост экспорта нефти и нефтепродуктов РФ с 1992 г. по 2014 г. составил 2,14 раза — с 180,7 до 388,2 млн т. Доля сырой нефти в экспорте все-таки упала с 69,5 до 57,5%, но это еще далеко от сталинских 10,5%. В 2015 объем экспорта составил: сырой нефти – 244,4 млн т, нефтепродуктов — 171,5 млн т.

Нынешняя концепция экономики «нефть в обмен на все»: импорт товаров и услуг в Россию с 1992 по 2014 г. вырос почти в 7,5 раз с 57,9 до 429,1 $ млрд (!). Какое развитие, зачем инвестировать, если можно купить за границей ?

Характерно в этой связи замечание премьера Дмитрия Медведева: «…мы… никогда этим импортозамещением не занялись …, если бы так карта … не легла… когда все хорошо …, экономика пухнет от нефтяных денег, то импортозамещением не хочет заниматься никто. Гораздо проще заключить контракт с иностранными поставщиками …».

Как и тогда, у нас нет идеологической альтернативы: «Единая Россия» — наш новый позднесоветский КПСС со всеми вытекающими последствиями. Элиты цепко держатся за нефтегазовую трубу: все альтернативные проекты реформ идут в мусорную корзину. Как 70-80-е для СССР, так и последние 25 лет стали для России временем упущенных возможностей.

Эволюция «нефтяной иглы» очень хорошо и наглядно видна на представленном ниже графике (по данным СССР и РФ), где показан вклад каждого нашего руководителя в развитие экспортной нефтяной экономики. За время реформ кардинально вырос не только вал экспорта, но и удельный вес чистого экспорта нефти и нефтепродуктов в производстве нефти с 47,7% в 1990 г. до 73,0% в 2014 г. Решение текущих задач требует получения дохода; но когда за этим не видно альтернативной стратегии – виден тупик. Сейчас основная часть деятельности нашего руководства и международных отношений связаны с ТЭК и транспортировкой нефти и газа.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Все дело в том, куда направлены наши усилия: «разруха начинается в головах». ВВП Китая в 1980 г. составлял всего 39% (!) от российского. Развивая промышленность и инфраструктуру, Китай обогнал по мощи реальной экономики США, а мы, будучи во времена СССР второй экономикой мира, имеем в 2015 г. ВВП по ППС 6-ое, но номиналу — 12 место.

Сейчас государственный долг РФ невысок, но корпоративный, в том числе с учетом госкомпаний и банков значителен. На 1 октября 2020 г. внешний долг составляет 129% от ЗВР — $ 516,1 млрд при ЗВР – $ 397,7 млрд. С учетом падения цен на нефть, отношение долга к экспорту -150% (экспорт 2015 г. — 343,4 млрд -2015 г.), напомним, что ситуация у СССР была хуже (176,8%). ЗВР России с максимума «тучного времени» $ 568,9 млрд (1 июля 2008 г.) просели: на 1 ноября 2020 г. — $ 390,7 млрд.

Нефть и застой: похороны сырьевой модели

Нынешний кризис не является циклическим, он является системным. Следующий график показывает, что с коэффициентом корреляции 0,82 экономический рост в РФ определяется ростом среднегодовой цены на нефть. Единственным исключением из этой зависимости были следствия политики импортозамещения Евгения Примакова в начале президентства Владимира Путина. Несмотря на падение цены на нефть в 2001 г. на 14.7%, был получен рост в 5,7% (!).

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Кризисы 1998 и 2008 гг. были циклическими, связанными с кризисами мировой экономики. Но каждый раз цены на нефть быстро восстанавливались и экономика выходила на рост в течение года. Нынешний кризис беспрецедентен, рецессия в России продолжается два года, а экономический спад – с 2013 г. Нынешний кризис – это кризис сырьевой модели, на 100% связанный с падением цены на нефть с 2014 г.

Мировая экономика, а также состояние экономики США и Китая показывают восстановление, хотя тренды на начало года показывали спад. Возможно, дно в мировой экономике — начало 2020 г. пройдено. В США растет инфляция, нормализовался рост ВВП, показатели экспорта и импорта растут. Китай девальвировал юань, что позволило восстановить рост экспорта и вместе с ним импорта, что стимулирует прочие рынки, экономика ускорилась. Сырьевой индекс bloomberg после минимума в конце 2015 г. показывает рост. При этом общий объем мировой торговли с 2015 г. практически не растет, а экономики России и Бразилии показывают спад. Состояние экономики ЕС и Индии относительно стабильны.

Выступая на телевидении, представитель Всемирного банка сказал, что «зависимость роста ВВП России – это цена на нефть». ВБ ожидает слабого роста цены на нефть. В 2020 г. средняя цена brent составляет около $44, в а следующем – $55, рост — 25% и наша экономика может показать слабый рост. Решение картеля о заморозке может подтолкнуть котировки: но есть фактор сланцевой нефти США. Любое улучшение сырьевой конъюнктуры будет способствовать консервации сырьевой модели.

Но у этого сценария есть обратная сторона. Кризисы имеют периодичность около восьми лет, т.е. вероятность его реализации в ближайшее время крайне высока. Прогнозируемое повышение ставки ФРС может вызвать новую рецессию в США и сдутие пузырей. В Китае также непростая ситуация, связанная с пузырями на рынке недвижимости и ростом долгов. У ФРС есть все формальные основания повысить ставку, чтобы показать выход из ловушки ликвидности и низких ставок. Однако резкий рост процентной ставки ФРС всегда предваряет кризис, так было в 1929, 2007 гг. Политически момент для сдутия явно неподходящий: ставку могут поднимать символически.

Прогноз Минэкономразвития для России — 20 лет застоя. Мы присутствуем при похоронах сырьевой модели: несмотря на оживление, ждать внешнего значимого роста нефтяных цен, от которых так сильно зависит наша денежная масса и бюджет, не приходится.

Исторический выбор: сырье или промышленность?

В истории многие страны были перед выбором: экспортировать сырье либо развивать свою промышленность: вкладывать капитал или проедать. Элиты всегда заработают доход: но успех страны зависит от их желания инвестировать в развитие страны. Как писала Данбисса Мойо : «…в конечном итоге продажа товаров и толстая пачка денег не делают страну серьезной экономической силой; … важнее то, как поступают с деньгами их владельцы». Такой выбор был у Англии, которая сначала экспортировала непереработанную шерсть, но совершив промышленную революцию, стала мировым лидером; у Испании, которая завезла золото из Америки, но не создала свою промышленность; у США перед гражданской войной, когда плантаторский юг не хотел промышленного развития; у России во времена Петра I, который решил производить сам; у Александра II , который открыл все рынки, но нанес ущерб промышленности; у СССР, который при Иосифе Сталине стал промышленной страной и второй экономикой мира; у нас в 1992 г., когда мы решили демонтировать империю и стать просто «сырьевой республикой». Сейчас в очередной раз выбор придется делать и нам. Учитывая, что основной массе «верхов», чиновникам, сырьевикам, монополиям, банкам спекулянтам никакого развития не нужно, ситуация в России может принять непростой характер.

Как свидетельствует Эрик Райнерт, автор уникальной книги «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными», единственный источник богатства – развитие промышленности и технологий, т.е. создание продуктов с большой долей добавленной стоимости. Ни сырье, ни сельское хозяйство таких возможностей не дает.

Испания привезла из колониальной Америки тонны золота и серебра, но не инвестировала и не создала свою промышленность. Металл был «проеден» – он «перекочевал» в Англию, Италию и Францию. Мы идем по пути Испании, ушедшей в тень истории, место которой заняла дальновидная Англия. Мы отдаем всю радость созидания корейцам, китайцам и немцам, а сами работаем торговцами, «землекопами» и «трубопроводчиками». Проблема в том, что для сырьевой экономики 140 млн населения России, с точки зрения наших «западных партнеров», которые не прочь установить контроль над нашими ресурсами, не нужны.

Глубинка страны медленно, но верно приходит в запустение. Есть места — как будто после войны. Потому что всеми делами в нашей стране заправляют не промышленники, а экспортеры и чиновники. Как пишет Эрик Райтнер, в развивающейся Англии был провозглашен принцип отстранения от власти так называемых «сырьевиков».

Иосиф Сталин, идя по пути Петра I, провел в стране беспрецедентную в мировой истории промышленную и научную революцию, при нем страна не импортировала готовые изделия, а покупала технологии и станки, сами разрабатывали уникальные технологии, производя практически все самостоятельно. Поколения будут помнить о тех, кто развивал страну, как бы их ни обливали помоями, не забывая (!) также и о перегибах того непростого времени.

«Cырьевой придаток»: возможности роста

Доля ТЭК в экспорте товаров хотя и снизилась, но составляет по-прежнему основную долю – 62,9%. Но если посчитать в экспорте товаров всю продукцию ТЭК, сырья и прочую продукцию низкой переработки, получим чуть менее 80% (см. график).

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Отсюда и все проблемы. Доля высокотехнологичного экспорта – машин и оборудования – 8%. Экспорт вооружений составляет около $ 14,5 млрд, что добавляет еще 4,35%. Россия занимает второе место в мире по экспорту вооружений, т.е. фактически наиболее высокотехнологичной продукции. Парадокс? Т.е. при правильной экономической политике мы могли бы стать одним из лидеров и в области гражданского промышленного производства. Наше богатство меряется возможностью импорта, а он определяется только долларовой выручкой экспорта. Номинальный ВВП России за 2015 г. составил $1324 млрд, экспорт – $ 343,4 млрд, т.е. 25 % от ВВП.

Почему мы так сильно зависим от цен на нефть?

Но какое отношение имеет цена экспорта к внутренней экономике, которая могла бы жить своей жизнью? Главный центр влияния нефтяной зависимости в политике Банка России и организации финансовой системы путем привязки рубля к доллару, пусть и плавающей (currency board) – аналогу золотого стандарта. Такая система не дает эмитировать рубль в отсутствие внешнего потока долларов. Поэтому наше благосостояние и рост, бюджет будут жестко определяться через доллар ценой на нефть. Рубль абсолютно свободно обменивается на доллар (евро), Банку России необходимо иметь достаточный запас валюты (через золотовалютные резервы ЗВР ) для удовлетворения спроса. Курс рубля определяется отношением рублевой денежной массы к валютным резервам. Рубль может быть эмитирован только при покупке валюты, в этом случае ЗВР растут. Если нет входящего потока валюты — рубль эмитироваться не может, нет роста денежной массы и экономика не растет. Иначе говоря, предложение денег в РФ зависит от чистого экспорта (который прямо зависит на цен на нефть и курсовой политики Банка России) и притока капитала. В таком же тупике оказалась при золотом стандарте и Царская Россия, пытавшая совершить модернизацию, опираясь на иностранный капитал.

Самое важное следствие либерального «монетаризма»: отрасли и регионы, не генерирующие валютный поток, пустеют и стагнируют. Редкость рубля порождает его дефицит, высокие процентные ставки и невозможность роста внутренней экономики. Так внутренняя экономика подчиняется внешней, а у них разные задачи и масштабы.

Как видно из нижеследующего графика, рост ЗВР недостаточен для эмиссии рубля, коэффициент обеспечения (покрытия) рубля ЗВР падает, эмиссия невозможна. Уровень покрытия ( ЗВР /М2, М2- денежная масса) до 2004 г. был достаточно стабилен, колеблясь около 0,8, возрастая к 2008 г. до 1,0-1,2, но начиная с осени 2011 г., стал снижаться в связи оттоком ЗВР до 0,52-0,6, на 1 октября 2020 г. — 0,68. Если все 2000-е ЗВР непрерывно росли в валюте и рублевом эквиваленте, а вместе с ними и денежная масса, но начиная с осени 2011 по 2015 гг. ЗВР в валюте непрерывно снижались с $524,5 до $368,0 млрд. Такая ситуация была вызвана огромным оттоком капитала, выплатам по внешним долгам и падением цен на нефть. В 2020 г. наметился рост ЗВР на 5,9% — до $ 390,7 млрд к 1 ноября 2020 г. в основном за счет скупки и роста стоимости золота на фоне падения оттока капитала.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Нынешнее состояние экономики вызвано эмиссионным коллапсом, отражающим коренное противоречие между потребностями экономики и денежной моделью России. Как писал первый зампредседателя ЦБ Дмитрий Тулин накануне своего назначения в 2014 г.: «Для перенастройки кредитно-банковской системы под цели экономического развития необходимы меры намного более … радикальные … речь должна идти о смене финансовой парадигмы, финансово-экономической модели».

Таргетирование инфляции – типичная ложная цель, призванная скрыть реальные причины денежного коллапса. Таргетировать надо не инфляцию, а экономический рост. Что для нас важнее: инфляция или рост, чего мы хотим стабильности или катастрофы? Тем не менее, руководитель МВФ Кристин Лагард охарактеризовала работу главы ЦБ как фантастическую.

Послушаем одного из ведущих экономистов мира, экс-председателя ФРС Бена Бернанке: «… инфляции бояться, как это делает МВФ, не надо. Это цена, которая платится за экономический рост. Важно только, чтобы инфляция была стабильной и чтобы рост обгонял инфляцию». Вспомним успешные 2000-е: тогда так и было.

Крах системы наступит после исчерпания резервных фондов (17-18 г.г.), когда Правительству придется резко сокращать бюджет: либо менять экономическую модель. Объем расходов будет стабилизирован за счет роста дефицита, покрываемым ростом внутреннего долга или ростом налогов.

СССР не знал такой проблемы, как и США, Япония и ЕС — он имел свой печатный станок: рубль эмитировался под потребности экономики: внешние экономические расчеты были полностью отделены от внутренних, доллар не имел внутреннего хождения.

Сырьевая модель – импорт всего в обмен на экспортные нефтедоллары

Россия, как и накануне 1917 г. – периферийная сырьевая экономика. Запад и Китай, производящие все, не могут быть заинтересованы в развитии России: им нужны наше сырье, рынки и пустующие территории. Конкуренты никому не нужны. Не нужно искать за границей лекарства от своей главной болезни – нежелании элит инвестировать. Никто нам не поможет: ни Запад ни Восток — только мы сами.

Единственный путь – сразу и немедленно запустить экономический рост и избавиться от нефтяной «иглы» – развитие инфраструктуры и импортозамещение. Внешние рынки поделены и пробиться на них сложно, хотя и нужно. Чтобы экономика росла, надо производить самим. Нужна модель промышленно-инфраструктурного роста, которая была в Англии, потом в США, а затем в СССР и Японии. А когда мы научимся делать качественную продукцию сами, можно переходить уже к внешней экспансии.

После девальвации импорт товаров снизился и за 2015 г. составил $192,9 млрд, товаров и услуг – 281,5 млрд. Нетрудно оценить, что при средней заработной плате в регионах около 30 тыс .руб., доли зарплаты в стоимости продукта 50%, такой объем сейчас вытесняет из экономики России около 25 млн рабочих мест(!). Тот объем (!) модернизированных рабочих мест, который хотел создать президент к 2020 г. Отсюда простой ответ на вопрос что делать: развивать импортозамещение. Объем импорта – 40% внутреннего рынка, а экспорт в основном сырьевой: рост экономики в таких условиях технически невозможен.

Банк России непонятно для чего с начала года укреплял рубль, ухудшая наш платежный баланс и конкурентоспособность. В результате импортозамещение не работает. Хотя импорт товаров и услуг упал из-за девальвации в начале 2015 г. почти вдвое, за второй квартал 2020 г. он вновь показывает рост с 53,4 до $ 64,3 млрд.

Как свидетельствует последний обзор Центра развития Высшей школы экономики, экономика России становится все более сырьевой: «За время кризиса сырьевые сектора (добывающая промышленность, грузооборот, сельское хозяйство) вышли на исторически максимальные уровни, в то время как несырьевые – сильно упали и сейчас находятся вблизи своих локальных минимумов».

Нефть и бюджет

Прогнозируемый дефицит бюджета за 2020 г. составит 3,2 трлн руб., или 24% (!) от доходной части (13,3 трлн руб.) Доля нефтегазовых доходов по-прежнему определяющая — за 2015 г. – 42% (5,8 трлн из 13,6 трлн). Другая сторона бюджетного кризиса – фактический коллапс пенсионной системы. Положительное сальдо счета текущих операций платежного баланса России во II кв. 2020 г. резко упало до $ 1,4 млрд, за третий квартал не лучше — $ 1,9 млрд. Как видно из нижеследующего рисунка, мы подходим к ситуации, как перед девальвацией конца 2014 г. (когда кривые экспорта и импорта сближаются), которая позволила выправить баланс, но ненадолго. Девальвация рубля, необходимая для коррекции платежного баланса и затыкания бюджетной дыры, становится неизбежной.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Курс на укрепление рубля — катастрофическая ошибка. Эта стратегия в 2000-е определила потерю конкурентоспособности нашей экономики и нынешний тупик. А до этого и кризис 1998 г. — вспомним «финансовую стабилизацию» с 1996 г. Зависимость от импорта критична — более 40% внутреннего рынка — и эпоха дорогого рубля (около 30 руб. за доллар) посадила нас на иглу. Мы в девальвационной ловушке – крепкий рубль требует оплата огромного внешнего долга и привязки бизнеса к импортным комплектующим.

Объем экспорта снижается, но импорт не падает, поток валюты иссякает, вместе с ним иссякает и бюджет. Рост импорта товаров съедает сальдо. Экспорт упал примерно в два раза, но и рубль девальвировал в два раза. Сейчас рублевая цена нефти достаточно высока, но даже этот факт не дает стабилизировать бюджет. Как видно из следующего рисунка, падение средней цены на нефть сразу вызвало бюджетный кризис. Снова нефтяная зависимость!

600? ‘600px’: ‘100%’ ); w />

Мы продвигаемся к синдрому 1990 г., 1998 г. Единственное лечение в нынешней ситуации – путь реформ Евгения Примакова конца 1998 г. 1) дальнейшая девальвация рубля, чтобы поправить платежный баланс и пополнить бюджет, но из-за выборов ее будут оттягивать; 2) это временно разгонит рост инфляции до прежних уровней, может привести к росту ставки ЦБ РФ 3) останется единственный выход – проведение назревших реформ. Нужна осмысленная политика импортозамещения через целевые программы, снижение процентных ставок, что возможно только в случае ограничения хождения доллара внутри России и ужесточения валютного законодательства.

Крах либерализма – единственный шанс к возрождению России

Если ничего не менять, мы рискуем опять попасть в новые «застойные» годы. Громкие антикоррупционные дела, теперь уже «несмотря на лица», говорят, что наш президент сейчас воюет с системой, которую он сам же и создал. Насколько долго у нас вместе могут существовать следующие тенденции: присоединение Крыма, Сирия, парад 7 ноября 2020 г. на Красной площади и экономическая политика, характерная для колонии Запада? Взыскание патриотизма используется как мера для спасения обанкротившегося западного либерализма, но оно неизбежно и гарантированно приведет к слому системы. Как писал Валентин Распутин: «Наши либералы… попали сейчас в ловушку: и без исторической России им не продержаться, и национальную Россию позволять опасно. Они бы хотели разделить ее, историческую и национальную, но это тем более невозможно». В тот момент, когда руководство страны сделало выбор, присоединив Крым, часы либерализма начали обратный отсчет.

Верхи не видят нового пути, упорно воспроизводя тупик и ожидая роста цен или снятия санкций, они будут упираться до самого конца. Народ поддержал партию власти, спрятавшуюся за фигурой президента, давшего народу то, о чем он ностальгировал со времен СССР: национальную гордость. Но когда обыватель поймет, что «новая реальность» в виде постоянной стагнации – это надолго, он начнет искать альтернативу «сырьевой республике» и новому «застою». Экономический рост в России обеспечит только отказ от либеральной финансовой модели при росте уровня экономической свободы и освобождении бизнеса от оков чиновников и крупного капитала.

Как показывает история нашей страны, стать на пути развития русского народа не может ни одна сила в мире. Несмотря на кажущуюся стабильность и результаты выборов, либеральная система может быть демонтирована до конца 2020 г., чему будет способствовать экономический застой и историческая веха – 100-летие октябрьской революции. Но есть другой вариант — длительного скатывания, который может завершиться скачкообразным непредсказуемым крахом (черный лебедь, точка бифуркации). У элит есть еще шанс вскочить на уходящий в будущее поезд. Как писал мудрейший Екклесиаст: «Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать».

Александр Одинцов, независимый экономист, специально для Накануне.RU

Новости экономики

Рост ВВП РФ не превысит 1,5% в год без структурных реформ и улучшения инвестиционного климата даже при ценах на нефть в 100 долларов за баррель, сообщила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, передает РИА Новости .

«Я согласна с Аркадием Владимировичем (вице-премьером Дворковичем), что темпы экономического роста — это наша внутренняя проблема. Сейчас прогнозы в основном построены — будет цена 35 — будет такой-то прогноз, будет цена 50 (долларов за баррель нефти) — будет такой-то прогноз. Да, в краткосрочной перспективе это верно», — сказал Набиуллина, выступая на Биржевом форуме-2020.

Но темпы экономического роста в России, если говорить о развитии страны в среднесрочной перспективе — это чисто внутренние проблемы страны, подчеркнула глава ЦБ. «Потому что, на мой взгляд, существует, скажем так, две стороны одного правила. Какие бы цены на нефть не были, хоть опять 100 долларов, мы не сможем расти выше 1,5-2%, если не будем делать структурных реформ, улучшать инвестиционный климат», — заявила Набиуллина.


«При этом вторая часть этого правила — мы можем устойчиво расти, несмотря на уровень цен (на нефть) — будут они высокими или низкими, если соответствующую проводить политику и структурные реформы», — добавила она.

Набиуллина, как отмечает «Интерфакс», в своем выступлении заявила, ЦБ РФ видит возможность поквартального роста экономики в 2020 году.

«Традиционно ЦБ, наверное, один из самых консервативных прогнозистов у нас в стране. И коллеги из правительства призывают нас быть оптимистичными. Но, несмотря на наш консерватизм, мы видим большую вероятность того, что темпы экономического роста в квартальном выражении в этом году могут выйти в положительную область, хотя в целом по году они будут отрицательными», — сказала она.

«Но вопрос не в том, когда мы выйдем на эти положительные темпы — в этом году, в следующем — а вопрос в том, на какие среднегодовые темпы мы выйдем в среднесрочной перспективе. Важный вопрос, когда мы обеспечим достаточно устойчивые высокие темпы экономического роста», — указала глава ЦБ.

Для начала структурных реформ в экономике России цен на нефть в 40 долларов недостаточно

Несколько дней назад аналитики американского экономического издания Bloomberg выдвинули версию, что для начала структурных реформ в России необходимо, что бы цена на баррель нефти опустилась до отметки в пределах 40 долларов США. Главным логическим посылом подобного суждения была мысль, что именно при 40 долларов за баррель у России не будет альтернатив, кроме как создавать условия для развития малого и среднего предпринимательства, а также для либерализации экономики. При ценах выше 40 долларов за баррель Brent у российского правительства якобы нет мотивации что-то развивать, а при ценах на нефть ниже 40 долларов за баррель, у правительства РФ просто не будет средств для проведения структурных преобразований.

Логика американских аналитиков проста и понятна. Возможно, в любой другой стране это бы сработало в полную меру. Однако говорить о том, что нынешнее руководство пойдет на то, что бы ослабить давление на наиболее активную часть населения (имеется ввиду предприниматели) более чем маловероятно. По какой причине правительство будет ослаблять удавку на шее налогоплательщиков в то время, когда средств на ведение дорогостоящих политических авантюр и так недостаточно?! В этой ситуации гораздо проще нанять за несколько десятков тысяч долларов не обремененных грузом таких понятий как совесть и мораль журналистов, которые смогли бы с надрывом, но четко поставленным голосом рассказать россиянам, что во всем виноваты враги.

Удивительно, но эта схема отлично работала как в советские, так и в постсоветские времена. За 99 лет после октябрьской революции граждане России и других постсоветских стран научились терпеть и молча преодолевать трудности. Безусловно были периоды и перестройки и путч и все, из-за чего не стало огромной империи. Однако не стоит питать какие-либо иллюзии о переменах или реформах в России, когда цены на нефть достаточно высоки. А ведь прошло около 10 лет, пока советская экономика держалась при ценах на нефть в пределах 8-12 долларов за баррель (имеется ввиду приведенная стоимость). Молодое российское правительство не могло и мечтать о ценах на нефть в районе 25-30 долларов за баррель. При этом постепенный рост экономики достигался исключительно за счет развития системы самозанятости населения, а также развития промышленного и научного потенциала страны. Существенно выросшие цены на углеводороды дали возможность российскому правительству пополнить казну и приступить к реализации масштабных проектов по восстановлению инфраструктуры, а также существенно поднять уровень социальной поддержки населения.

При цене в 120 долларов за баррель у России появились возможности проводить беспрецедентные по финансовым затратам зимние олимпийские игры в тропиках, а также проводить иные сверхзатратные мероприятия, такие как аннексия территорий сопредельных государств и полномасштабное участие в военных операциях в Сирии. Затраты на силовой блок превысили все мыслимые и немыслимые размеры.

Конфронтация со странами западного мира и последовавшее за этим экономическое эмбарго достаточно «больно» ударили по экономике страны. Однако все это мелочи по сравнению с падением цен на нефть до 27 долларов за баррель. Надо отметить, что российскому руководству очень повезло, так как запредельно низкие цены на черное золото продержались не долго, а золотовалютных резервов с лихвой хватило для удержания ситуации под контролем. Единственный экономический вопрос, который не удалось решить без последствий, был курс рубля, который потерял практически половину своей реальной стоимости.

Сегодня стоимость барреля нефти марки Brent стабилизировалась в районе 46-48 долларов за баррель. Конечно же этих средств было бы достаточно для проведения реформ в экономике, как утверждает Bloomberg. Однако средств, поступаемых от продажи углеводородов катастрофически не хватает на внешнеполитические авантюры, в которых погрязло руководство страны. Не мало говорилось о том, что главе государства не очень интересна экономика. Очень похоже, что он не очень разбирается тонкостях макроэкономики, и именно по этой причине всячески самоустраняется от решения жизненно важных задач. Упущения в вопросах внутренней экономики Владимир Путин с лихвой компенсирует решением геополитических вопросов. Именно по этой причине, на сегодняшний день настоящие экономические реформы экономики России невозможны ни при цене на нефть в 40, 30 или даже 60 долларов за баррель. Для того, что бы начались в России реформы, нужны совершенно иные основания, о которых агентство Bloomberg даже не упомянуло.

При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на Торгпроминфо обязательна.

Нефть

Нефть
Основной состав смесь углеводородов в различных пропорциях
Агрегатное состояние жидкость
Цвет различный [1] [2]
Цвет черты/пятна различный
Прозрачность различная
Плотность 0,65-1,05 г/см³
Температура вспышки от +35 до +121 [3] °C
Мировой запас около 1208 [4] [5] (2007 г.) или 1199,71 (2011) [6] млрд баррелей
Потребление около 85,6 (2007 г.) [7] , 87,36 (2011 г.) [8] млн баррелей в день => около 32 млрд баррелей в год
Плотность 0,65-1,05 г/см³

Нефть (из тур. neft , от перс. نفت ‎, naft [9] ) — природная маслянистая горючая жидкость со специфическим запахом, состоящая в основном из сложной смеси углеводородов различной молекулярной массы и некоторых других химических соединений. Относится к каустобиолитам [10] (ископаемое топливо [11] ).

Подавляющая часть месторождений нефти приурочена к осадочным породам [3] [12] . Цвет нефти обычно чисто-чёрный. Иногда варьирует в буро-коричневых тонах (от грязно-жёлтого до тёмно-коричневого, почти чёрного), изредка встречается нефть, окрашенная в светлый жёлто-зелёный цвет, и даже бесцветная, а также насыщенно-зелёная нефть [13] [14] . Имеет специфический запах, также варьирующий от лёгкого приятного до тяжёлого и очень неприятного. Цвет и запах нефти в значительной степени обусловлены присутствием азот-, серо- и кислородсодержащих компонентов, которые концентрируются в смазочном масле и нефтяном остатке. Большинство углеводородов нефти (кроме ароматических) в чистом виде лишено запаха и цвета [15] .

На протяжении XX века и в XXI веке нефть является одним из важнейших для человечества полезных ископаемых.

По химическому составу и происхождению нефть близка к природным горючим газам и озокериту. Эти ископаемые объединяют под общим названием петролиты. Петролиты относят к ещё более обширной группе так называемых каустобиолитов — горючих минералов биогенного происхождения, которые включают также другие ископаемые топлива (торф, бурый и каменный уголь, антрацит, сланцы).

Нефть обнаруживается вместе с газообразными углеводородами на глубинах от десятков метров до 5—6 км. Однако на глубинах свыше 4,5—5 км преобладают газовые и газоконденсатные залежи с незначительным количеством лёгких фракций. Максимальное число залежей нефти располагается на глубине 1—3 км. На малых глубинах и при естественных выходах на земную поверхность нефть преобразуется в густую мальту, полутвёрдый асфальт и другие образования — например, битуминозные пески и битумы.

Содержание

Название [ править | править код ]

Слово petroleum, обозначающее нефть в английском и некоторых других языках, образовано сложением двух слов: др.-греч. πέτρα — камень и лат. oleum — масло, то есть буквально «каменное масло».

Во времена химика и минералога В. М. Севергина (1765—1826) в России нефть называли «горное масло» [16] , затем «каменное масло» [17] .

Русское слово «нефть», вероятнее всего, было заимствовано из тур. neft «нефть», куда оно попало из перс. نفت ‎ (naft) «нефть». Существует альтернативная семитская версия [18] .

В немецком языке нефть — нем. Еrdöl , что буквально означает «земляное масло», венг. kőolaj — «каменное масло», яп. 石油 (сэкию) — «каменное масло», фин. vuoriöljy — «горное масло».

История [ править | править код ]

Нефть известна человечеству с древнейших времён, что иллюстрируется следующими данными:

Первое установленное использование нефти по регионам мира

Дата Регион мира Как использовалась Доказательство использования
6000—4000 лет до н. э. Берега Евфрата Нефть и её образования использовались в качестве вяжущего материала в строительстве. Именно их — асфальт и битум [19] — применяли при строительстве стен Вавилона [20] . Подтверждено раскопками, установившими существование нефтяных промыслов [13] .
2600 лет до н. э. Цивилизация долины Инда Использовалась в качестве вяжущего материала в строительстве. В развалинах древнеиндийского города Мохенджо-Даро был обнаружен огромный бассейн, построенный 5 тысяч лет назад, дно и стены которого были покрыты слоем асфальта(продуктом окисления нефти) [ источник не указан 2639 дней ] .
6 век до н. э. Вавилон Вавилонский царь Навуходоносор II топил нефтью гигантскую печь, и в ней, согласно библейским сказаниям, описанным в Ветхом Завете, попытался сжечь трёх еврейских юношей, что ему не удалось. По свидетельству Геродота, нефть широко использовалась при создании стен и башен Вавилона. Он же описывает древний способ добычи нефти из «известного колодца», расположенного недалеко от Ардерикки — селения у Евфрата, где располагалось имение персидского царя Дария.
Древний Египет Использовалась для бальзамирования умерших (асфальт, добытый на Мёртвом море) По свидетельству Геродота и Диодора Сицилийского. [ источник не указан 3174 дня ]
Древняя Греция В качестве зажигательной смеси, топлива [ источник не указан 3174 дня ] Упоминания об использовании нефти есть у Плутарха и Диоскорида. Использовалась как топливо морского маяка греческой колонии Танаиса (найдены амфоры с остатками нефти).

В средние века интерес к нефти, в основном, основывался на её способности гореть. Сохранились сведения о «горючей воде — густе», привезённой с Ухты в Москву при Борисе Годунове.

До 18 века нефть преимущественно использовалась в натуральном, то есть не переработанном и неочищенном виде. Отдельные сведения о дистилляции нефти начинаются с X века н. э., однако широкого применения продукты дистилляции не находили [21] . В 1733 году российский военврач Иоганн Лерхе, посетив бакинские нефтепромыслы, записал наблюдения о перегонке нефти:

Нефть не скоро начинает гореть, она темно-бурого цвета, и когда её перегоняют, то делается светло-желтою. Белая нефть несколько мутна, но по перегонке так светла делается, как спирт, и сия загорается весьма скоро.

В 1746 году рудознатец Ф. С. Прядунов поставил нефтеперегонный завод на реке Ухте на естественном источнике нефти. Однако удалённость от цивилизации затруднила работу завода, который не смог обеспечить прибыльность и четверть века спустя был заброшен. [22] В 1823 году крепостные крестьяне братья Дубинины построили нефтеперегонный куб на Северном Кавказе, в городе Моздок. Это предприятие проработало более 20 лет, поставляя несколько сот пудов продуктов перегонки нефти в год для аптечных и осветительных целей. [23] В 1857 Василий Кокорев в Сураханах близ Баку построил нефтеперегонный завод начальной мощностью 100 тыс. пудов керосина в год. [24] С этого момента начинается бурное развитие керосинового промысла, потянувшее за собой нефтедобычу. К концу 19 века в России производили уже около 100 млн пудов керосина в год.

Преимущественное использование переработанной нефти началось только во 2-й половине 19 века, чему способствовал возникший в это время новый способ добычи нефти с помощью буровых скважин вместо колодцев. Первая в мире добыча нефти из буровой скважины состоялась в 1848 году на Биби-Эйбатском месторождении вблизи Баку [25] .

Происхождение [ править | править код ]

Нефтеобразование — стадийный, длительный процесс образования нефти из органического вещества осадочных пород (остатков древних живых организмов), согласно доминирующей биогенной (органической) теории происхождения нефти. Данный процесс занимает десятки и сотни миллионов лет [26] . В XX веке определённую популярность, особенно в СССР, имела гипотеза абиогенного происхождения нефти из неорганического вещества на больших глубинах в условиях колоссальных давлений и высоких температур, однако подавляющее большинство доказательств свидетельствует в пользу биогенной теории [27] . Абиогенные гипотезы не позволяли делать эффективных прогнозов для открытия новых месторождений [28] .

Геология нефти [ править | править код ]

Заключающие нефть породы обладают сравнительно высокой пористостью и достаточной для её извлечения проницаемостью. Породы, допускающие свободное перемещение и накопление в них жидкостей и газов, называются коллекторами. Пористость коллекторов зависит от степени отсортированности зёрен, их формы и укладки, а также и от наличия цемента. Проницаемость определяется размером пор и их сообщаемостью. Главнейшими коллекторами нефти являются пески, песчаники, конгломераты, доломиты, известняки и другие хорошо проницаемые горные породы, заключённые среди таких слабопроницаемых пород, как глины или гипсы. При благоприятных условиях коллекторами могут быть трещиноватые метаморфические и изверженные породы, находящиеся в соседстве с осадочными нефтеносными породами.

Весьма продолжительное время (со 2-й половины XIX в.) геологи полагали, что нефтяные залежи приурочиваются почти исключительно к антиклинальным складкам, и только в 1911 И. М. Губкиным был открыт в Майкопском районе новый тип залежи, приуроченной к аллювиальным пескам и получившей название «рукавообразной». Спустя более 10 лет подобные залежи были обнаружены в США. Дальнейшее развитие разведочных работ в СССР и США завершилось открытием залежей, связанных с соляными куполами, приподнимающими, а иногда и протыкающими осадочные толщи. Изучение нефтяных месторождений показало, что образование нефтяных залежей обусловлено различными структурными формами изгибов пластов, стратиграфическими соотношениями свит и литологическими особенностями пород. Предложено несколько классификаций месторождений и залежей нефти как в России, так и за рубежом. Нефтяные месторождения различаются друг от друга по типу структурных форм и условиям их образования. Залежи нефти и газа различаются друг от друга по формам ловушек-коллекторов и по условиям образования в них скоплений нефти. [ источник не указан 2397 дней ]

Свойства [ править | править код ]

Физические свойства [ править | править код ]

Нефть — жидкость от светло-коричневого (почти бесцветная) до тёмно-бурого (почти чёрного) цвета (хотя бывают образцы даже изумрудно-зелёной нефти). Средняя молекулярная масса 220—400 г/моль (редко 450—470). Плотность 0,65—1,05 (обычно 0,82—0,95) г/см³; нефть, плотность которой ниже 0,83, называется лёгкой, 0,831—0,860 — средней, выше 0,860 — тяжёлой.

Выбор редактора:  Евро и бинарные опционы. Прогноз экспертов на весну 2020 года

Плотность нефти, как и других углеводородов, сильно зависит от температуры и давления [29] . Она содержит большое число разных органических веществ и поэтому характеризуется не температурой кипения, а температурой начала кипения жидких углеводородов (обычно >28 °C, реже ≥100 °C в случае тяжёлой не́фти) и фракционным составом — выходом отдельных фракций, перегоняющихся сначала при атмосферном давлении, а затем под вакуумом в определённых температурных пределах, как правило до 450—500 °C (выкипает

80 % объёма пробы), реже 560—580 °C (90—95 %). Температура кристаллизации от −60 до +30 °C; зависит преимущественно от содержания в нефти парафина (чем его больше, тем температура кристаллизации выше) и лёгких фракций (чем их больше, тем эта температура ниже). Вязкость изменяется в широких пределах (от 1,98 до 265,90 мм²/с для различной нефти, добываемой в России), определяется фракционным составом нефти и её температурой (чем она выше и больше количество лёгких фракций, тем ниже вязкость), а также содержанием смолисто-асфальтеновых веществ (чем их больше, тем вязкость выше). Удельная теплоёмкость 1,7—2,1 кДж/(кг∙К); удельная теплота сгорания (низшая) 43,7—46,2 МДж/кг; диэлектрическая проницаемость 2,0—2,5; электрическая проводимость [удельная] от 2∙10 −10 до 0,3∙10 −18 Ом −1 ∙см −1 .

Нефть — легковоспламеняющаяся жидкость; температура вспышки от −35 [3] до +121 °C (зависит от фракционного состава и содержания в ней растворённых газов). Нефть растворима в органических растворителях, в обычных условиях нерастворима в воде, но может образовывать с ней стойкие эмульсии. В технологии для отделения от нефти воды и растворённой в ней соли проводят обезвоживание и обессоливание.

Химический состав [ править | править код ]

С точки зрения коллоидной химии нефть представляет собой многокомпонентную коллоидную систему, то есть жидкость, в которой взвешены мицеллы — полутвёрдые сгустки высокомолекулярных смол, асфальтенов и карбенов [30] , не растворимых в жидких углеводородах при обычных температурах — а также, зачастую, углистые (состоящие из карбенов и карбоидов) и минеральные частицы и вода [31] .

В состав нефти входит около тысячи индивидуальных веществ, из которых большая часть — жидкие углеводороды (> 500 веществ или обычно 80—90 % по массе) и гетероатомные органические соединения (4—5 %), преимущественно сернистые (около 250 веществ), азотистые (> 30 веществ) и кислородные (около 85 веществ), а также металлоорганические соединения (в основном ванадиевые и никелевые); остальные компоненты — растворённые углеводородные газы (C1-C4, от десятых долей до 4 %), вода (от следов до 10 %), минеральные соли (главным образом хлориды, 0,1—4000 мг/л и более), растворы солей органических кислот и др., механические примеси. [ источник не указан 2397 дней ]

В основном в нефти представлены парафиновые (обычно 30—35, реже 40—50 % по объёму) и нафтеновые (25—75 %) соединения. В меньшей степени — соединения ароматического ряда (10—20, реже 35 %) и смешанного, или гибридного строения (например, парафино-нафтеновые, нафтено-ароматические).

Наряду с углеводородами в состав нефти входят вещества, содержащие примесные атомы. Серосодержащие — H2S, меркаптаны, моно- и дисульфиды, тиофены и тиофаны, а также полициклические и т. п. (70—90 % концентрируется в остаточных продуктах — мазуте и гудроне); азотсодержащие — преимущественно гомологи пиридина, хинолина, индола, карбазола, пиррола, а также порфирины (большей частью концентрируется в тяжёлых фракциях и остатках); кислородсодержащие — нафтеновые кислоты, фенолы, смолисто-асфальтеновые и др. вещества (сосредоточены обычно в высококипящих фракциях). Элементный состав (%): 82-87 C; 11-14,5 Н; 0,01-6 S (редко до 8); 0,001-1,8 N; 0,005—0,35 O (редко до 1,2) и др. Всего в нефти обнаружено более 50 элементов. Так, наряду с упомянутыми, в нефти присутствуют V(10 −5 — 10 −2 %), Ni(10 −4 −10 −3 %), Cl (от следов до 2⋅10 −2 %) и т. д. Содержание указанных соединений и примесей в сырье разных месторождений колеблется в широких пределах, поэтому говорить о среднем химическом составе нефти можно только условно.

Таблица 1. Элементный состав нефти различных месторождений (в %)

Месторождение Плотность, г/см³ С Н S N O Зола
Ухтинское (РФ) 0,897 85,30 12,46 0,88 0,14 0,01
Грозненское (РФ) 0,850 85,95 13,00 0,14 0,07 0,74 0,10
Сураханское (Азербайджан) 0,793 85,34 14,14 0,03 0,49
Калифорнийское (США) 0,912 84,00 12,70 0,40 1,70 1,20

По способности растворяться в органических жидкостях, в том числе в:

  • другие петролиты,
  • вещества, извлекаемые этими растворителями из торфа,
  • вещества, извлекаемые этими растворителями из ископаемых углей

учеными [ какими? ] принято относить к группе битумов.

Нефть как составляющая залежей углеводородов [ править | править код ]

Часто нефтяная залежь занимает лишь часть коллектора, и поэтому, в зависимости от характера пористости и степени цементации породы (гетерогенности залежи), обнаруживается различная степень насыщенности нефтью отдельных её участков в пределах самой залежи. Иногда этой причиной обусловливается наличие непродуктивных участков залежи. Обычно нефть в залежи сопровождается водой, которая ограничивает залежь вниз по падению слоёв либо по всей её подошве. Кроме того, в каждой залежи нефти вместе с ней находится т. н. плёночная, или остаточная вода, обволакивающая частицы пород (песков) и стенки пор. В случае выклинивания пород коллектора или обрезания его сбросами, сдвигами и т. п. дизъюнктивными нарушениями залежь может либо целиком, либо частично ограничиваться слабопроницаемыми породами. В верхних частях нефтяной залежи иногда сосредоточивается газ (т. н. «газовая шапка»). Дебит скважин, помимо физических свойств коллектора, его мощности и насыщения, определяется давлением растворённого в нефти газа и краевых вод. При добыче нефти скважинами не удаётся целиком извлечь всю нефть из залежи, значительное количество её остаётся в недрах земной коры (см. Нефтеотдача и Нефтедобыча). Для более полного извлечения нефти применяются специальные приёмы, из которых большое значение имеет метод заводнения (законтурного, внутриконтурного, очагового). Нефть в залежи находится под давлением (упругого расширения и/или краевой воды и/или газа, как растворённого так и газовой шапки), вследствие чего вскрытие залежи, особенно первыми скважинами, сопровождается риском газонефтепроявлений (очень редко фонтанными выбросами нефти). [ источник не указан 2397 дней ]

Классификация [ править | править код ]

Класс углеводородов, по которому нефти даётся наименование, должны присутствовать в количестве более 50 %. Если присутствуют углеводороды также и других классов и один из классов составляет не менее 25 %, выделяют смешанные типы нефти: метано-нафтеновые, нафтено-метановые, ароматическо-нафтеновые, нафтено-ароматические, ароматическо-метановые и метано-ароматические; в них первого компонента содержится более 25 %, второго — более 50 %.

Таблица 2. Содержание основных классов углеводородов в различной нефти (во фракциях, выкипающих до 300°С в % на всю нефть)

Месторождение Плотность, г/см³ Парафины Нафтены Ароматические
Пермское (РФ) 0,941 8,1 6,7 15,3
Грозненское (РФ) 0,844 22,2 10,5 5,5
Сураханское (Азербайджан) 0,848 13,2 21,3 5,2
Калифорнийское (США) 0,897 9,8 14,9 5,1
Техасское (США) 0,845 26,4 9,7 6,4

Сорта товарной нефти [ править | править код ]

Введение сортности необходимо в связи с разностью состава нефти (содержания серы, различного содержания групп алканов, наличия примесей) в зависимости от месторождения. Стандартом для цен служит нефть сортов WTI и Light Sweet (для западного полушария и вообще ориентиром для других сортов нефти), а также Brent (для рынков Европы и стран ОПЕК).

Чтобы упростить экспорт были придуманы некие стандартные сорта нефти, связанные либо с основным месторождением, либо с группой месторождений. Для России это тяжёлая Urals и лёгкая нефть Siberian Light, в Азербайджане Azeri Light. В Великобритании — Brent, в Норвегии — Statfjord, в Ираке — Kirkuk, в США — Light Sweet и WTI. Часто бывает, что страна производит два сорта нефти — лёгкую и тяжёлую. Например в Иране это Iran Light и Iran Heavy [32] .

Нефтедобыча [ править | править код ]

По способам подъёма современные методы добычи флюидов или скважинной жидкости [ источник не указан 3493 дня ] (в том числе нефти) делятся на:

  • фонтан (выход флюида осуществляется за счёт пластового давления)
  • газлифт
  • установка электроцентробежного насоса (УЭЦН)
  • ЭВН установка электро-винтового насоса (УЭВН)
  • ШГН (штанговые насосы), часто с приводом от наземного станка-качалки
  • другие

Первый центробежный насос для добычи нефти был разработан в 1916 российским изобретателем Армаисом Арутюновым. В 1923 году Арутюнов эмигрировал в США, и в 1928 году основал фирму Bart Manufacturing Company, которая в 1930 была переименована в «REDA Pump» (аббревиатура от Russian Electrical Dynamo of Arutunoff), которая многие годы была лидером рынка погружных насосов для нефтедобычи. В СССР большой вклад в развитие электрических погружных насосов для добычи нефти внесло Особое конструкторское бюро по конструированию, исследованию и внедрению глубинных бесштанговых насосов (ОКБ БН) созданном в 1950 г. Основателем ОКБ БН был Богданов Александр Антонович.


До середины 1970-х мировая добыча нефти удваивалась примерно каждое десятилетие, потом темпы её роста замедлились. В 1938 она составляла около 280 млн т, в 1950 около 550 млн т, в 1960 свыше 1 млрд т, а в 1970 свыше 2 млрд т. В 1973 году мировая добыча нефти превысила 2,8 млрд т. Мировая добыча нефти в 2005 году составила около 3,6 млрд т.

Всего с начала промышленной добычи (с конца 1850-х гг.) до конца 1973 года в мире было извлечено из недр 41 млрд т, из которых половина приходится на 1965—1973 год. [ источник не указан 2374 дня ]

Мировая добыча нефти в 2006 г. составляла около 3,8 млрд т в год [34] , или 30 млрд баррелей в год.

Крупнейшие мировые нефтедобытчики (По данным Международного энергетического агентства)

Страна 2008 2006 [35] 2003
Добыча, млн т. Доля мирового рынка (%) Добыча, млн т. Доля мирового рынка (%) Добыча, млн т. Доля мирового рынка (%)
Саудовская Аравия 505 [36] 9,2 477 12,1 470 12,7
Россия 480 [37] 9,1 507 12,9 419 11,3
США 294 [38] 5,6 310 7,9 348 9,4
Иран 252 [39] 4,8 216 5,5 194 5,2
Китай 189 [40] 3,5 184 4,7 165 4,4
Мексика 167,94 [41] 3,2 183 4,6 189 5,1
Канада 173,4 [42] 3,3 151 3,8 138 3,7
Венесуэла 180 [43] 3,4 151 3,8 149 4
Казахстан 70 [44] 1,3 64,9 1,7 51,3 1,2
остальные страны: 1985,56 [ источник не указан 3412 дней ] 56 1692,1 43 1589,7 43
Мировая добыча нефти, всего: 100 3936 100 3710 100

Нефтедобывающими странами также являются: Ливия, Норвегия.

Добыча нефти на крупнейших месторождениях мира (ТОР-20)

номер государства месторождение добыча в 2006 г.
(млн т)
добыча в 2008 г.
(млн т)
нефтегазоносный бассейн
1 Саудовская Аравия Аль-Гавар 250 . Персидский залив
2 Венесуэла Шельф Боливар 100 120 Маракайбо
3 Мексика Кантарел 86,7 . Мексиканский залив
4 Кувейт Большой Бурган 80 . Персидский залив
5 Саудовская Аравия Сафания-Хафджи 75 70 Персидский залив
6 Ирак Румайла 65 . Персидский залив
7 Китай Дацин 43,41 . Сунляо
8 Ангола Комплекс Кизомба . 38,5 Атлантическая побережье
9 Иран Ахваз 35 . Персидский залив
10 Азербайджан Азери-Чираг-Гюнешли 23,6 34 Южный Каспий
11 Россия Самотлор 30,75 27,9 (2009 г.) Западная Сибирь
12 Россия Приобское 27,6 40,4 Западная Сибирь
13 ОАЭ Аль-Закум 27,5 . Персидский залив
14 Саудовская Аравия Шайба 27,5 . Персидский залив
15 Китай Шэнли 27,49 . Бохайвань
16 Иран Марун 26 . Персидский залив
17 Казахстан Тенгиз 13,32 25 Прикаспийская НГП
18 Саудовская Аравия Зулуф 25 . Персидский залив
19 Иран Гечсаран 24 . Персидский залив
20 Алжир Хасси-Мессауд 22 . Алжирская Сахара

Нефтяная промышленность в России [ править | править код ]

Одно из первых упоминаний о нефти в России относится к XV веку, когда нефть была найдена в Ухте. В 1684 году иркутский письменный голова Леонтий Кислянский обнаружил нефть в районе Иркутского острога. О другой находке нефти в России было сообщено 2 января 1703 года в русской газете «Ведомости». Добыча нефти началась с 1745 года. Однако в течение XVIII века разработка нефтяных месторождений являлась убыточной из-за крайне узкого практического применения продукта. С развитием промышленности, спрос увеличился. Основным нефтяным районом России стал Кавказ.

Войны и революционные события в России ввергли нефтедобычу в кризис. Только в 1920-е годы стало возможным говорить о восстановлении отрасли.

Добыча нефти в СССР быстро росла вплоть до начала 80-х, затем рост замедлился. В 1988 году добыча нефти в СССР и в России достигла исторического максимума, а затем начала падать.

После распада Советского Союза государственные предприятия были акционированы, и значительная их часть перешла в частные руки. Добыча нефти продолжала падать вплоть до середины 90-х годов, после чего вновь стала расти.

Нефть является главной статьёй российского экспорта, составляя, по данным за 2009 год, 33 % экспорта в денежном выражении (вместе с нефтепродуктами — 49 %). Кроме того, от уровня цен на нефть и нефтепродукты существенно зависят цены на третий основной компонент экспорта — природный газ. Правительство России планирует увеличение добычи нефти к 2030 году до 530 млн т в год [45] .

По данным Министерства природных ресурсов и экологии РФ, стоимость суммарных запасов нефти в России составляет около 40 триллионов рублей. Объём нефтяных запасов в натуральном выражении — более 9 миллиардов тонн. При этом в статистику Минприроды попали только запасы на уже лицензированных к добыче участках месторождений, «по которым имеются утвержденный в установленном порядке технический проект и иная проектная документация на выполнение работ». Общий объём разведанных запасов намного больше. [46]

В 2011 году добыча нефти в РФ составила около 511 млн тонн, что на 1,23 % выше, чем в 2010 [47] . Экспорт нефти сократился на 2,4 % по данным Росстата [47] , или на 6,4 % по данным ФТС [48] , но доходы от экспорта выросли со 129 до 171,7 млрд долларов [48] .

Рынок нефти [ править | править код ]

В 2020 году Сырая нефть была наиболее торгуемым товаром на мировом рынке, объем операций оценивается в 792 млрд. долл. США [49]

Крупнейшими экспортерами сырой нефти были:

  • Саудовская Аравия (110 млрд. долл. США)
  • Россия (96,6 млрд. долл. США)
  • Ирак (57,5 млрд. долл. США)
  • Канада (54,1 млрд. долл. США)
  • Объединенные Арабские Эмираты (39,9 млрд. долл. США)
  • Иран (38,5 млрд. долл. США)
  • Нигерия (35,6 млрд. долл. США)
  • Кувейт (31,3 млрд. долл. США)
  • Норвегия (28,1 млрд. долл. США)
  • Ангола (26,8 млрд. долл. США)

Крупнейшими импортерами сырой нефти были:

  • Китай (144 млрд. долл. США)
  • США (129 млрд. долл. США)
  • Индия (74,7 млрд. долл. США)
  • Япония (57,7 млрд. долл. США)
  • Южная Корея (56 млрд. долл. США)
  • Нидерланды (36,4 млрд. долл. США)
  • Германия (30,1 млрд. долл. США)
  • Италия (24,8 млрд. долл. США)
  • Испания (23,2 млрд. долл. США)
  • Франция (20,6 млрд. долл. США)

Сырая нефть являлась, в 2020 году, главным экспортным товаром для таких стран как Канада, Россия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Норвегия, Ирак, Иран, Нигерия, Кувейт и Казахстан. Сырая нефть была главной статьёй импорта для таких стран как Япония, Нидерланды, Южная Корея, Индия, Испания, ЮАР, Португалия, Финляндия, Греция и Беларусь.

Переработка нефти [ править | править код ]

Первый завод по очистке нефти был построен в России в 1745 году, в период правления Елизаветы Петровны, на Ухтинском нефтяном промысле. В Санкт-Петербурге и в Москве тогда пользовались свечами, а в малых городах — лучинами. Но уже тогда во многих церквях горели неугасаемые лампады. В них наливалось горное масло, которое было не чем иным, как смесью очищенной нефти с растительным маслом. Купец Набатов был единственным поставщиком очищенной нефти для соборов и монастырей. В конце XVIII столетия была изобретена лампа. С появлением ламп возрос спрос на керосин. Очистка нефти — удаление из нефтепродуктов нежелательных компонентов, отрицательно влияющих на эксплуатационные свойства топлив и масел. Химическая очистка производится путём воздействия различных реагентов на удаляемые компоненты очищаемых продуктов. Наиболее простым способом является очистка 92-96 % серной кислотой или олеумом, применяемая для удаления непредельных и ароматических углеводородов. Физико-химическая очистка производится с помощью растворителей, избирательно удаляющих нежелательные компоненты из очищаемого продукта. Неполярные растворители (пропан и бутан) используются для удаления из остатков переработки нефти (гудронов) ароматических углеводородов (процесс деасфальтации). Полярные растворители (фенол и др.) применяются для удаления полициклических ароматических углеродов с короткими боковыми цепями, сернистых и азотистых соединений из масляных дистиллятов. При адсорбционной очистке из нефтепродуктов удаляются непредельные углеводороды, смолы, кислоты и др. Адсорбционную очистку осуществляют при контактировании нагретого воздуха с адсорбентами или фильтрацией продукта через зерна адсорбента. Каталитическая очистка — гидрогенизация, применяемая для удаления сернистых и азотистых соединений.

Применение [ править | править код ]

Непосредственно сырая нефть практически не применяется (сырая нефть наряду с нерозином применяется для пескозащиты — закрепления барханных песков от выдувания ветром при строительстве ЛЭП и трубопроводов). Для получения из неё технически ценных продуктов, главным образом моторных топлив (бензин, керосин, дизельное топливо, реактивное топливо), топлива для газовых турбин и котельных установок, смазочных и специальных масел, парафина, битумов для дорожного строительства и гидроизоляции, синтетических жирных кислот, сажи для резиновой промышленности, кокса для электродов, растворителей, сырья для химической промышленности, её подвергают переработке.

Попутные нефтяные газы, газы нефтепереработки, ряд фракций нефти, ароматические углеводороды, жидкие и твёрдые парафины, получаемые из нефти используются как сырьё для нефтехимического синтеза полимерных материалов и пластических масс, синтетических волокон, синтетического каучука, синтетических моющих средств, спиртов, альдегидов, кетонов, кормовых белков и других ценных материалов.

Нефть занимает ведущее место в мировом топливно-энергетическом балансе: доля её в общем потреблении энергоресурсов составляла 33,6 % в 2010 [50] . В перспективе эта доля будет уменьшаться [51] вследствие возрастания применения атомной и иных видов энергии, а также увеличения стоимости и уменьшения добычи.

В связи с быстрым развитием в мире химической и нефтехимической промышленности, потребность в нефти увеличивается не только с целью повышения выработки топлив и масел, но и как источника ценного сырья для производства синтетических каучуков и волокон, пластмасс, ПАВ, моющих средств, пластификаторов, присадок, красителей, и др. (более 8 % от объёма мировой добычи). Среди получаемых из нефти исходных веществ для этих производств наибольшее применение нашли: парафиновые углеводороды — метан, этан, пропан, бутаны, пентаны, гексаны, а также высокомолекулярные (10—20 атомов углерода в молекуле); нафтеновые; ароматические углеводороды — бензол, толуол, ксилолы, этилбензол; олефиновые и диолефиновые — этилен, пропилен, бутадиен; ацетилен. Нефть уникальна именно комбинацией качеств: высокая плотность энергии (на тридцать процентов выше, чем у самых качественных углей), нефть легко транспортировать (по сравнению с газом или углём, например), наконец, из нефти легко получить массу вышеупомянутых продуктов.

Истощение ресурсов нефти, рост цен на неё и др. причины вызвали интенсивный поиск заменителей жидких топлив.

Потребление нефти по отраслям [52] Транспорт Промышленность Прочие энергетические нужды Неэнергетическое использование
1973 год 45,4 % 19,9 % 23,1 % 11,6 %
2014 год 64,5 % 8,0 % 11,3 % 16,2 %

Как сообщает американский историк Д. Бурстин, в XIX веке в США нефть продавали в качестве универсального лекарства [53] .

Исследования [ править | править код ]

Д. И. Менделеев впервые обратил внимание на то, что нефть является важнейшим источником химического сырья, а не только топливом; он посвятил ряд работ происхождению и рациональной переработке нефти. Ему принадлежит известное высказывание о попытках топить паровые котлы нефтью вместо угля: «Можно топить и ассигнациями» (1885). [54]

Большое значение имели работы В. В. Марковникова (1880-е годы), посвящённые изучению состава нефти; им был открыт в нефти новый класс углеводородов, названный им нафтенами, и изучено строение многих углеводородов. Л. Г. Гурвич на основании своих исследований разработал физико-химическую основу очистки нефти и нефтепродуктов и значительно усовершенствовал методы её переработки. Продолжая работы Марковникова, Н. Д. Зелинский разработал в 1918 году каталитический способ получения бензина из тяжёлых остатков нефти. Многие годы в области химии нефти работал С. С. Намёткин; им разработаны методы определения содержания в нефти углеводородов разных классов (определение группового состава) и указаны способы повышения выхода нефтепродуктов. В. Г. Шухов изобрёл первую в мире промышленную установку термического крекинга нефти (1891), был автором проекта и главным инженером строительства первого российского нефтепровода (1878), заложил основы конструирования нефтепроводов, нефтехранилищ и оборудования нефтепереработки.

Запасы [ править | править код ]

Нефть относится к невозобновляемым ресурсам. Разведанные запасы нефти составляют (на 2004) 210 млрд т (1200 млрд баррелей), неразведанные — оцениваются в 52—260 млрд т (300—1500 млрд баррелей). Мировые разведанные запасы нефти оценивались к началу 1973 года в 100 млрд т (570 млрд баррелей). Таким образом, в прошлом разведанные запасы росли (также растёт и потребление нефти — за последние 35 лет оно выросло с 20 до 30 млрд баррелей в год). [ источник не указан 2740 дней ] Однако, начиная с 1984 г., годовой объём мировой нефтедобычи превышает объём разведываемых запасов нефти [55] .

Мировая добыча нефти в 2006 г. составляла около 3,8 млрд т в год [34] , или 30 млрд баррелей в год. Таким образом, при нынешних темпах потребления, разведанной нефти хватит примерно на 40 лет, неразведанной — ещё на 10—50 лет.

Несмотря на существование таких прогнозов, правительство России в 2009 году планировало увеличение добычи нефти к 2030 году до 530 млн т в год (в рамках Энергетической стратегии России на период до 2030 года) [56] Энергетическая стратегия России на период до 2030 года (неопр.) (недоступная ссылка — история ) . Дата обращения 22 мая 2012. .

Страны с крупнейшими запасами нефти (млрд баррелей) (по данным BP Statistical review of world energy 2020 [57] )

Страна Запасы 1 % от мировых запасов Добыча² Ресурсообеспеченность (лет)³
Венесуэла [58] 300,9 17,7 2 626 314
Саудовская Аравия 266,6 15,7 12 014 61
Канада 172,2 10,1 4 385 108
Иран 157,8 9,3 3 920 110
Ирак 143,1 8,4 4 031 97
Россия 102,4 6,0 10 980 26
Кувейт 101,5 6,0 3 096 90
ОАЭ 97,8 5,8 3 902 69
США 55,3 3,2 12 704 12
Ливия 48,4 2,8 432 307
Нигерия 37,1 2,2 2 352 43
Казахстан 30,0 1,8 1 669 49
Катар 25,7 1,5 1 898 37
Китай 18,5 1,1 4 309 12
Бразилия 13,0 0,8 2 527 14
Члены ОПЕК 1211,6 71,4 38 226 87
Весь мир 1697,6 100,0 91 670 51

1. Оценочные запасы в миллиардах (10 9 ) баррелей 2. Добыча в тысячах (10³) баррелей в день 3. Ресурсообеспеченность рассчитывается как запасы/добыча

По состоянию на 1 января 2012 года, согласно официально обнародованной информации (до этого данные по запасам нефти и газа были засекречены), извлекаемые запасы нефти в Российской Федерации по категориям A/B/C1 составляют 17,8 млрд тонн [59] или 129,9 млрд баррелей (из расчёта, что 1 тонна экспортной смеси Urals составляет 7,3 барреля). Расчётное время на которое хватит этих запасов при текущей добыче (чуть больше 10 млн баррелей или 1,4 млн тонн в день) составляет 35 лет.

Также имеются большие запасы нефти (3400 млрд баррелей) в нефтяных песках Канады и Венесуэлы. Этой нефти при нынешних темпах потребления хватит на 110 лет. В настоящее время компании ещё не могут производить много нефти из нефтяных песков, но ими ведутся разработки в этом направлении.

Нефть и экономика [ править | править код ]

Нефть занимает ведущее место в мировом топливно-энергетическом хозяйстве. Её доля в общем потреблении энергоресурсов непрерывно росла: 3 % в 1900, 5 % перед 1-й мировой войной (1914—1918), 17,5 % накануне 2-й мировой войны (1939—1945), 24 % в 1950, 41,5 % в 1972 [50] , 48 % в 2004 году и 46,2 % в 1973 году [52] , но впоследствии стала уменьшаться, составив 33,6 % в 2010 [50] и 31,3 % в 2014 году [52] .

Альтернативы конвенциональной нефти [ править | править код ]

Резкий рост цен в 2003—2008 годах, а также ограниченность запасов конвенциональной нефти делают актуальными развитие технологий с уменьшенным потреблением нефтепродуктов, а также развитие альтернативных генерирующих мощностей не использующих продукты нефтепереработки.

Битуминозные (нефтяные) пески

Запасы нефти в битуминозных песках Альберты, Канада и в Ориноко, Венесуэла составляют соответственно 1,7 и 2,0 трлн баррелей [60] , в то время как мировые запасы традиционной нефти на начало 2006 года оценивались в 1.1 трлн баррелей [61] . Добыча нефти из битуминозных песков Альберты составила 1,126 Мб/д (млн. баррелей в день) в 2006. Планируется увеличить её до 3 Мб/д в 2020 и 5 Мб/д в 2030. Добыча нефти из битуминозных песков Ориноко составляет 0,5 Мб/д, а в 2010 году планируется нарастить её до 1 Мб/д [62] . Вся мировая добыча нефти составляет около 84 Мб/д. Таким образом, хотя запасы битуминозных песков огромны, добыча нефти из них в обозримом будущем (согласно нынешним прогнозам) будет удовлетворять всего несколько процентов от мировых потребностей нефти. Проблема в том, что известные ныне технологии добычи нефти из битуминозных песков требуют большого количества пресной воды и суммарных энергозатрат, составляющих (по некоторым оценкам) около 2/3 энергетического потенциала добытой таким образом нефти [63] [64] (см. EROEI — Energy Return on Energy Investment — «энергетическая отдача от затраченной энергии»). Другие исследователи оценивают энергозатраты как всего 1/5 энергетического потенциала добытой нефти [65] .

Нефть из горючих сланцев

Горючие сланцы, общие запасы которых в мире составляют порядка 650 трлн т., содержат 2,8-3,3 трлн баррелей извлекаемой нефти [66] [67] [68] . Согласно исследованию компании RAND, производство нефти из сланцев в США станет прибыльным при цене 70-95 долларов за баррель [69] . Этот порог пройден в 2007 году. Так, австралийский проект по производству нефти из сланцев был закрыт в 2004 году благодаря усилиям Гринписа [70] . Но в 2011 году прошло сообщение о том, что в Стэнфордском университете разработана экологичная технология реторинга сланцевых пород и добычи электричества без образования углекислого газа посредством создания температуры ниже критической [71] [ значимость факта? ] .

Топливо из угля

Синтетический бензин и дизельное топливо из угля (см. Синтез Фишера — Тропша) производила нацистская Германия во время второй мировой войны. В ЮАР компания Sasol Limited производит синтетическое топливо из угля с 1955 года. В начале 2006 года в США рассматривались проекты строительства 9 заводов по непрямому сжижению угля суммарной мощностью 90—250 тыс. баррелей в день. Китай планирует инвестировать 15 млрд долларов до 2010—2015 гг. в строительство заводов по производству синтетического топлива из угля. Национальная Комиссия Развития и Реформ (NDRC) заявила, что суммарная мощность заводов по сжижению угля достигнет 16 млн тонн синтетического топлива в год, что составляет около 0,4 млн баррелей в день. Как и в случае нефти из сланцев, серьёзной проблемой получения топлива из угля является загрязнение окружающей среды, хотя и в меньших масштабах.

Газовые автомобили используют двигатель, работающий на метане, пропане или бутане. По данным компании Дельта Авто, занимающейся переоборудованием автомобилей на газовое топливо, в России продажи газа автотранспорту растут на 20 % в год, а в Евросоюзе планируется к 2020 году перевести на газовое топливо 10 % автомобилей. Лидером в этой области является Аргентина, которая перевела 1,4 млн автомобилей на газовое топливо. Газовое топливо дешевле бензина, экологически чище и увеличивает срок службы автомобиля. Однако запасы природного газа тоже ограничены, и, по прогнозам, с 2020 года добыча природного газа начнёт падать. [72]

Лидером в использовании биотоплива является Бразилия, обеспечивающая 40 % своих потребностей в топливе за счёт спирта [73] , благодаря высоким урожаям сахарного тростника и низкой стоимости рабочей силы. Биотопливо формально не приводит к выбросам парникового газа: в атмосферу возвращается углекислый газ (CO2), изъятый из неё в ходе фотосинтеза.

Однако резкий рост производства биотоплива требует больших территорий для посева растений. Эти территории или расчищаются путём сжигания лесов (что приводит к огромным выбросам углекислого газа в атмосферу), или появляются за счёт фуражных и пищевых культур (что приводит к росту цен на продовольствие) [74] .

Кроме того, выращивание сельскохозяйственных культур требует больших затрат энергии. Для многих культур EROEI (отношение полученной к потраченной энергии) лишь немного превышает единицу или даже ниже её. Так, у кукурузы EROEI составляет всего 1,5. Вопреки распространённому мнению, это верно не для всех культур: так, у сахарного тростника коэффициент EROEI составляет 8, у пальмового масла 9 [75] .

Общее производство биотоплива (биоэтанола и биодизеля) в 2005 году составило около 40 млрд л. [ источник не указан 2397 дней ]

В марте 2007 года японские учёные предложили производить биотопливо из морских водорослей [76] .

По мнению некоторых учёных, массовое использование двигателей на этаноле (не путать с биодизелем) увеличит концентрацию озона в атмосфере, что может привести к росту числа респираторных заболеваний и астмы [77] .

Электромобили. Израиль, Дания и Португалия уже подписали с компаниями Renault и Nissan соглашения о создании сети заправок для электромобилей [78] . Продажа электромобилей начнётся в 2011 году. Недостатками электромобилей являются: высокая цена, необходимость часто заряжать аккумуляторы и проблема утилизации аккумуляторов, а достоинством — то, что они не загрязняют воздух в городах (хотя для выработки электроэнергии, возможно, приходится загрязнять атмосферу).

Близки к электромобилям и автомобили с водородным двигателем. Водород получают из воды электролизом, таким образом, водородные баллоны — фактически способ сохранять электроэнергию. Кроме того, водородные двигатели, как и электромобили, не загрязняют атмосферу, выделяя туда лишь воду. Недостатком водородных двигателей является необходимость огромного топливного бака, потому что водород — очень лёгкий газ. Проблему хранения и транспортировки водорода помогает решить его способность растворяться в некоторых металлах (Гидриды металлов). В палладии, на один объём металла Pd, растворяется до 850 объёмов H2. На сегодняшний день не существует энергетически эффективного способа получения водорода.

Однако вторым современным способом получения водорода является преобразование из природного газа. Данный способ используется в домашних водород-генерирующих установках Honda для водородомобиля этой же компании. Промышленная паровая конверсия метана в водород осуществляется с применением катализаторов и затратами подводимой тепловой энергии в размере 206 кДж/моль Агафонов А. И., Агафонов Р. А., Мурашкина Т. И. Обоснование энергоэффективности термохимических, каталитических и энергетических процессов паровой каталитической конверсии природного газа в водород // Труды Международного симпозиума «Надежность и качество». — 2011.

Цены на нефть [ править | править код ]

Цены на нефть, как и на любой другой товар, определяются соотношением спроса и предложения. Если предложение падает, цены растут до тех пор, пока спрос не сравняется с предложением.

Особенность нефти, однако, в том, что в краткосрочной перспективе спрос малоэластичен [79] : рост цен мало влияет на спрос. Поэтому даже небольшое падение предложения нефти приводит к резкому росту цен.


В среднесрочной (5—10 лет) и долгосрочной (десятилетия) перспективе спрос, однако, непрерывно увеличивается за счёт увеличения количества автомобилей и тому подобной техники. По многократным наблюдениям, рост мировых цен на нефть разгоняет долларовую инфляцию [ источник не указан 1752 дня ] , и существует мнение, что это связано с тем, что США — крупнейший потребитель нефти в мире. Однако, точное обоснование этой точки зрения не известно. К тому же, относительно недавно в число крупнейших мировых потребителей нефти вошли Китай и Индия.

В XX веке рост спроса на нефть уравновешивался разведкой новых месторождений, позволявшим увеличить и добычу нефти. Однако многие считают, что в XXI веке нефтяные месторождения исчерпают себя, и диспропорция между спросом на нефть и её предложением приведёт к резкому росту цен — наступит нефтяной кризис.

Кроме того, от уровня цен на нефть и нефтепродукты существенно зависят цены и на природный газ.

Цены на нефть также являются одним из политических инструментов международной экономики.

Российская нефть: проблемы и перспективы

Территория Российской Федерации богата «нетрадиционными» нефтяными месторождениями, различающимися по уровню загрязнений и трудностей при добыче и эксплуатации. Характер разработки этих нефтяных запасов — от выбора месторождений до экологического контроля — неизбежно окажет влияние и на ситуацию в самой России, и на весь мир.

Deborah Gordon

К сожалению, нынешняя нефтяная политика России предусматривает более высокие субсидии и налоговые льготы при добыче нефти из самых труднодоступных источников и производстве самых «грязных» видов топлива. Эти меры ведут страну в совершенно неверном направлении. В результате рынок наводняется наиболее экологически вредными нефтяными ресурсами, что может стать дополнительной «углеродной» гирей на чаше весов изменений климата. Если вместо этого Россия проведет категоризацию нефтяных ресурсов, начнет субсидировать внедрение менее углеродоемких видов топлива и обеспечит энергоэффективность в масштабе всей экономики, она пойдет по пути обеспечения своих основных потребителей в ЕС и Азии более качественным сырьем и превращения в лидера экологически устойчивой нефтедобычи.

История нефтедобычи в России

История российской нефтяной отрасли богата неординарными личностями, казалось бы, непреодолимыми проблемами и невероятными триумфами. Сегодня российские нефтяные компании — «Роснефть», «Газпром», ЛУКОЙЛ и др. — не уступают крупнейшим транснациональным корпорациям этого сектора, в том числе «ExxonMobil», BP и «Shell», по объему ресурсов и прибыльности. Это настоящие бриллианты в короне путинской России, приносящие государству многомиллиардные доходы, поддерживающие жизнь в сибирских моногородах и стоящие у руля модернизаторских усилий Кремля.

В царскую, советскую и современную эпохи эта отрасль переживала сенсационные взлеты и катастрофические падения. С 1960 г. разработка традиционных нефтяных ресурсов в России отмечена заметными колебаниями (рис. 1).

Рис. 1. Нефтедобыча в СССР/России, 1960—2011 гг.

В 1987 г., когда объем нефтедобычи в СССР достиг исторического максимума, страна занимала по этому показателю первое место в мире — 11,4 млн баррелей в сутки. После распада СССР добыча стала снижаться, дойдя в 1996 г. до минимальной отметки — 6 млн баррелей в сутки. В условиях резкого падения добычи, вызванного экономическим хаосом 1990-х годов и усугублявшегося снижением мировых цен на черное золото у крупнейших российских нефтяных компаний — «Роснефти», ЛУКОЙЛа, ТНК-BP, «Сургутнефтегаза» — не было серьезных стимулов для разработки новых месторождений. В результате сегодня эксплуатируются в основном месторождения, открытые в Западной Сибири еще до начала 1970-х годов.

На пороге нового века отрасль начала отвоевывать утраченные позиции. Добыча увеличивалась просто за счет загрузки существующих мощностей до уровня, близкого к пиковому советскому. Последние десять лет нефтедобыча в России продолжала расти.

Сегодня Россия соперничает с Саудовской Аравией за статус крупнейшей нефтедобывающей страны. Однако по объему нынешних установленных запасов нефти она намного уступает Саудовской Аравии и даже Северной Америке. Более того, в отличие от Саудовской Аравии Россия добывает нефть на пределе возможностей — резервных ресурсов у нее нет. В результате, по мнению многих, российский нефтяной сектор вновь оказался на грани сильного падения добычи. Производственные затраты растут, а объемы добычи на доставшихся в наследство от СССР традиционных месторождениях (их еще называют «зрелыми») остаются на прежнем уровне.

Кроме того, Россия обладает разнообразными нетронутыми ресурсами включая неосвоенные месторождения на отдаленных территориях, содержащие большие объемы нефти, но дорогие в разработке и расположенные на большом расстоянии от имеющихся объектов инфраструктуры. В свое время в СССР проявляли большой интерес к разработке технологий добычи подобных видов нефти более ранниего поколения вплоть до применения подземных ядерных взрывов для раскалывания скальных сланцевых пластов в Тимано-Печорском бассейне в 1960-х годах. Геологи открыли эти нетрадиционные и трудные в разработке нефтяные месторождения, но оставили их нетронутыми для будущих поколений. И теперь перед Россией стоит задача их освоения.

Россия: новые нефтяные ресурсы на горизонте

В мире постепенно иссякают запасы традиционной легкодоступной сырой нефти. В связи с этим Россия, как и другие государства, исходит из того, что оставшиеся запасы нефти неизбежно будут иметь более высокую углеродоемкость. Подобная «тяжелая» нефть имеет принципиально иные физические свойства и химический состав, а потому ее добыча сопряжена с бо́льшими трудностями и более серьезным ущербом для окружающей среды по сравнению с традиционными видами нефти. Однако в ходе геологоразведочных работ по всему миру обнаруживаются запасы менее «тяжелой» (зачастую даже «легкой») труднодоступной нефти, необычные не по составу, а по методам добычи.

Для выработки новых приоритетов России необходимо учесть как благоприятные возможности, так и проблемы, связанные с растущим разнообразием ее новых нефтяных ресурсов. В 2000 г. нефтяной баланс России на 83% состоял из легкой малосернистой сырой нефти, на 15% — из «тяжелой» нефти и на 2% — из «сверхтяжелой» битуминозной (нефти из очень древних залежей, подвергшейся воздействию бактерий, в результате чего она загустела, как смола). К 2020 г. по прогнозам соотношение элементов этого баланса должно измениться. Доля «тяжелой» нефти удвоится (до 30%), доля битуминозной нефти достигнет 20%, в результате чего доли «тяжелой» и «легкой» нефти в балансе станут равными.

Рис. 2. Географическое расположение нефтяных запасов России

В этом прогнозе, однако, не полностью учитываются перспективы разработки трудноизвлекаемых нефтяных запасов страны, находящихся в скальных породах сравнительно низкой пористости и проницаемости. Подобно тому, как метод гидравлического разрыва пластов и горизонтальное бурение сделали возможным недавний бум в области добычи легкой трудноизвлекаемой нефти в Северной Америке, Россия в состоянии освоить новый тип прежде недоступных нефтяных ресурсов.

Они представляют собой альтернативу еще более рискованному арктическому «нефтяному гамбиту», сопряженному с множеством эксплуатационных проблем, вызванных, например, непредсказуемыми погодными условиями, способными повышать производственные риски и срывать мероприятия по устранению разливов нефти. В то же время трудноизвлекаемая нефть обладает меньшей углеродоемкостью, чем битуминозная, и не так опасна для окружающей среды.

В последнее время разработка арктических месторождений оказалась в центре внимания в качестве «четвертого поколения российской нефти», но освоение трудноизвлекаемых нефтяных ресурсов может дать стране шанс сохранить нынешние объемы добычи. В «Энергетической стратегии России до 2030 года», разработанной Министерством энергетики в 2010 г., прогнозируется, что из годового объема добычи в 500—530 млн т нефти как минимум 40 млн т будут поступать из «трудных» сланцевых месторождений 1 . Столь небольшая доля не отражает подлинного потенциала российских запасов трудноизвлекаемой нефти в связи с их большим объемом.

В России имеется несколько разведанных горизонтов трудноизвлекаемой нефти, расположенных в Западной Сибири. Известное Баженовское месторождение, содержащее, по текущим оценкам, до 140 млрд т нефти, считается даже более крупным, чем североамериканская формация Баккен. Баккен, находящийся в Северной Дакоте, является одним из крупнейших разведанных месторождений трудноизвлекаемой легкой нефти: его объем оценивается в 70 млрд т. Трудноизвлекаемую нефть содержат также Абалакская и Фроловская формации в Западной Сибири. Хотя часть этих запасов невозможно добыть по техническим причинам, они представляют собой гигантские новые ресурсы для потенциальной разработки.

Однако категория трудноизвлекаемой нефти имеет значительные вариации, и эти российские ресурсы, возможно, несколько отличаются по свойствам от североамериканских аналогов. Судя по всему, эта нефть немного «тяжелее», требует больше энергии при добыче, а ее месторождения расположены даже в более отдаленных местах, чем американские запасы. В частности, несмотря на часто проводимые аналогии, верхнее Баженовское месторождение содержит более густое и менее текучее сырье, чем формации сверхлегкой трудноизвлекаемой нефти в США. Тем не менее российская трудноизвлекаемая нефть вполне способна заменить истощающиеся ресурсы легкой сырой нефти 2 .

Россия также обладает значительными запасами битуминозной нефти: их объем оценивается в 35 млрд т, не считая 29 млрд т, залегающих в отдаленных районах Восточной Сибири. Только на территории Татарстана запасы битуминозной нефти, возможно, составляют 7 млрд т. Однако эти залежи расположены на большой глубине — до 1000 м. Методы открытой добычи здесь не приемлемы: для нагрева и разжижения битума необходимо закачивать глубоко под землю значительное количество пара. Для этого требуются большие объемы воды и природного газа.

Несмотря на эти геологические особенности, разработка месторождений битуминозной нефти в Татарстане идет с 2006 г. Сегодня республиканская нефтегазовая компания «Татнефть», применяя методы, впервые опробованные в канадской провинции Альберта, добывает битуминозную нефть с глубины почти 300 м.

Помимо трудноизвлекаемой и битуминозной нефти в России имеются ресурсы керогена или нефтеносных сланцев — «незрелой» нефти, состоящей из химических соединений, содержащихся в органическом веществе известковых скальных пород. Так, верхняя часть Баженовской формации содержит залежи керогена. Однако кероген отличается еще большей энергоемкостью, концентрацией углерода, сложностью добычи и переработки, чем битум.

Препятствия к использованию новых нефтяных ресурсов России

Россия обладает широким ассортиментом нетрадиционных нефтяных ресурсов, отличающихся по характеристикам и особенностям добычи как друг от друга, так и от обычной сырой нефти, разработка которой была главной задачей отрасли в прошлом столетии. Чтобы воспользоваться этими нефтяными «ресурсами будущего», компаниям необходимо внедрять новые технологии добычи и переработки. Однако существующая в стране система налогообложения, регулирования иностранных инвестиций, а также институциональное устройство не позволяют адекватно реагировать на меняющуюся обстановку в сфере нефтедобычи. Чтобы воспользоваться имеющимися возможностями разумно и с соблюдением должной безопасности, Москве придется адаптировать эту систему к новым реалиям.

Пожалуй, важнейшая непосредственная задача, стоящая перед российским нефтяным сектором, связана с острой потребностью в увеличении доли нефтяной ренты, инвестируемой в отрасль. Без адекватных объемов реинвестирования повышение эффективности в секторе забуксует, ответственные методы производства не будут внедряться, объем добычи упадет, и отрасль вынуждена будет полагаться на разработку низкокачественных и более экологически вредных нефтяных ресурсов.

Российская налоговая система также не способствует разработке новых качественных видов нефти. В настоящее время российские власти облагают традиционные виды нефти по высоким ставкам: в частности, стандартная экспортная пошлина составляет 55 долл. за баррель. Высокие налоги не мешают российским компаниям вкладывать средства в поддержание основных фондов и пополнение резервов, но они могут отрицательно повлиять на разработку нетрадиционных углеводородных ресурсов, требующую финансовых стимулов (или ослабления «антистимулов») для повышения эффективности производства и соблюдения экологических стандартов. В целях поощрения разработки и добычи новых типов углеводородов власти в 2007 г. освободили битуминозную нефть от «сырьевого» налога. Российское правительство также рассматривает вопрос о гибком налогообложении для отдельных месторождений: те, которые сложнее всего разрабатывать, должны получить наибольшие льготы — от полного освобождения от налогов на десять лет до 50%-ного снижения ставки на пять лет. Однако с учетом наличия более легких в плане добычи и наносящих меньше ущерба окружающей среде нефтяных ресурсов этот вариант представляется контрпродуктивным.

Для разработки таких ресурсов российские власти предпочитают осуществлять масштабные интегрированные проекты с большой ролью государства и участием компаний с высокой капитализацией. Так, «Роснефть» заключила с «ExxonMobil» соглашение о добыче трудноизвлекаемой нефти на территории США, что даст ей ценный опыт и знания для аналогичной деятельности в России. Кроме того, «ExxonMobil» согласилась вместе с «Роснефтью» разрабатывать Баженовское месторождение. Другие иностранные нефтяные компании, например «Royal Dutch Shell» и «Statoil», либо уже заключили, либо подумывают о подписании соглашений о совместной разведке и разработке российских месторождений трудноизвлекаемой нефти. Наконец, «Газпром» руками своего филиала — «Газпромнефти» — разрабатывает Ачимовское конденсатное месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе.

Однако при переходе от обычной добычи нефтяных ресурсов на крупных месторождениях к разработке множества мелких нетрадиционных «площадок» российские компании могут столкнуться с проблемами. Хотя некоторые небольшие фирмы, в частности «Иркутск Ойл», уже получили лицензии на освоение традиционных нефтяных месторождений в Восточной Сибири, большинство компаний пока не занимаются добычей трудноизвлекаемой нефти. Одна из первых корпораций, наладивших такую добычу, — «Петронефть» из Томской области.

Центральную роль в разработке трудноизвлекаемых нефтяных ресурсов должны сыграть иностранные инвесторы — как крупные, так и мелкие. Привлекая иностранный капитал, независимые нефтедобывающие предприятия будут копировать бизнес-модели успешно действующих западных компаний, разбогатевших на «революции» в области добычи сланцевого газа в США. Для этого необходимо, чтобы деловой климат в России стал более благоприятным для небольших независимых фирм, которым придется сталкиваться с неопределенностью условий, высокими рисками и небольшими объемами добычи, характерными для разработки месторождений трудноизвлекаемой нефти.

Наконец, препятствия на пути освоения новых запасов нефти создает существующая в России система владения сырьевыми ресурсами. В отличие от США, где природные ресурсы, расположенные вне пределов земель, принадлежащих государству, являются частной собственностью, в России государство владеет всеми углеводородами, находящимися на территории страны. В результате у небольших фирм отсутствуют серьезные стимулы для разведки нетрадиционных нефтяных ресурсов, поскольку нет никаких гарантий, что они получат в аренду территории, где найдена нефть.

Правильное построение инфраструктуры

На нефтяную цепочку России — добычу, переработку и экспорт — глубокое влияние окажет характер инфраструктуры, в которую будут реинвестироваться доходы, полученные отраслью. Вызовом для нынешнего руководства нефтяного сектора страны станут не только проблемы нефтедобычи, но и изменения в общемировом спросе на менее углеродоемкие, более легкие и экологически чистые нефтепродукты.

По объему мощностей российский сектор нефтепереработки занимает третье место в мире после американского и китайского, но его модернизация началась лишь недавно. В настоящее время в продукции российской нефтепереработки несоразмерно велика доля «грязных» сортов топлива с высоким содержанием углерода: с 2000 г. их производство увеличилось почти втрое. Причина этого помимо устаревшей инфраструктуры заключается в том, что российское государство облагает неприбыльную рафинированную «тяжелую» нефть более низкими налогами, чем легкую, и намного более низкими, чем сырую нефть. Делается это для поддержания спроса на низкокачественные нефтепродукты. Если же Россия будет уделять приоритетное внимание добыче битуминозной и керогенной нефти, имеющей очень высокое содержание углерода и предпочтительной для переработки в весьма «тяжелые» продукты по сравнению с трудноизвлекаемой нефтью, качество продукции нефтепереработки в стране может снизиться еще больше.

Российские нефтеперерабатывающие предприятия производят в основном продукты с низкой добавленной стоимостью. У США, напротив, имеются дорогостоящие, передовые перерабатывающие предприятия, где «трудное» сырье превращается в продукты с высокой стоимостью 3 . В странах Евросоюза тем временем поговаривают о закрытии собственных нефтеперегонных заводов, в результате чего ближайшие торговые партнеры России в конечном счете будут зависеть от импортных нефтепродуктов.

Модернизация нефтеперерабатывающих предприятий в России постепенно приводит к повышению качества их продукции. В условиях высокого спроса на малосернистое дизельное топливо в Европе и Азии России необходимо сократить производство «тяжелых» сортов мазута и увеличить долю дорогих нефтепродуктов, соответствующих жестким экологическим стандартам.

Учет фактора климатических изменений в процессе принятия решений

Резкое падение промышленного производства после распада СССР дало России возможность без особых усилий обеспечить выполнение даже самых амбиционных задач в плане сокращения выбросов двуокиси углерода. Это создало в Кремле чувство самоуспокоенности, мешающее — наряду с зависимостью от нефтяной ренты, высокой энергоемкостью экономики и медленными темпами внедрения энергоэффективных технологий — превращению страны в одного из лидеров в борьбе с климатическими изменениями.

Москва не может и дальше занимать двусмысленную позицию в вопросе об изменении климата. Глобальное потепление будет влиять на характер нефтяной политики страны и одновременно испытывать ее воздействие. Факты свидетельствуют, что последствия «парникового эффекта» сильнее ощущаются в северных регионах России, где в настоящее время сосредоточены основные усилия в сфере разведки и добычи нефти.

По данным Федеральной службы гидрометеорологии и экологического мониторинга темпы роста средней температуры в России вдвое превосходят общемировые. Таяние вечной мерзлоты уже оборачивается экономическими издержками и чревато серьезными опасностями для существующей системы трубопроводов и буровых установок. В результате будущие инфраструктурные проекты станут более дорогими и потребуют дополнительных мер по обеспечению безопасной эксплуатации. Особенно это актуально для таких районов, как полуостров Ямал, который из-за таяния вечной мерзлоты может в летний сезон превращаться в сплошное болото, не способное служить твердым «фундаментом» для инфраструктурных объектов. Вследствие заболачивания ухудшатся и общие условия для нефтедобычи в регионе.

Кроме того, дорогостоящая добыча в Арктике (оценки мировых цен на нефть, обеспечивающих ее рентабельность, варьируются от 75 до 100 долл. за баррель) чревата ущербом для ледяного покрова, высвобождением метана, содержащегося в вечной мерзлоте, и изменениями в хрупком механизме поглощения углерода, представляющем собой неотъемлемую часть естественной планетарной системы секвестирования парниковых газов.

В России имеются запасы целого ряда видов нефти, что создает возможность для селективного подхода к разработке нетрадиционных месторождений. При расчете долгосрочных инвестиций в нефтяную отрасль России необходимо учитывать затраты, связанные с климатическими изменениями. Стране стоило бы избегать капиталовложений в разработку самых экологически вредных нефтяных ресурсов, поскольку в конце концов этой продукции придется не только столкнуться с нормами климатического регулирования, но и, возможно, конкурировать с менее углеродоемкими видами нефти.

Российская нефть — что впереди

Высокие мировые цены на нефть обернулись для России самоуспокоенностью, препятствующей проведению реформ, совершенствованию налогового режима и решению климатических проблем. Сегодня нефтяная рента составляет до 40% федерального бюджета страны. Для обеспечения его сбалансированности необходимо, чтобы нефтяные цены оставались на уровне 110 долл. за баррель или превышали его. Однако в условиях значительного общего повышения государственных расходов и падения добычи сырой нефти в Западной Сибири российская система стрижки нефтяных купонов нуждается в коренном пересмотре.

России необходимо диверсифицировать экономику, преодолеть ее сырьевой характер — в Кремле это осознают, но выполнить подобную задачу на практике чрезвычайно трудно. Кроме того, существует непосредственная задача перенацеливания текущих инвестиций на развитие наиболее стабильных и безопасных новых нефтяных ресурсов. Один из вариантов продвижения вперед связан с разработкой месторождений с учетом ее климатических последствий, субсидированием создания менее углеродоемких видов топлива и внедрением энергоэффективных технологий в масштабе всей экономики.

Кроме того, России скорее всего придется пересмотреть вопрос об освоении энергоресурсов Арктики. Из-за чрезвычайной сложности добычи нефти в этом регионе любая разработка месторождений в данных экстремальных условиях зависит от сохранения высоких и стабильных нефтяных цен. Тем не менее Управление энергетический информации США прогнозирует, что общемировые цены на нефть в период до 2040 г. будут колебаться от 60 до 250 долл. за баррель. Согласно имеющимся оценкам в это время общемировой объем добычи нефти должен увеличиться как минимум на 6 млн баррелей в сутки, а то и вдвое больше. Хотя политическая нестабильность на Ближнем Востоке и рост общемирового спроса на нефть снижает вероятность падения цен на это сырье, неопределенность ситуации позволяет говорить о том, что дорогостоящие эксперименты с нефтедобычей в Арктике следует отложить на долгий срок. Столь же проблематичными можно счесть и перспективы разработки запасов «сверхтяжелой» битуминозной и керогенной нефти.

Вместо этого России следует сосредоточить внимание на разработке тех видов нефтяных ресурсов, добыча которых сопряжена с наименьшими внешними издержками — минимальным воздействием на окружающую среду и низким объемом выбросов парниковых газов. Возможно, месторождения трудноизвлекаемой нефти на суше будут проще в освоении и отличаться меньшей углеродоемкостью, чем нефтяные ресурсы Арктики, и их разработка станет более рентабельным и экологичным вариантом. Российскому правительству необходимо создать стимулы для разведки залежей трудноизвлекаемой нефти, упразднить субсидирование производства «грязного» топлива, реинвестировать нефтяные доходы в повышение качества нефтепереработки и способствовать прозрачности в сборе данных, гарантирующей минимальное воздействие такой нефтедобычи на климатические изменения.

Сегодня, когда мир пытается разобраться с благоприятными и негативными последствиями освоения новых углеводородных ресурсов, Россия может взять на себя роль мирового лидера в этой сфере посредством успешного освоения своих новых нефтяных горизонтов. Разумный подход для нее связан с инвестициями в экономически и экологически обоснованную политику освоения ее многообразных углеводородных ресурсов.

Примечания

1 Чтобы перевести значения из тонн в баррели, нужно умножить соответствующие цифры на 7,33.

2 Трудноизвлекаемая нефть из Баженовского месторождения имеет плотность 30—45 градусов API (по методике измерения Американского нефтяного института). Для сравнения: американская легкая и сверхлегкая трудноизвлекаемая нефть обладает плотностью 45—75 градусов API.

3 Индекс Нельсона применяется для измерения возможностей предприятия по вторичной переработке нефти по отношению к возможностям первичной очистки и показывает степень комплексности перерабатывающих мощностей страны. Чем выше значение индекса, тем больше уровень комплексности возможностей нефтепеработки. Для России он составляет 5, для США — 9,5, для ЕС — 6,5.

От $60 до $100: нефть к 2020 году ждут новые факторы роста

Аналитики Национального рейтингового агентства нашли новые факторы роста для нефти, цена которой, по их прогнозу, уже к 2020 году может достигнуть 100 долларов за баррель. В то же время ряд экспертов находит привлекательной для компаний цену и в 60 долларов за баррель, так как дальнейший рост котировок затруднит популярность альтернативной энергетики.

Стоимость нефти к 2020 году

Национальное рейтинговое агентство опубликовало обзор нефтегазового рынка, в котором делается ряд интересных выводов. Согласно прогнозу, падение цен на нефть может закончиться уже в следующем году, а в 2020-м цены способны вернуться к 100 долларам за баррель. Как отмечают авторы обзора, в последние три года из-за низких цен компании резко сократили инвестиции в разведку и разработку новых месторождений, что может привести к кризису предложения на глобальном сырьевом рынке уже к 2020 году.

«Действительно, траты на разработку новых месторождений и развитие инфраструктуры существующих месторождений компаниями были сокращены с целью минимизации расходов, поскольку цена на нефть серьезно упала. Сейчас нефтяные компании перестраивают структуру управления, поэтому инвестиций в должном объеме у отрасли не хватает. И хотя уже сегодня на фоне намеков ОПЕК о продлении сделки по сокращению добычи на будущий год мы видим всплеск котировок до 60 долларов за баррель, скачок сразу до 100 долларов к 2020 году мне представляется маловероятным.

Все-таки технологии продолжают стремительно развиваться, а стоимость добычи удешевляется. Если мы посмотрим на динамику, то увидим существенную долю роста альтернативной энергетики – от ветряной до солнечной. Кроме того, в последнее время отмечается рост добычи газа и его использования. Все это будет выступать как альтернатива нефти, и служить сдерживающим фактором для роста котировок», — предполагает младший научный сотрудник Центра отраслевой экономики Научно-исследовательского финансового института Андрей Гордеев.

Стратегия сланцевиков

В сланцевой отрасли также происходят изменения, и сланцевики уже начинают отходить от стратегии максимального наращивания добычи. Теперь они концентрируются на получении положительных денежных потоков. В то же время, по мнению нашего собеседника, они могут и упустить такой момент. Если сланцевые компании начнут сокращать объемы добычу, на их место придут другие компании, поэтому устраивающая всех сегодня цена барреля находится около 60 долларов.

«В краткосрочной перспективе наибольшее влияние на рынок окажут темпы добычи нефти в США. Если они будут увеличиваться, цены пойдут вниз. Но если будут сокращаться, то рынок отреагирует ростом при прочих равных, то есть при сохранении условий соглашения ОПЕК и выполнения сделки внутри организации. Все-таки деятельных инструментов контролировать всех участников сделки у картеля фактически нет», — продолжает Гордеев.

Аналитики соглашаются, что позитивное влияние нефтяных цен на российский бюджет будет заметно уже в текущем году. В Национальном рейтинговом агентстве предполагают, что рост налога на добычу полезных ископаемых при сегодняшних котировках по итогам года даст бюджету сравнимый с 2015 годом уровень нефтегазовых доходов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: