Китай обсуждает возможность объединения нефтяных корпораций


Содержание

Китай рассматривает возможность объединения крупнейших нефтяных компаний

Власти Китая обдумывают перспективы слияния крупнейших нефтегазовых и нефтехимических компаний страны с целью создания гигантов, способных превзойти таких иностранных конкурентов, как американская Exxon Mobil Corp. или англо-голландская Royal Dutch Shell, пишет The Wall Street Journal.

Одним из вариантов, который изучает консультативная комиссия, является объединение China National Petroleum Corp. ( CNPC ) с основным конкурентом на внутреннем рынке – China Petroleum Corp. (Sinopec), сообщили изданию информированные источники. В этом случае будет создана одна из крупнейших компаний мира по многим параметрам.

Также рассматривается вариант со слиянием двух других крупных игроков этой отрасли – China National Offshore Oil Corp. ( CNOOC ) и Sinochem Group.

“Мы хотим создать крупный китайский бренд для повышения конкурентоспособности за рубежом. Мы хотим собственную ExxonMobil”, – заявил WSJ один из китайских чиновников.

Сроки принятия окончательного решения пока не определены. Кроме того, власти могут в любой момент отказаться от идеи консолидации ТЭК .

Нынешнее руководство страны во главе с председателем КНР Си Цзиньпином уже два года проводит реорганизацию крупнейших госкомпаний в целях повышениях их конкурентоспособности на международном уровне. Например, в прошлом году было объявлено о слиянии двух крупнейших производителей подвижного состава. При этом Пекин стремится сохранить госсектор, несмотря на первые шаги в направлении открытия ряда отраслей для частного капитала и иностранных инвесторов.

Снижение цен на нефть может повысить активность на рынке M&A в нефтегазовом секторе по всему миру: более сильные конкуренты воспользуются этой возможностью для покупки ослабленных компаний, отмечают эксперты. В прошлом году одной из крупнейших сделок стала продажа канадской Talisman Energy Inc., которую испанская Repsol договорилась приобрести за $8,3 млрд.

Китай обсуждает возможность объединения нефтяных корпораций

Как КНР реализует стратегию энергетической безопасности.

Устойчивое, поступательное развитие энергетики — это ключевое условие динамичного роста глобальной экономики, улучшения качества жизни людей, повышения благосостояния всех людей на нашей планете.

Президент России Владимир Владимирович Путин

Экономическое сотрудничество Москвы и Пекина динамично развивается. Китай является крупнейшим торговым партнёром России, а Россия — одним из основных источников китайского импорта энергоресурсов. Нынешняя модель энергетического сотрудничества двух мировых держав даёт широчайшие перспективы c точки зрения долгосрочных интересов как Москвы, так и Пекина.

Российско-китайская торговля нефтью берет своё начало в 1992 году. В течение 20 лет Россия существенно нарастила экспорт и в 2014 году стала третьим основным источником импорта нефти для Китая, а к 2020 году — заняла лидирующую позицию.

Доступ к энергоресурсам является важнейшим условием устойчивого роста экономики Китая. Это означает, что вопрос обеспечения энергетической безопасности страны является ключевым для Пекина при выстраивании стратегии дальнейшего развития государства (Китай является крупнейшим мировым импортёром сырой нефти).

Справка. В 2020 году Китай импортировал нефть на 162,2 млрд долларов (18,6 % мирового импорта сырой нефти); США — 139,1 млрд долларов (15,9 %); Япония — 63,7 млрд (7,3 %); Индия — 60,2 млрд (6,9 %); Южная Корея — 59,6 млрд (6,8 %); Нидерланды — 37,4 млрд (4,3 %); Германия — 36,2 млрд (4,1 %); Италия — 26,1 млрд (3 %); Испания — 25,7 млрд (2,9 %); Франция — 23,8 млрд (2,7 %); Сингапур — 21,4 млрд (2,5 %); Великобритания — 20,9 млрд (2,4 %); Таиланд — 20,1 млрд (2,3 %); Тайвань — 16,9 млрд (1,9 %); Бельгия — 15,3 млрд (1,7 %).

Для оценки потенциальных возможностей энергетического вектора китайско-российской дружбы необходимо понимать и то, как устроен «нефтяной мир» в самой Поднебесной.

Для начала стоит отметить, что добыча полезных ископаемых в Китае вертикально интегрирована и находится под жёстким контролем государства. Что касается нефтегазовой промышленности, то в 1998 году она подверглась существенному реформированию и приобрела современные очертания, и две из четырёх существовавших тогда государственных компаний были объединены.

На данный момент крупнейшими нефтегазовыми компаниями Китая являются т. н. «три сестры»:

1. Китайская национальная нефтяная корпорация (China National Petroleum Co., CNPC). В 1999 году была учреждена PetroChina Company Ltd, которой CNPC передала большую часть своих активов внутри страны, оставив за собой зарубежный бизнес и управление трубопроводами.

Корпорация PetroСhina является одной из крупнейших нефтяных компаний в мире (контрольный пакет акций принадлежит CNPC). Сфера деятельности: разведка, разработка, производство и реализация сырой нефти и природного газа; рафинирование сырой нефти и нефтепродуктов; маркетинг и торговля нефтепродуктами; транспортировка природного газа, сырой нефти и нефтепродуктов и др. Количество сотрудников — более 303 тыс. человек (2020). Доходы за 2020 год составили порядка 258,4 млрд евро.

2. Китайская национальная морская нефтяная корпорация (China National offshore Oil Corp., CNOOC).

Стоимость активов — 106,8 млрд долларов (2015). Отделения : China National oil and gas exploration and development Corporation (CNODC), China offshore oil Nanhai East (CONHE).

3. Китайская нефтехимическая корпорация (China Petrochemical Corp., Sinopec).

Sinopec является крупнейшей интегрированной энергетической и химической компанией Китая. Бизнес Sinopec включает в себя нефтегазовую геологоразведку, нефтепереработку, нефтехимию, производство минеральных удобрений, транспортировку нефти и газа. Операционные доходы за 2020 год — 349,447 млрд долларов (2020 год — 286,686 млрд долларов). Добыто 35,05 млн т нефти (35,66 млн т — 2020 год, 41,74 млн т — 2015 год, 43,78 млн т нефти — 2014 год).

Справка. Доля отдельных компаний в нефтегазовой промышленности Китая (2014):

  • CNPC — 67 % добычи нефти, 68 % добычи газа, 45 % переработки нефти;
  • CNOOC — 10 % добычи нефти, 17 % добычи газа;
  • Sinopec — 23 % добычи нефти, 15 % добычи газа, 55 % переработки нефти.

Уровнем ниже «трёх сестёр» находится ряд нефтегазовых компаний, являющихся дочерними структурами других крупных государственных корпораций или напрямую связанных с региональными правительствами. Например, такие как CITIC Group (международная китайская инвестиционная корпорация по управлению имуществом, занимается бизнесом в нефтегазовой отрасли через свою дочернюю компанию CITIC Resources) и группа Shaanxi Yanchang Petroleum Group (4-й крупнейший производитель нефти в Китае), контролируемая Народным правительством провинции Шэньси.

Несмотря на нехватку добываемой в Китае нефти для собственных нужд, часть её некоторое время шла на экспорт, в основном в Японию, КНДР и Вьетнам. С 1980 года экспорт стал неуклонно сокращаться (в 1986 году из КНР на экспорт было отправлено 28,4 млн т сырой нефти, в 1999 году — 8,3 млн т), в начале 2000-х экспортные поставки полностью прекратились.

В 2015 году Китай стал пятым по величине производителем чёрного золота в мире, по итогам 2015 года добыча нефти в КНР достигла 4,3 млн баррелей в сутки. Однако с 2020 года объёмы добычи стали неуклонно снижаться.

Так, по итогам 2020 года объём добычи нефти в Китае сократился на 7 % и составил порядка 4 млн баррелей в сутки. По информации Государственного статистического бюро Китая, в 2020 году добыча нефти в стране сократилась ещё на 4 % по сравнению с 2020 годом, составив 190 млн т в год.

Власти объясняют такой показатель плановым сокращением добычи, при этом объём переработки нефти в Китае в прошлом году увеличился на 5,0 % и составил 570 млн т.

Источник: ИЭФ, по данным Главного таможенного управления КНР.

Китайская экономика сильно зависит от импорта энергоносителей, что делает её очень уязвимой в новых геополитических условиях, с которыми руководство страны никогда не сталкивалось ранее, — торговой войны с США.


Справка. Структура китайского нефтяного импорта, по итогам 2020 года, в долларах США и % по отношению к 2013 году (по информации worldstopexports.com):

Россия — 23,7 млрд (+20,3 %); Саудовская Аравия — 20,5 млрд (-51,6 %); Ангола — 19,8 млрд (-37,7 %); Ирак — 13,8 млрд (-23 %); Оман — 12,2 млрд (-39 %); Иран — 11,9 млрд (-29,5 %); Бразилия — 8,8 млрд (+131,7 %); Кувейт — 7,1 млрд (-2,8 %); Венесуэла — 6,6 млрд (-35,4 %); ОАЭ — 4,1 млрд (-51 %); Великобритания — 3,6 млрд (+1,998 %); Конго — 3,4 млрд (-36,9 %); Колумбия — 3,4 млрд (+1,9 %); США — 3,2 млрд (+ 318,2 %); Малайзия — 2,6 млрд (+400 %).

Источник: ИЭФ, по данным Главного таможенного управления КНР.

Исходя из понимания вероятных угроз, председатель КНР Си Цзиньпин 8 августа 2020 года, помимо диверсификации импорта, поставил перед CNPC и CNOOC задачу по увеличению добычи нефти и газа в Китае. Самими корпорациями ставка во многом делается на шельфовые залежи в Южно-Китайском море.

Справка. В соответствии с 5-летним планом Госкомитета по реформам и развитию и Государственного энергетического управления, Китай планирует к 2020 году увеличить добычу нефти до 200 млн т (1,496 млрд барр.). В число главных задач нефтяной отрасли включены форсирование геологоразведочных работ с целью обеспечения внутренних поставок нефти, ускорение строительства сети нефтепроводов, а также развитие альтернативных чистых источников энергии.

Уже в августе 2020 года, по информации Государственного комитета по делам развития и реформ КНР, объём производства сырой нефти в Китае вырос на 0,9 % по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Было добыто 16,1 млн т и переработано 48,9 млн т сырой нефти. При этом объём нефтепереработки вырос на 0,4 % в годовом исчислении. В августе объём потребления нефтепродуктов составил 28,41 млн т, увеличившись на 5,9 %.

Как сообщили в министерстве земельных и природных ресурсов КНР, по итогам общенациональной оценки нефтегазовых ресурсов за 2020 год, потенциальные запасы нефти в стране оценивались в 125,7 млрд т. Доступные для добычи запасы нефти — 30,1 млрд т, разведано более 30 % нефтяных ресурсов.

По сравнению с данными предыдущей оценки, потенциальные и доступные для добычи запасы нефти увеличились на 64 и 42 % соответственно. Значительный рост потенциальных и доступных для добычи запасов нефти и газа в Китае обеспечен в основном благодаря расширению масштабов геологоразведочных работ и техническому прогрессу в области разведки этих ресурсов.

По оценке китайских властей, на территории страны находится 5,3 млрд т доказанных нефтяных запасов, на шельфе Тихого океана — ещё порядка четырёх млрд т. Основная добыча, примерно 2,2 млн т нефти в год, ведётся на северо-востоке страны.

Крупнейшим по запасам считается Дацинское нефтегазовое месторождение, обнаруженное в 1959 году в провинции Хэйлунцзян. Его разведанные запасы оценивались в 5,7 млрд т (40 % всей добычи). Кроме того, есть Шэнли в провинции Хэбэй (23 %) и Ляохэ в провинции Ляонин (8 %).

Нефтеносные бассейны также широко распространены в центральных и западных районах Китая. Наиболее перспективными здесь являются Таримская впадина (4 месторождения с суммарными доказанными запасами 270 млн т), Джунгарская котловина (3 месторождения с доказанными запасами 320 млн т) и впадина Тулуфан-Хами (2 месторождения с доказанными запасами 200 млн т).

Более 40 нефтеносных бассейнов, содержащих около 1,2 млрд т нефти, расположены на морском шельфе. Наиболее перспективными являются Бохайский пролив в Жёлтом море, эстуарий р. Жемчужной и Южно-Китайское море.

В 2020 году в Китае впервые за много лет обнаружено крупное нефтяное месторождение. Крупные запасы нефти на 1,24 млрд т были обнаружены в Джунгарском бассейне в районе озера Ма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (доказанные запасы, по данным PetroChinа, составляют 520 млн т).

Стоит также отметить, что в отношении разработки нефтяных ресурсов в Китае приняты довольно чёткие правила, среди которых:

  • Постановление о внесении платы за использование территории нефтяного шельфа при освоении нефтяных ресурсов (1968);
  • «Закон КНР о минеральных ресурсах» (поправки в 1986 и 1996 годах);
  • «Временные правила регулирования регистрации данных разведки и добычи нефти и природного газа» (1987);
  • «Постановление о возмещении ущерба при сейсмической разведке нефтяных залежей» (1989);
  • «Временное постановление о внесении платы за использование месторождений при освоении континентальных нефтяных ресурсов путём кооперации китайских и иностранных предприятий» (1990);
  • «Положение КНР о сотрудничестве с иностранцами в разработке нефтяных ресурсов на суше» (1993) и др.

Наличие достаточно хорошо разработанной правовой базы позволяет иностранным компаниям успешно работать в Китае.

Пекин также отводит важное значение поощрению инвестиций зарубежных предпринимателей в энергетику страны.

В 1999 году обнародованы «Соображения о дальнейшем поощрении инвестиций зарубежных предпринимателей», в марте 2002 года — «Ориентирующий перечень отраслей для инвестиций зарубежных предпринимателей», в июне 2000 года — «Каталог приоритетных отраслей для инвестиций зарубежных предпринимателей в центральном и западном регионах Китая», куда вошли энергетика и добыча полезных ископаемых.

С тех пор существенно расширилась динамика финансовой поддержки предприятий с внешними инвестициями. Государством поощряются технологические нововведения в предприятиях с зарубежным капиталом, инвестиции зарубежных предпринимателей в центральном и западном регионах, ещё более совершенствуются управление и сервис для предприятий с зарубежным капиталом.

Плавно произошёл переход от одностороннего акцента на привлечение только капитала к комплексному привлечению капитала, технологий, методов современного управления и специалистов, что ещё раз показывает, что для КНР остаётся крайне актуальным переход от экстенсивных способов в добыче и эксплуатации энергоресурсов к интенсивным способам работы с ними.

Справка. Алгоритм участия зарубежных фирм для совместной разведки и разработки нефтяных месторождений на шельфе Китая:

  1. Выделение бассейна (границы зоны и блоков) для оценки ресурсов нефти.
  2. Устанавливается законодательная модель контракта.
  3. Определяется форма и содержание заявочных документов на торгах.
  4. Объявление торгов.
  5. Приём заявочных предложений от зарубежных фирм.
  6. Оценка поступивших предложений (заявочных документов) и выделение трёх предпочтительных претендентов.
  7. Переговоры с тремя фирмами по условиям возможных конт­рактов. Выбор из трёх предпочтительных фирм одной и подписание с ней контракта.

С момента начала промышленной добычи 50 % объёма общей добычи считается нефтью «возмещения стоимости», которая используется для оплаты эксплуатационных затрат и принадлежит государству. Вторая половина — нефть «инвестирования добычи», выплаты капитальных затрат компании на разведку в пределах контура нефтеносности месторождения, на разработку и на выплату налогов и прибыли.

После уплаты всех налогов чистая прибыль иностранных компаний в Китае не превышает 18 % от вложенного капитала в разведку и разработку морских месторождений (так же, как в Норвегии).

Как уже отмечалось, Китай является одним из крупнейших в мире импортёров нефти, около 60 % объёма потребления нефти Китаем обеспечивается за счёт импорта.

В условиях всё большего обострения мировой военно-политической обстановки Россия является единственным государством (в отличие от Ирана, Саудовской Аравии и тем более Ирака с Анголой), способным предложить китайским потребителям стабильные и гарантированные поставки.

Расширение энергетического партнёрства с Китаем — осознанный стратегический выбор руководства России.

Так, только объёмы поставок ПАО «Роснефть» в нынешнем году могут составить до 50 млн т. По данным Федеральной таможенной службы России, за последние десять лет поставки нефти (ежегодные) в Китай продемонстрировали взрывной рост в 450 %, до 52,6 млн т, нефтепродуктов — 200 %, до 6,3 млн т. 75 % поставок нефти приходится на «Роснефть».

Одним из крупнейших контрактов за всю историю торговли нефтью стал 25-летний контракт на поставку нефти в объёме 360 млн т (порядка 270 млрд долларов), подписанный ПАО «Роснефть» и китайской компанией CNPC в июне 2013 года в ходе Петербургского международного экономического форума.

Стоит отметить, что в рамках долгосрочных контрактов «Роснефть» уже осуществила поставку 186 млн т нефти на 95 млрд долларов. В 2020-м — 40 млн т (9 % от всего китайского импорта).

Китай планирует объединить судостроительные корпорации CSSC и CSIC

Как сообщает Bloomberg, слияние компаний предварительно одобрил Государственный совет Китая. Предполагается, что вместе CSSC и CSIC создадут крупнейшую корпорацию, которая будет производить широкий спектр продукции судостроительного комплекса — от военных авианосцев до контейнеров и танкеров.


Выручка объединенной корпорации может составить по меньшее мере 508 млрд юаней (81 млрд долларов США), что в два раза больше капитализации трех крупнейших южнокорейских судостроительных концернов Hyundai Heavy Industries Co., Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering Co. и Samsung Heavy Industries Co. вместе взятых.

По данным Clarkson Plc, доля рынка двух китайских корпораций по состоянию на февраль этого года оценивалась в 13% с портфелем заказов на поставку судов брутто-регистровым тоннажом (БРТ) 10,4 млн тонн. Для сравнения, Hyundai Heavy имеет заказы на поставку 7,72 млн тонн тоннажа.

Портал «Корабел.ру» запустил новый раздел «Судостроение«, в котором отражена полная информация о судостроительных заводах. Ознакомиться с разделом можно по ссылке «Судостроение«.

Китай вытесняет из Африки западные державы

Пекин становится для бывших колоний поставщиком оружия и технологий

Китайские компании изучают просторы африканского континента. Фото Reuters

В Пекине открылся первый Китайско-африканский форум по безопасности. В нем участвуют представители около 50 стран. КНР играет все более важную роль как в поставке вооружений, так и в развитии экономики континента. Китайцы строят дороги, электростанции, больницы, добывают полезные ископаемые. У США и Евросоюза это вызывает тревогу. На Западе развернута кампания по дискредитации политики Пекина. СМИ пишут, что китайская помощь на деле служит орудием неоколониальной экспансии в развивающихся странах.

Как передало агентство «Синьхуа», на конференции обсуждаются отношения между Китаем и Африкой, перспективы военного сотрудничества между ними.

Министр обороны государства Кот-д’Ивуар Хамед Бакайоко выразил надежду, что встреча поможет Китаю и его партнерам укрепить устои мира в Африке и во всем мире.

Посол Африканского союза Смаил Чергуй, указав на историческое значение форума, все же счел необходимым напомнить, что он созван в тот момент, когда в Африке есть очаги конфликтов, беспорядков и нестабильности.

Одной из таких неспокойных стран остается Нигерия. Как сообщил журнал Diplomat, в июле вооруженные преступники похитили двух китайских граждан, работавших в компании, выпускающей продукцию из стекла. Это лишь последний пример того, как китайцы подвергаются похищениям. Тут сказываются два фактора. Присутствие Китая, размер его инвестиций растут. В то же время искоренить бандитизм и экстремистские группировки местным властям не удалось.

Тем не менее самая крупная в Африке экономика остается магнитом для китайских капиталовложений и экспорта. Результатом сотрудничества с Поднебесной стали железные дороги, аэропорты, линии телекоммуникационной связи. Размер займов, предоставленных Китаем Нигерии, составляет более 70 млрд долл.

Торговля к 2020 году достигла объема в 12,3 млрд долл. Правда, баланс с большим перевесом в пользу Китая.

Президент Нигерии Мухаммаду Бухари без колебаний поддерживает программу китайских инвестиций. Все высказываемые Западом предостережения о том, что китайские кредиты представляют собой долговую ловушку, он отвергает. В феврале нынешнего года Нигерия официально присоединилась к китайской инициативе «Пояса и пути».

Однако аналитики американского журнала National Interest утверждают, что подлинная цель Китая состоит в том, чтобы «установить контроль над ресурсами, населением и потенциалом Африки». «Освободившись от колониального гнета, она, к несчастью, сталкивается с новой опасностью – китайским империализмом», – утверждается в журнале. И именно инвестиции и займы служат средством ее закабаления.

Наглядным примером негативных последствий китайской политики может служить Южный Судан. Там нефтяной гигант China National Petroleum Corporation, принадлежащий государству, выступает как оператор местных нефтяных полей. Он безнаказанно загрязняет природу. В результате происходит отравление скота, разрушается почва, в реки спускаются химикаты. Рождаются дети, у которых деформированы конечности или другие части тела.

На предприятиях и дорогах, возведенных Китаем, служат рабочие и специалисты, присланные из КНР. Даже шоферы, строительные рабочие, клерки-китайцы. Это лишает местные правительства возможности создавать дополнительные рабочие места для коренного населения.

Иными словами, именно Китай препятствует «ренессансу», который переживает ныне Африка, пишут американские эксперты. Можно ли принимать их утверждения за чистую монету?

В беседе с «НГ» академик Алексей Васильев сказал: «Китайцы восприняли западные методы игры и играют лучше, чем западные державы. Китай вытесняет США и Европу из Африки. Неудивительно, что китайско-африканское сотрудничество встречает все большее неприятие со стороны стран Запада, которые теряют свои позиции. Поэтому Китай обвиняют в чем только угодно. Конечно, и китайцы пользуются своим влиянием, покупают все подряд. В таких условиях оживился местный криминалитет, похищения китайских специалистов, бизнесменов участились».

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

ЛУКОЙЛ И НИГЕРИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ НЕФТЯНАЯ КОРПОРАЦИЯ ПОДПИСАЛИ МЕМОРАНДУМ О ВЗАИМОПОНИМАНИИ

Сегодня в рамках экономического форума «Россия-Африка» в Сочи Президент ПАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов и Управляющий директор нигерийской нефтяной госкорпорации Nigerian National Petroleum Corporation (NNPC) Меле Кяри подписали Меморандум о взаимопонимании.

Согласно Меморандуму стороны намерены рассмотреть возможное сотрудничество в области разведки, добычи и переработки углеводородов на территории Нигерии, а также расширение существующих торговых отношений.

Кроме того, документ предусматривает возможное проектно-техническое сотрудничество между компаниями и предоставление ноу-хау ЛУКОЙЛа в реализации проектов по добыче и переработке.

Справка

С 2014 года ЛУКОЙЛ участвует в шельфовом проекте на блоке “OML-140” с долей участия 18%. Блок расположен в акватории Нигерии в Гвинейском заливе на расстоянии 135 километров от побережья. В пределах участка открыты месторождения Нсико и Офигбо, несколько структур считаются перспективными. С 2009 года LITASCO SA (входит в Группу «ЛУКОЙЛ») является крупным поставщиком нефтепродуктов в Нигерию и покупателем сырой нефти, добываемой в стране.

Президент ПАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов и Министр горнорудной промышленности и углеводородов Экваториальной Гвинеи Габриэл Мбега Обиангу Лима подписали Меморандум о взаимопонимании.

Выбор редактора:  Индекс для трейдинга бинарными опционами Nasdaq демонстрирует очередной рекорд

Президент ПАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов и Губернатор Пермского края Максим Решетников в присутствии Полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе Игоря Комарова подписали Протокол к Соглашению о сотрудничестве на 2020 год.

​В рамках государственного визита российского Президента в Объединенные Арабские Эмираты главы компаний «ЛУКОЙЛ» и ADNOC подписали Соглашение о присоединении ЛУКОЙЛа к Концессии Гаша (Ghasha) c долей участия 5%. Кроме того, компании заключили соглашение с Российским фондом прямых инвестиций о потенциальном сотрудни​честве в сфере дальнейшего инвестирования в проект Гаша.

Деловые новости Китая за неделю: успех Xiaomi на внутреннем рынке и возможное слияние нефтяных корпораций

Каждую неделю редакция ЭКД составляет дайджест самых важных деловых новостей Китая. Победа Xiaomi на внутреннем рынке смартфонов, увеличение золотого запаса страны, трудности запуска Apple Pay в Китае, перспектива создания нефтяного гиганта и другие бизнес-новости в нашей подборке.

CEO компании Xiaomi Лэй Цзюнь. Фото: Reuters

Компания Xiaomi победила Samsung на китайском рынке смартфонов

Годовой отчет аналитической фирмы IDC показал, что Xiaomi является самым продаваемым смартфоном в КНР. В 2014 году доля рынка компании выросла до 12,5%, что позволило китайскому производителю сместить Samsung, чья доля рухнула с 18,8% до 7,9% за тот же период времени. При этом, доля американской корпорации Apple выросла с 7,4% до 12,3%, но стабильный рост Xiaomi показывает, что iPhone не единственный смартфон на азиатском рынке, чья популярность идет вверх.


Китайский экспорт железнодорожного оборудования вырос на 22,6% за 2014 год

Главное таможенное управление КНР опубликовало данные, согласно которым экспорт железнодорожного оборудования за 2014 год составил 26,77 млрд юаней, что на 22,6% выше, чем в предыдущем.

По словам представителя Главного таможенного управления Чжан Гуанчжи, быстрый рост экспорта железнодорожного оборудования китайского производства стал возможным благодаря техническому прогрессу отечественного железнодорожного машиностроения и активному освоению китайскими предприятиями внешнего рынка. Синьхуа

Овечья ферма приносит выпускнику престижного вуза 50 млн юаней в год

Выпускник престижного китайского вуза, 29-летний Люй Яньчжэ, отказался от стипендии на получение степени магистра в США и занялся выращиванием овец редкой чернокостной породы. Теперь ферма в восточной провинции Аньхой приносит ему примерно 50 млн юаней в год.

Ферма выращивает 75% мировой популяции чернокостных овец. Люй ведет дела с двумя партнерами, и ему оказывает финансовую поддержку местное правительство.

В КНР значительно выросло производство и экспорт нержавеющей стали

По данным ассоциации производителей специальных сталей КНР, в 2014 году в стране увеличилось производство нержавеющей стали на 14,2% (2,7 млн тонн). Одновременно экспорт вырос на 45% до 3,85 млн тонн; при этом страна сама обеспечивает 95% внутреннего потребления стали. Такие цифры приводит портал Металл Сервис.

Китай продолжает увеличивать золотой запас

В первую неделю 2015 года на Шанхайской бирже золота была куплена 61 тонна драгоценного металла, что ниже прошлогоднего показателя в 80 тонн. Такое снижение связывают не с падением спроса на драгметалл, а с поздней датой праздника Весны, из-за чего спрос на золото растянулся. В любом случае, учитывая, что мировая добыча золота составляет примерно 60 тонн в неделю, Китай скупил через Шанхайскую биржу почти весь добытый в начале года объем.

Шоколадный рынок Китая вырастет до $4,3 млрд к 2020 году

По прогнозам американской шоколадной корпорации Hershey, китайский рынок шоколада вырастет к 2020 году на 60% по сравнению с 2014 годом и составит $4,3 млрд. Такую перспективу связывают с постоянным увеличением числа городских жителей в стране. Сама компания ожидает значительного роста продаж своей продукции уже в текущем году.

Китай задумался о слиянии CNPC и Sinopec

Фото: China Daily

На этой неделе The Wall Street Journal сообщил о том, что правительство КНР обдумывает план слияния китайских нефтяных компаний в один сырьевой гигант. Сейчас рассматриваются несколько вариантов объединения, но сроки принятия окончательного решения пока не названы.

По поручению руководства страны, экономические эксперты правительства изучают несколько вариантов. Один из них предусматривает объединение China National Petroleum Corp. (CNPC) с основным конкурентом на внутреннем рынке – China Petroleum Corp. (Sinopec). В этом случае будет создана одна из крупнейших по многим параметрам компаний мира. nefttrans.ru

Apple ждут сложности с запуском Apple Pay в Китае

В последние месяцы экспансия компании Apple на китайском рынке проходила гладко, но, как сообщает портал Business Insider, в случае с внедрением мобильной платежной системы Apple Pay у компании могут возникнуть проблемы. Китайский центробанк, национальная платежная система UnionPay, а также интернет-гигант Alibaba, имеющий собственную систему Alipay, будут всеми силами препятствовать конкуренту.

Сейчас в Китае уже есть два крупных игрока на рынке мобильных платежных систем, и пока неясно, с кем из них решит сотрудничать Apple для запуска Apple Pay в стране. Ранее американская корпорация помогала Alipay в разработке технологии считывания отпечатков пальцев, но нет гарантии, что это принесет ей выгоду теперь.

region870 › Блог › Слияние крупнейших японских корпораций: JX NOE + TonenGeneral

1 апреля 2020 года нефтяная корпорация JX Nippon Oil & Energy — производитель смазочных материалов ENEOS, была официально переименована в JXTG Nippon Oil & Energy в результате поглощения Японской компанией JX Holdings Inc. другой японской корпорации — TonenGeneral Sekiyu KK.
Президент JX Holdings Юкио Учида (Yukio Uchida) стал президентом новой компании, в то время как Чжун Мутох (Jun Mutoh), президент TonenGeneral, был назначен вице-президентом.

Профилирующей деятельностью JXTG Nippon Oil & Energy является энергетический бизнес, а именно нефтепереработка, производство нефтехимических продуктов, импорт и продажа газа и угля, а также поставки электричества и водорода.
Напомним, что JX Nippon Oil & Energy входит в структуру группы Компаний JX Holdings. Холдингу принадлежит бизнес нефтегазодобычи в лице компании JX Nippon Oil & Gas Exploration, а также добычи и переработки металлов компании JX Nippon Mining & Metals. Данная структура холдинга существует с 2010 года, когда произошло объединение компаний Nippon Oil Corporation и Nippon Mining Holdings Inc. Структуры насчитывают вековую историю успешного существования на японском рынке. Так, история Nippon Oil Corporation берет свое начало в 1888 году, а с 1905 года существовала Nippon Mining Holdings Inc. Бизнесы компаний развивались параллельно и одинаково быстрыми темпами, что в конечном итоге привело к принятию важнейшего исторического решения о слиянии двух крупнейших японских корпораций с целью повышения своей эффективности и завоевания высочайших позиций на региональном и мировом уровне.

«Используя энергию Земли для общего блага и ежедневной жизни каждого, мы будем вносить вклад в развитие нашего Общества, и способствовать становлению процветающего будущего путем создания и инноваций энергии, ресурсов и материалов»

Официальный сайт JXTG Holdings: www.noe.jxtg-group.co.jp

В результате объединения JX и TonenGeneral новой компании JXTG Holdings принадлежит около 50% нефтеперерабатывающего рынка Японии.

Ожидается, что ежегодный доход JXTG Holdings будет составлять более 100 млрд йен в год. В будущем планируется интегрировать производсвенные мощности по нефтепереработке и химическому производству в г. Кавасаки, расположенном неподалеку от Токио.

Китай обсуждает возможность объединения нефтяных корпораций

Глава ливийской Национальной нефтяной корпорации (National Oil Corporation, NOC) Мустафа Саналла предупредил, что после эскалации конфликта в республике и после того, как глава нацармии Ливии фельдмаршал Халифа Хафтар решил взять под свой контроль Триполи, энергетическая сфера страны столкнулась с наиболее серьезной угрозой с начала гражданской войны в республике в 2011 году. Об этом Саналла заявил в телефонном интервью газете Financial Times (FT). Международное сообщество в связи с этим он призвал помочь остановить разрастающееся противостояние.

«Боюсь, что ситуация может быть намного хуже, чем в 2011 году, из-за количества сил, которые сегодня принимают участие [в конфликте]», — отметил глава корпорации. Он добавил, что, если проблема не будет решена «очень быстро», он опасается, что это повлияет на деятельность компании. Если противостояние не прекратится, «скоро мы не сможем добывать нефть или газ», подчеркнул Саналла, заметив, что потеря таких поставок из Ливии вызовет рост цен на нефть в мире.

В последние годы глава NOC, уточняет FT, боролся за обеспечение независимости ливийской Национальной нефтяной корпорации от различных группировок, которые борются за контроль над Ливией с момента свержения с поста руководителя республики Муаммара Каддафи в 2011 году. Саналла утверждал, что крайне важно, чтобы основной ресурс страны оставался независимым.

NOC в интервью FT он также сравнил с «клеем, который объединяет Ливию». «Я остаюсь здесь, в Триполи, но мы работаем с востока на запад и с севера на юг [страны]. Крайне важно, чтобы NOC оставалась независимой, и международное сообщество играет в этом определенную роль», — добавил Саналла.

Ответа на вопрос о том, какую сторону конфликта он поддерживает, глава NOC старательно избегал, замечает FT, подчеркивая однако, что, по словам Саналлы, давление фельдмаршала Хафтара на Триполи представляло серьезную угрозу для поставок нефти в то время, когда цены на нефть поднялись выше $70 за баррель. Это произошло из-за сокращения добычи странами ОПЕК и потери поставок из Венесуэлы и Ирана, которые попали под американские санкции.

План действий на случай, если зона боевых действий будет расширяться, в ливийском NOC уже обсудили. По словам Саналлы, он, в частности, предусматривает эвакуацию рабочих с крупнейших нефтяных месторождений.

Согласно последнему статистическому отчету корпорации BP, который был опубликован в 2020 году, общий объем экспорта Ливией натурального газа в 2020 году составил 4,4 млрд куб. м. (весь он был поставлен в Европу). Это один из самых маленьких показателей. Меньше в 2020 году, по данным экспертов BP, экспортировали только другие страны Африки вместе взятые за исключением Ливии, Алжира и Катара (4,2 млрд куб. м.). В разделе экспорта нефти в отчете British Petroleum Ливия отдельно не упоминается. В целом страны Африки, согласно исследованию, экспортировали в 2020 году 81,2 млн т сырой нефти и 25,1 млн т нефтепродуктов.

Конфликт в Ливии обострился в начале апреля. Это случилось после того, как Хафтар объявил о начале наступления на Триполи. В тот же день начались первые столкновения его армии с войсками возглавляющего ливийское правительство национального единства Фаиза Сараджа. После этого о начале военной операции против Ливийской национальной армии объявили и войска Сараджа.


Гражданская война в республике продолжается с 2011 года. Она началась после того, как был убит лидер нации Муаммар Каддафи. Единое правительство в стране так и не было сформировано, и территорию Ливии с тех пор контролируют различные силы. Так, Триполи и запад страны находятся под контролем правительства национального единства (создано в конце 2015 года под эгидой ООН). Восток и частично юг республики, в свою очередь, контролирует палата представителей Ливии (на ее стороне выступают войска Хафтара).

Дракон в Арктике: почему Китай стремится в Заполярье

Интерес к Арктике имеет в Китае поистине национальный масштаб. Пока правители Поднебесной вырабатывают стратегию освоения Северного полюса, население буквально ломится в экстремальные туры — увидеть полярные льды своими глазами: свыше 80% туристов на российских круизных ледоколах — представители Китая. Подробности — в материале портала iz.ru.

Когда в сентябре прошлого года китайский ледокол «Сюлонг» («Снежный дракон») преодолел Северо-Западный проход, который соединяет океаны Тихий и Атлантический вдоль северного побережья Канады и Аляски, государственные СМИ КНР не постеснялись сказать, что корабль сумел «открыть новый морской путь для Китая». И это действительно так. Маршрут из Шанхая в Нью-Йорк через Северо-Западный проход на 2 тыс. морских миль (около 3,7 тыс. км) короче, чем путешествие между этими же городами, но через Панамский канал. То есть выгода от использования нового открывающегося пути несомненна.

Китайский ледокол «Сюлонг»

Другая водная магистраль через Ледовитый океан — из КНР в Северную и Центральную Европу — тоже привлекательна, потому что значительно короче, чем маршрут в Старый Свет через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море. Российский Северный морской путь (СМП), который западная пресса постоянно предлагает считать «международной собственностью», рассматривается китайцами в качестве некой альтернативы Новому шелковому пути (НШП) по суше.

Китай старается никогда не зацикливаться на одном варианте решения вопроса и готов вкладываться в создание надежных запасных вариантов. А уж когда дело касается реализации амбициозной программы «Made in China – 2025», согласно которой через семь лет азиатский гигант должен просто завалить Европу и Америку своими товарами, — тем более.

Заполярное Эльдорадо

Упомянутая выше китайская экспедиция «Сюлонга» подчеркивает растущий интерес Пекина к укреплению своего присутствия в Арктике, несмотря на географическую удаленность от региона. Таяние льдов, вызванное глобальным потеплением, открывает двери для новых экономических возможностей в регионе, включая эксплуатацию подводных нефтегазовых месторождений и создание новых торговых путей.

Согласно оценкам Геологической службы США, Арктика может содержать до 30% всех неразведанных запасов природного газа и 13% нефтяных месторождений.

«Арктическая ситуация на самом деле шире, чем территория государств, входящих в регион. Она также жизненно важна для других членов международного сообщества», — говорится в документе китайского правительства, так называемой Белой книге, где впервые была подробно изложена его стратегия в Арктике (документ опубликован в январе 2020 года). В тексте подчеркивается заинтересованность Китая в научных исследованиях и охране окружающей среды в Заполярье, а также стремление воспользоваться экономическими возможностями, обусловленными полярной оттепелью.

Буровая установка на месте бурения

«Нам нет необходимости скрывать свой экономический интерес, но также верно и то, что Китай намеревается действовать ответственным образом со странами региона, следуя правилам», — говорит Кай Сун, эксперт по арктической геополитике Китайского университета океанологии в Циндао.

Китай является одним из государств-наблюдателей Арктического совета. Этот орган состоит из восьми стран региона (Канада, США, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия и Швеция), а также 13 стран, «присматривающих» за происходящим. И те и другие определены в уставе как «нацеленные на управление и эксплуатацию территорий, расположенных в зоне, очерченной Полярным кругом».

«Мы готовы принять Китай с распростертыми объятиями, однако должны быть очень осторожны, последовательны и не спешить с окончательными решениями», — сказал Дэвид Болтон, бывший сотрудник Госдепартамента США, специалист по вопросам морского и рыбного хозяйства. В переводе на бытовой язык с витиевато-дипломатического это означает: «Деньги ваши на осуществление наших проектов нам пригодятся, а вот допускать вас к управлению процессами нам совершенно не хочется».

В том, что смысл заявления Болтона, сделанного в ходе дискуссии по освоению Арктики, организованной североамериканским исследовательским центром Wilson Center, именно таков, убеждают высказывания профессора Фредерика Лассерре, эксперта по арктической геополитике Университета Лаваля в Квебеке:

«Арктические государства будут обладать исключительными правами на ресурсы региона после определения морских зон влияния. Столкнувшись с этой ситуацией, Китай стремится активизировать международное сотрудничество, чтобы получить доступ к запасам ископаемого топлива, особенно в России».

Китайские деньги

По мнению профессора, «у России из-за западных экономических санкций нет иного выбора, кроме как принять китайский капитал для создания и развития инфраструктур, необходимых для использования ресурсов. Другие государства тоже будут принимать китайские инвестиции. До момента, пока влияние Пекина в Арктике не станет слишком большим, то есть опасным в экономическом плане. В декабре прошлого года российская энергетическая компания НОВАТЭК ввела в эксплуатацию завод по производству сжиженного природного газа на Сибирском полуострове Ямал, который финансируется примерно на 30% Национальной нефтяной корпорацией Китая и китайским государственным инвестиционным фондом (французская компания Total имеет 20% акций проекта). Ожидается, что центр будет ежегодно подавать в Китай 4 млн т сжиженного природного газа».

Некоторые китайские компании также участвуют в добыче полезных ископаемых в Канаде и Гренландии, но справедливости ради надо сказать, что преодолевать недоверие, с которым арктические государства относятся к посланцам Китая, удается далеко не всем.

ОАО «Ямал СПГ» является совместным предприятием ОАО «НОВАТЭК», французского концерна Total, Китайской национальной нефтегазовой корпорации и китайского инвестиционного Фонда Шелкового пути

Дания отклонила в 2020 году предложение китайской компании купить заброшенную военно-морскую базу в Гренландии из-за вопросов безопасности. Исландия, с которой Китай постоянно укрепляет экономические связи, наложила вето на спорную продажу участка площадью 300 кв. км на северо-востоке страны компании «Чжункунь», возглавляемой бывшим высокопоставленным функционером Коммунистической партии Китая Хуаном Нубо в 2011 году. В 2014 году Норвегия отказалась продать Нубо участок площадью 217 кв. км на острове Шпицберген.

В обоих случаях страны-продавцы высказали опасения, что намерения у китайца были не экономического, а геополитического плана — создание плацдарма на арктических территориях «для дальнейшего захвата Севера». Нубо заявлял, что собирается строить «туристические центры для приема китайцев и русских» на этих землях, но ему не поверили.

«Отношение к китайским инвестициям далеко не такое же, как к вложениям капиталов других стран. Политическая и экономическая мощь Поднебесной настораживает арктические государства, и они пока не уверены, что Пекин играет в открытую», — говорит Лассерре.

В своем первом стратегическом документе по региону Китай подтвердил, что он будет «соблюдать международные правила, включая Конвенцию Организации Объединенных Наций по морскому праву, которая регулирует управление океанами и ограничивает морские права прибрежных стран».

При этом Пекин отказался признать решение, принятое Постоянным арбитражным судом в Гааге в 2020 году по территориальному спору с Филиппинами в Южно-Китайском море, хотя утверждается, что «принято оно было на основе Конвенции ООН».

Полярный шелковый путь

Таяние арктических льдов также способствовало поиску и изучению маршрутов, альтернативных работающим сейчас. Маршруты эти должны быть прежде всего ощутимо короче имеющихся. При соблюдении этого условия рассматриваются уже и остальные параметры: сложность перевозок, затраты на их организацию, рентабельность.

Одна из основных задач для Китая — сокращение расстояний доставки товаров между Азией и Европой. Именно поэтому Китай как крупнейшая в мире экспортная держава проявил интерес к разработке Полярного шелкового пути и готов в него вложиться, создавая новые инфраструктуры.

На взгляд китайского правительства, морской маршрут вдоль российского Заполярья и макроинициатива «Один пояс — один путь» — две составляющие одной стратегии, реализация которой улучшит связи Китая с остальной частью Азии, а также Африкой и Европой.

«Добавив арктический маршрут к проекту, будет гораздо легче мобилизовать ресурсы, — объясняет упоминавшийся выше Кай Сан. — «Один пояс — один путь» сейчас имеет поддержку от Китайского инвестиционного фонда — более €30 млрд. Кроме того, свой интерес и готовность выделить необходимые средства обозначил Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с его более чем 50 странами-участницами».

Капитан корабля китайского перевозчика COSCO во время похода в Европу через Полярный шелковый путь

В 2013 году грузовой корабль китайского перевозчика COSCO совершил первый рейс из китайского порта Далянь в Роттердам через Северо-Восточный проход, связывающий Европу с Азией через северное побережье России (Северный морской путь) и Скандинавский полуостров. Этот маршрут оказался на треть короче, чем путь через Индийский океан и Суэцкий канал, и, естественно, после пробного вояжа COSCO проявила интерес к продолжению использования Севморпути.

Правда, специалисты Международного института стратегических исследований (Лондон) выразили в 2014 году определенный скептицизм в отношении рентабельности проекта. По их мнению, «несмотря на меньшее расстояние, коммерческая жизнеспособность маршрута через Северо-Восточный проход в Европу снижается из-за необходимости использования кораблей меньшей грузоподъемности, сезонности маршрута и экстремальных условий, в которых совершается поездка». «С начала оттепели мы начали говорить о новых более коротких коммерческих маршрутах, но прошло 20 лет, а кораблей на них так и нет», — комментирует Лассерре.


Слова ученого в этом случае больше похожи на выдачу желаемого за действительное, чем на констатацию факта: во-первых, морские суда — не детские кораблики для весенних ручьев — строятся по нескольку лет; во-вторых, создание береговой инфраструктуры идет полным ходом (но и «полный ход» — дело в данном случае небыстрое); а в-третьих, речи канадского профессора производят впечатление заказных — всяк кулик хвалит свое болото, и Стране кленового листа куда веселее, если китайские суда будут больше пользоваться Северо-Западным проходом, а не Северо-Восточным.

Для доказательства своей правоты североамериканским экспертам даже не нужно перевирать здесь статистику — просто обойти молчанием те цифры, которые невыгодны, и выпятить нужные.

Помимо получения возможных экономических преимуществ, Китай надеется увеличить свою энергетическую безопасность через торговые пути Арктики. В настоящее время большая часть топлива, импортируемого азиатским гигантом, пересекает Малаккский пролив, который связывает Индийский океан с Южно-Китайским морем.

Пекин уже обозначил, что ему некомфортно зависеть от малайзийского маршрута, и потому открытие новых северных транспортных линий, несомненно, было бы облегчением для Поднебесной.

Зубы дракона: как китайские нефтяные компании покоряют весь мир

Экономический взрыв Китая, его растущее экономическое и политическое влияние тревожат многих соседей и конкурентов. Охота, которую ведет Китай за нефтегазовыми ресурсами по всему миру, — одна из самых острых и благодатных тем для геополитических спекуляций. Как работает нефтяная отрасль второй экономики мира? Кто ее главные игроки? Об этом в числе прочих тем в своей новой книге «В поисках энергии», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер», пишет Дэниел Ергин, мировой гуру в области энергетики, автор книги-бестселлера «Добыча». Ергин возглавляет крупную консалтинговую компанию IHS CERA.

Это была одна из тех холодных пекинских ночей, когда дует пронизывающий ветер и темный воздух наполнен чуть сладковатым запахом гари. На дворе был конец 1990-х годов, и потоки автомобилей только начали заполнять новую восьмиполосную автостраду, оттесняя на обочину привычные велосипеды. Запах гари исходил не от автомобилей, а от сотен тысяч допотопных угольных печей, которые по-прежнему широко использовались городскими жителями для приготовления пищи и обогрева домов.

Обед в China Club, который некогда был домом богатого торговца, а ныне стал любимым рестораном Дэн Сяопина, давшего старт реформированию китайской экономики в конце 1970-х годов, затянулся. Хотя дух угля витал в воздухе в буквальном смысле, главным пунктом повестки дня была нефть. По окончании обеда руководитель государственной нефтяной компании вышел во внутренний дворик ресторана: перед ним и его командой была поставлена задача, которая показалась бы невероятной 30 лет назад, когда он начал свою карьеру геологом в западном Китае. Им предстояло взять под управление значительную часть нефтегазовой промышленности Китая, созданной под нужды командно-административной плановой экономики Мао Цзэдуна, и превратить ее в конкурентоспособную компанию, удовлетворяющую требованиям листинга на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Причины столь резкого отхода от идеологии прошлого были ясны — ожидаемые потребности Китая в нефти. Пока группа гостей стояла во внутреннем дворике ресторана, генеральному директору задали логичный вопрос: зачем связываться с преобразованием в публичную компанию? Ведь в этом случае руководство компании будет отчитываться не только перед властями в Пекине, но и перед армией аналитиков в Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге, которые будут дотошно изучать и оценивать стратегии, расходы и доходы, а также эффективность самого руководства.

Было очевидно, что сам директор не очень рад подобной перспективе. Но он ответил: «У нас нет выбора. Если мы хотим преобразований, то должны ориентироваться на мировую экономику».

384 страницы рисков

Первой публичное размещение акций провела самая крупная из компаний, PetroChina, новая «дочка» Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC). IPO прошло успешно, но подготовка к нему оказалась куда сложнее, чем представлялось вначале. Необходимо было внедрить систему финансовой отчетности, соответствующую правилам Комиссии по ценным бумагам и биржам США. Для этого требовалось систематизировать массивы противоречивых и плохо организованных данных огромной китайской госорганизации, которая никогда не уделяла внимания подобным вещам и, уж конечно, не имела причин оглядываться на американское правительственное агентство, регулирующее деятельность NYSE. Проспект эмиссии, где детально описывались все риски, насчитывал 384 страницы.

Выбор редактора:  Волновой анализ (волновая теория) Эллиота

Международные инвесторы в США и Великобритании и даже те, что находились по соседству с Китаем, в Сингапуре и Гонконге, были настроены скептически. Их беспокоил китайский риск — неопределенность, связанная с политической стабильностью и экономическим ростом страны. Кроме того, это была нефтяная компания, а в период расцвета «новой экономики» и бума доткомов нефтяной бизнес выглядел олицетворением старой экономики — застойным, неинтересным и погрязшим в вечном спаде из-за избыточных мощностей и низких цен.

Масштабы IPO пришлось существенно уменьшить. Наконец, в апреле 2000 года акции были размещены, хотя и по самому нижнему порогу диапазона, и PetroChina стартовала как публичная компания, частично принадлежавшая международным инвесторам, но с контрольным пакетом у CNPC.

На следующий год были проведены IPO двух других компаний, также выведенных из-под крыла некогда единых министерств — Sinopec (Китайская нефтяная и химическая корпорация) и CNOOC (Китайская национальная компания по эксплуатации морских нефтяных ресурсов). Прием со стороны инвесторов был таким же прохладным. Но несколько лет спустя скептицизм инвесторов рассеялся. За десятилетие, прошедшее после IPO, PetroChina увеличила рыночную капитализацию в 100 раз. По рыночной стоимости она обогнала Royal Dutch Shell, компанию со 100-летней историей, и Walmart и вышла на третье место в мире по стоимости.

Такое увеличение стоимости отражало растущую значимость Китая на мировом рынке. Благодаря начатому в 1979 году процессу реформ более 600 млн китайцев сумели преодолеть порог бедности, а 300 млн граждан пополнили слой со средним доходом. За этот период экономика Китая выросла более чем в 15 раз. В 2010 году она опередила Японию и стала второй по величине экономикой в мире.

Значительный рост экономики изменил положение Пекина и на нефтяном рынке. Два десятилетия назад Китай не только полностью обеспечивал себя нефтью, но и экспортировал ее. Сегодня он импортирует примерно половину потребляемого объема, и доля импорта растет вместе с увеличением спроса. Китай является вторым по величине потребителем нефти в мире, уступая только США. В 2013 году он стал крупнейшим импортером нефти. С 2000 по 2010 год потребление нефти в Китае более чем удвоилось.

И это неудивительно, когда экономика страны с населением 1,3 млрд человек стабильно растет в среднем на 10% в год. По мере роста китайской экономики спрос на нефть будет только увеличиваться. По оценкам, примерно к 2020 году Китай может обогнать США и стать крупнейшим потребителем нефти в мире. Это результат «великой стройки Китая» — урбанизации невиданных темпов и масштабов, массированных инвестиций в инфраструктуру, строительства зданий, электростанций, дорог, высокоскоростных железнодорожных магистралей, что сильно меняет китайскую экономику и китайское общество.

В течение следующих двух десятилетий «великая стройка» будет определяющим фактором не только для Китая, но и для мировой экономики. Городское население Китая стремительно увеличивается. В 1978 году всего 18% населения жило в городах. Сегодня уровень урбанизации составляет почти 50%. В стране насчитывается больше 170 городов с населением более миллиона человек и несколько мегаполисов с населением свыше 10 млн. Ежегодно 20 млн китайцев мигрируют из сельской местности в города в поисках работы, жилья и более высокого уровня жизни. Когда Джордж Буш поинтересовался у президента КНР Ху Цзиньтао, какая проблема не дает ему спать по ночам, тот ответил, что его постоянная головная боль — «создание 25 млн новых рабочих мест в год».

Эти люди, автомобили, новые здания и квартиры, бытовые приборы, а также транспортные перевозки — все требует энергии. В результате в мире растет спрос на уголь, нефть, природный газ, атомную энергию, возобновляемую энергию. Основой энергетики Китая пока остается уголь. Но с точки зрения отношений с мировыми рынками и мировой экономикой доминирующим фактором является нефть.

Китай превратился в крупнейшего мирового потребителя, обладающего значительным влиянием на баланс спроса и предложения и, соответственно, на цены — на нефть, а также на многие другие виды сырья и товаров потребления. До 2004 года автомобилисты в США и Европе едва ли могли вообразить, что когда-нибудь цена на бензин, которую они платят на местных автозаправках, будет зависеть от проблем с поставками угля и нехваткой электричества в Китае, который вынужден переключиться на нефть. И, разумеется, руководство General Motors, «самой американской» автомобильной компании, вряд ли могло представить, что через несколько лет в Китае будет продаваться больше их новых автомобилей, чем в США.

Коммунизм по-китайски

Поздним воскресным вечером на верхнем этаже роскошного пекинского отеля China World стоял человек и смотрел вниз на бесконечные потоки фар, скользящие в разных направлениях с восьмиполосной Чан’ань авеню, главной магистрали Пекина, на всегда загруженную скоростную Третью кольцевую дорогу.

Едва ли почтенный главный экономист CNPC Чжоу Цинцзу мог вообразить себе такую панораму в далеком 1952 году, когда пришел на работу геологом в нефтедобывающую отрасль. Тогда вся добыча Китая составляла меньше 3500 баррелей в день. Цинцзу был одним из немногих геологов, которые решили связать свою судьбу с этой малоперспективной, как казалось на тот момент, отраслью. После Второй мировой войны никто не сомневался в том, что нефть важна для экономики, а также для военного и политического могущества. У коммунистического Китая было к кому обратиться за помощью в поисках нефти — ее связывали тесные отношения с Советским Союзом, который был крупным производителем нефти. С помощью русских в Маньчжурии на северо-востоке страны было обнаружено крупное месторождение нефти. Его назвали Дацин, что означает «великое празднество».

Разработка месторождения, сама по себе сопряженная со значительными трудностями, еще больше осложнилась, когда СССР и КНР стали ярыми соперниками в борьбе за лидерство в коммунистическом мире. Москва отозвала людей и оборудование и потребовала выплаты долгов. В ответ Мао обрушил на Советы потоки брани, назвав русских «отступниками и предателями. рабами и приспешниками империализма, фальшивыми друзьями и двурушниками».

Китайцам предстояло осваивать Дацин самостоятельно. Без современных технологий. Без крупных поселений вблизи месторождения. Буквально в чистом поле. В Дацин подобно войскам на передовую в срочном порядке начали перебрасываться тысячи и тысячи рабочих-нефтяников. Несмотря на холода, они спали в палатках, шалашах, землянках и даже под открытым небом, использовали для освещения и обогрева свечи и костры и прочесывали окрестности в поисках дикорастущей зелени и овощей. Административные службы размещались на крытых скотных дворах.

В довершение всего Советский Союз сократил поставки нефти в Китай. «Если импорт прекратится, наши самолеты останутся на земле, — заметил один высокопоставленный чиновник. — Это же касается военной техники». И добавил: «Мы больше никогда не должны зависеть от импорта». С тех пор самообеспечение и решимость, олицетворяемая «духом Дацина», стали руководящими принципами развития нефтяной промышленности Китая.

За Дацином одно за другим последовали другие месторождения, которые осваивались ускоренными темпами под руководством легендарного министра нефтяной промышленности, впоследствии вице-премьера Кана Шиэня. Теперь Китай сам обеспечивал себя нефтью, что, как писала китайская «Народная ежедневная газета», «разбило в прах миф о скудости нефтяных ресурсов Китая». В другой публикации говорилось, что «так называемая теория о том, что Китай беден нефтью, играет на руку агрессивной грабительской политике империалистических государств во главе с США». Но США были не единственным врагом Поднебесной. Победа нефтяной кампании была торжественно провозглашена успешным залпом по «советской клике ревизионистов-ренегатов».

Нефть на продажу

В середине 1960-х годов Мао начал опасаться оттеснения от власти в результате провала экономической доктрины «Большого скачка», из-за которой страну охватил голод, унесший около 30 млн жизней. В 1966 году Мао объявил войну самой Компартии, заявив, что партийная власть была захвачена ренегатами «с буржуазным менталитетом». Для осуществления «культурной революции» Мао мобилизовал фанатиков в отряды хунвейбинов. Известных людей подвергали унижениям, избивали, отправляли на тяжелые физические работы или убивали. Страна погрузилась в террор.

Но из-за важности нефтедобывающей промышленности для национальной безопасности она была взята под личную защиту премьер-министром Чжоу Эньлаем, который задействовал армию, чтобы оградить промышленность от царивших в стране беспорядков. «Днем я руководил производством, как обычно, — вспоминал Чжоу Цинцзу, главный экономист CNPC. — А по ночам сидел перед рабочими, говорил, что я был неправ, приносил извинения и излагал свои ошибки. Днем я был начальником. Ночью я был никем».

В конечном счете «культурная революция» зашла слишком далеко даже с точки зрения Мао — страна оказалась на грани хаоса и беспорядков, и он использовал армию, чтобы устранить хунвейбинов.

Самая разрушительная фаза «культурной революции» закончилась. Вице-премьер Дэн Сяопин и другие пытались вернуть страну к работе. Они понимали, что доктрина «самообеспечения» нежизнеспособна. Китай нуждался в доступе к международным технологиям и оборудованию, чтобы модернизировать экономику и возобновить экономический рост. Но у него на пути стояло серьезное препятствие: чем платить за импорт?

«Рост будет обеспечиваться экспортом нефти» — таков был ответ Дэна. «Чтобы импортировать, мы должны экспортировать, — сказал он в 1975 году. — Первое, что мне приходит на ум, — это нефть». Страна должна «экспортировать столько нефти, сколько сможет. Взамен мы получим много полезных вещей».


На тот момент Дэн был главным проводником стратегии открытости Китая по отношению к внешнему миру. Убежденный коммунист еще со студенческих времен во Франции, где он учился после Первой мировой войны, Дэн занимал ряд высоких постов после прихода коммунистов к власти. Во время «культурной революции» его семья сильно пострадала — хунвейбины вытолкнули его сына из окна четвертого этажа, в результате чего тот стал инвалидом. Сам Дэн работал эти годы простым рабочим на тракторном заводе и некоторое время жил в полном уединении. Он часами мерил шагами двор, спрашивая себя, в чем ошибки Мао и как восстановить экономику Китая. Дэн всегда был прагматиком. Даже активное участие в подпольном коммунистическом движении во Франции после Первой мировой войны не мешало ему открыть китайский ресторан.

После смерти Мао и короткой борьбы с радикальной «бандой четырех» Дэн Сяопин стал фактическим лидером Китая. У него появилась возможность начать интеграцию Китая в глобальную экономику. Историческое решение о начале политики «реформ и открытости» было провозглашено на третьем пленуме ЦК Коммунистической партии в 1978 году.

Нефтяной промышленности отводилось центральное место в новой политике. К тому времени Китай, который больше не был «беден нефтью», добывал нефть сверх собственных нужд и мог начать ее экспорт. Тем более что ближайший рынок находился по соседству, в Японии, которая хотела уменьшить зависимость от Ближнего Востока.

Когда дверь во внешний мир приоткрылась, китайские нефтяники были потрясены масштабом технологического разрыва, отделявшего их от мировой промышленности. Но теперь благодаря выручке от экспорта нефти они могли покупать за границей современные буровые установки, сейсмическую аппаратуру и другое оборудование, что существенно расширяло их технические возможности.

К 1993 году национальная нефтяная промышленность перестала успевать за потребностями быстрорастущей экономики. В результате Китаю пришлось отказаться от экспорта нефти и превратиться в импортера. Хотя для остального мира эта перемена прошла незамеченной, Китай пережил шок. «Правительство смотрело на происходящее как на катастрофу, — заметил один китайский специалист по нефтяной промышленности. — Как отрасль, мы чувствовали себя посрамленными. Это была потеря лица. Однако ученые и эксперты сказали: «Невозможно быть самодостаточными во всем. Что-то вы экспортируете, а что-то должны импортировать».

Это подчеркнуло необходимость модернизации структуры нефтяной промышленности. Фундамент такого перехода был заложен еще в 1980-е годы. Тогда из-под крыла министерств были выделены три государственные компании: Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC), Китайская нефтяная и химическая корпорация (Sinopec) и Китайская национальная компания по эксплуатации морских нефтяных ресурсов (CNOOC). Следующим шагом в конце 1990-х годов стала кардинальная реструктуризация этих национальных корпораций, чтобы сделать их более современными, технологически продвинутыми и более независимыми. «Они должны были сами зарабатывать себе на жизнь», — сказал Чжоу Цинцзу. В скором времени все три компании осуществили IPO на международных рынках и перешли в частичную собственность акционеров со всего мира. Ставшая публичной дочерняя компания CNPC получила новое название — PetroChina, а Sinopec и CNOOC использовали для своих публичных дочерних компаний существующие названия. Их корпоративная культура претерпела глубокие изменения. «Теперь нам требовалась конкурентоспособность, — сказал Чжоу. — А ведь мы сроду ни с кем не конкурировали».

Спичка в комнате с бензином

Первые шаги Китая за границей были небольшими, сначала в Канаде, затем в Таиланде, Папуа — Новой Гвинее и Индонезии. В середине 1990-х годов CNPC приобрела фактически заброшенное месторождение нефти в Перу. Но эти проекты были незначительными и не привлекали к себе внимания. Прежде чем браться за крупные международные проекты, нужно было приобрести опыт и технологии, а на это требовалось время.

Стратегия выхода в мир подразумевала интернационализацию китайских компаний — превращение их в международные компании, имеющие доступ к сырью, столь необходимому для быстрорастущей экономики, и к экспортным рынкам для сбыта продукции. Для энергетических компаний это означало, что частично приватизированные государственные нефтяные компании должны владеть, разрабатывать или вкладывать капитал в зарубежные источники нефти и природного газа. Для нефтедобывающей промышленности эта стратегия была дополнена лозунгом «Идти на двух ногах», то есть развивать национальную промышленность и одновременно осуществлять международную экспансию.

Сегодня результаты стратегии выхода в мир видны по всему земному шару. Китайские нефтяные компании активно работают на африканском континенте и в Латинской Америке (как, впрочем, и китайские компании из других секторов). Они приобрели значительные нефтяные активы в соседнем Казахстане и после многочисленных попыток сумели добиться некоторого присутствия в России. В Туркменистане они разрабатывают месторождения природного газа.

Китайские нефтяники вышли на международную арену с опозданием. Но они обладают хорошими техническими навыками и финансовыми ресурсами вкупе с готовностью платить премию за вход в игру. Кроме того, они стараются быть предпочтительными партнерами, предлагающими значительные «дополнительные выгоды», особенно на африканском континенте. Они приносят с собой финансируемые государством программы развития, помогая строить железные дороги, порты и автомобильные дороги, что редко практикуется традиционными западными компаниями. Все это порождает жаркие споры. Критики обвиняют Китай в колонизации Африки и в том, что китайские компании предпочитают использовать китайских же рабочих, а не местную рабочую силу. Китайцы отвечают, что они помогают создавать рынки для африканского сырьевого экспорта, что гораздо лучше жить на доходы от экспорта, чем на иностранную помощь, и что они стимулируют устойчивый экономический рост. Китайские банки в сотрудничестве с китайскими компаниями предоставили ряду стран многомиллиардные кредиты, которые будут погашаться поставками нефти или газа на протяжении многих лет. Одна такая сделка рассчитана на 15 лет.

Стратегия энергетической безопасности также включает очевидные шаги — строительство трубопроводов в целях диверсификации, уменьшение зависимости от морских путей и укрепление отношений со странами-поставщиками. В рекордные сроки были построены трубопроводные системы, по которым нефть и газ из Туркменистана и Казахстана стали поступать в Китай. По российскому трубопроводу Восточная Сибирь — Тихий океан стоимостью $22 млрд, по которому нефть перекачивается на тихоокеанское побережье (главным образом для поставки в Японию и Корею), нефть идет и в Китай в обмен на кредит размером $25 млрд, предоставленный Китаем.

Но наибольшие разногласия стратегия «выхода в мир» вызывала не в Африке, а в США. В 2005 году между Chevron и CNOOC разгорелась борьба за приобретение крупной американской компании Unocal, которой принадлежали значительные добывающие активы в Таиланде и Индонезии, а также в Мексиканском заливе. Соперничество между двумя компаниями было очень жестким, с яростными спорами о роли китайских финансовых институтов, а также времени подачи предложений. Для многих в Пекине такая глобальная битва за поглощение была не только непривычной, но и обескураживающей. Предложенная CNOOC цена была больше, чем стоимость самой дорогой и большой плотины в мире «Три ущелья», которая строилась несколько десятилетий. Длившаяся несколько месяцев борьба закончилась победой Chevron, которая предложила за Unocal меньше, а именно $17,3 млрд.

Дело в том, что поглощение вызвало ожесточенные политические дебаты в Вашингтоне, несоизмеримые с масштабами самого вопроса. Когда весть о соперничестве за Unocal дошла до Вашингтона, по словам одного из американских участников, «она оказалась горящей спичкой в комнате, облитой бензином». Новость спровоцировала взрыв антикитайских настроений на Капитолийском холме, где Китай давно был больной темой из-за вопросов, связанных с торговлей, валютой и рабочими местами.

В 2010 году, пять лет спустя после ожесточенного сражения за Unocal, Chevron и CNOOC объявили о том, что они объединяют свои усилия для совместной разработки нефтяных месторождений, но не в Мексиканском заливе, а в прибрежных водах Китая. Примерно в это же время CNOOC стала вкладывать средства в добычу сланцевого газа и трудно извлекаемой нефти в США. Эти сделки не получили широкого освещения. В 2012 году было объявлено о покупке Nexen, канадской нефтегазовой компании, за $15,1 млрд. На тот момент это была крупнейшая китайская энергетическая сделка.

Партия и коммерция

Спустя десятилетие после сомнительно успешных IPO китайские компании превратились во влиятельных игроков на мировом нефтяном рынке. Между тем мотивы, которые движут этими компаниями на международной арене, вызывают жаркие споры за пределами Китая. Одну группу целей для них, безусловно, определяют правительство (держатель контрольного пакета акций) и партия, которые осуществляют надзор за их деятельностью. Директора крупнейших компаний также имеют чин вице-министров в правительстве — а многие занимают высокие посты в Коммунистической партии. В то же время китайские компании преследуют коммерческие и конкурентные цели, как и любые другие международные нефтяные компании. Им приходится учитывать интересы международных инвесторов, которые сравнивают их с другими международными компаниями. Вдобавок они подпадают под международное регулирование и международные стандарты корпоративного управления. И, наконец, они управляют крупным и сложным бизнесом, который постепенно приобретает глобальный размах. Короче говоря, китайские нефтяные компании представляют собой гибриды, нечто среднее между привычными международными компаниями и принадлежащими государству национальными нефтяными компаниями.

Так каков же баланс сил? Иногда китайские компании представляют как «инструменты» государства. Но в последнем исследовании Международного энергетического агентства сделано другое заключение, согласно которому «главным двигателем являются коммерческие стимулы» и компании работают «с высокой степенью независимости» от государства. Как говорилось в его отчете, хотя «контрольный пакет принадлежит государству», компании «не управляются государством». И по мере их интернационализации они начинают все больше работать так же, как другие международные компании.

Роснефть и CNPC (Китай) обсудили возможность повышения перспективности проекта сооружения НПЗ в Тянцзине

муниципалитет КНР — город Тянцзинь (Tianjin)

Александр Новак, министр энергетики Российской Федерации, сообщил журналистам, что государственная компания Роснефть и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (China National Petroleum Corporation, CNPC) провели раунд переговоров по вопросу увеличения инвестиционной перспективности проекта сооружения в Тянцзине российско-китайского предприятия по переработке нефти.

Предполагается, что нефтеперерабатывающий завод в Тянцзине будет осваивать ежегодно до тринадцати миллионов тонн углеводородного сырья. Девять миллионов тонн нефти в год планируется поставлять из Российской Федерации, оставшиеся четыре миллиона тонн сырья, НПЗ будет приобретать у представителей мирового нефтепромысла. Более восьмидесяти процентов продукции предприятия составят нефтепродукты из светлых марок нефти.

Согласно экспертному мнению, реализация проекта сооружения в Тянцзине (Великая китайская равнина, восток КНР) нефтеперерабатывающего предприятия позволит государственной компании Роснефть наладить стабильную инфраструктуру импорта российского углеводородного сырья на рынки Китая, а также обеспечит экспорт нефтепродуктов с НПЗ в РФ и расширение интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Система» и ONGC объединят нефть

АФК «Система» и индийская ONGC договорились рассмотреть возможность объединения всех или некоторых имеющихся у них активов в области нефтедобычи и нефтепереработки. В первую очередь компании намерены сотрудничать в России

Москва. 21 декабря. FINMARKET.RU — АФК «Система» нашла еще одно преимущество в нефтяных активах, владельцем которых корпорация стала более года назад.

Помимо того, что нефтяная составляющая положительно сказывается на финансах АФК, теперь она становится катализатором, а где-то и своего рода разменной монетой развития бизнеса «Системы». Как в России, так и за рубежом.

«Система» и Индия

Например, в Индии. «Система» является игроком на рынке сотовой связи этой страны. Однако индийский регулятор рассматривает вопрос об отзыве лицензий у ряда сотовых операторов, в том числе у дочки «Системы» — Sistema Shyam TeleServices Limited (SSTL).

АФК всегда умела договариваться. Год назад «Система» и индийская государственная компания ONGC подписали меморандум о взаимопонимании, предполагающий совместное инвестирование в нефтегазодобывающие активы в России и третьих странах. А в этот вторник стороны подписали рамочное соглашение о возможности объединения всех или некоторых активов в нефтедобыче и переработке.

Активы партнеров — это контроль в «Башнефти» и 49% в «Русснефти» со стороны АФК и 100% в Imperial Energy, располагающей месторождениями в Томской области, со стороны ONGC.

Активы несопоставимые для сравнения или объединения, поэтому партнеры договорились, что в сделку могут быть включены и другие нефтегазовые проекты, а также денежная составляющая. Стороны договорились и о возможности совместных инвестиций в активы обеих компаний на территории стран, являющихся ключевыми для «Системы» и ONGC.

Подобное соглашения, несомненно, часть большой политики, потому что подписано оно было в рамках официального визита президента РФ Дмитрия Медведева в Индию. Однако бизнес компаний от такого возможного партнерства только выиграет.

ONGC в течение последних двух десятилетий множество раз заявляла о намерениях войти в нефтегазодобывающие проекты в РФ, но пока удовлетворялась лишь долей в «Сахалине-1» и приобретением Imperial Energy.

Очередным витком ее активности в России стал 2010 год. Как сообщали «Интерфаксу» ряд источников, знакомых с ситуацией, в начале этого года АФК и ONGC обсуждали вопрос покупки-продажи доли в «Башнефти». «Система» не хотела бы отдавать блок-пакет своей нефтяной «дочки», поэтому стороны обговаривали вероятность покупки ONGC 20% в «Башнефти».


В течение нескольких месяцев представители АФК и ONGC проводили встречи по этому поводу, но так и не смогли согласовать условия входа в акционерный капитал. С июля встречи прекратились, разговоры о покупке-продаже доли в «Башнефти» утихли.

Потом был объявлен конкурс на месторождения имени Требса и Титова. Источники агентства рассказывали, что ONGC предлагала партнерство по участию в конкурсе ряду компаний, рассчитывала участвовать в нем самостоятельно, но не дошла до финала.

В конкурсе на Требса и Титова победила «Башнефть». Теперь ONGC будет договариваться о партнерстве с АФК, как с владельцем крупного нефтяного проекта на севере России, для реализации которого необходимы значительные инвестиции.

Президент АФК Леонид Меламед сообщил «Интерфаксу», что АФК «Система» и ONGC намерены сотрудничать в первую очередь в России.

«В первую очередь мы планируем концентрировать усилия и нашу индустриальную экспертизу на изучение возможностей для совместного развития в России. Но готовы рассматривать привлекательные активы и на других территориях», — сказал он. «В течение ближайших 12 месяцев контуры нашего сотрудничества станут более определенными», — добавил глава АФК.

Беларуский портал n1.by

  • В мире
  • 02.02.2020

Правительство Индии рассматривает возможность объединения нефтяных активов для создания гигантской госкомпании, способной успешно конкурировать с транснациональными корпорациями, а также с индийской Reliance Industries Ltd, принадлежащей миллиардеру Мукешу Амбани. Об этом рассказал министр финансов Индии Арун Джейтли, сообщает Economic Times.

Выбор редактора:  «Фри-трейды» - 20 сделок в подарок с возможностью вывода прибыли!

По данным издания, стоимость такой госкорпорации может превысить 100 миллиардов долларов. По словам министра, объединение госпредприятий, особенно в такой сфере, как ТЭК, откроет новые возможности для развития бизнеса.

Для укрепления энергетического сектора в дальнейшем правительство решило создать два стратегических нефтехранилища в дополнение к трем уже имеющимся. Реализация этого проекта позволит увеличить стратегические запасы нефти Индии до 15,33 миллиона тонн.

В настоящее время правительство Индии контролирует 13 нефтяных компаний, крупнейшей среди которых является ONGC. Рыночная капитализация восьми зарегистрированных на бирже нефтегазовых госкомпаний Индии составляет примерно 108 миллиардов долларов.

Экономика

• Соглашение о покупке CEFC пакета акций «Роснефти» за девять миллиардов долларов не будет реализовано.

• Проведение запланированного собрания держателей облигаций шанхайского подразделения CEFC отложено.

Крупная, торопливая и непрозрачная сделка по покупке доли российского нефтяного гиганта загадочной китайской нефтегазовой компанией расстроилась.

Заключенное в прошлом году соглашение о покупке Китайской энергетической компанией «Хуасинь» (CEFC China Energy Co) пакета акций ОАО «Роснефть» за девять миллиардов долларов расторгнуто, поскольку продавцы, консорциум швейцарского трейдера «Гленкор» (Glencore) и катарского инвестфонда QIA, решили отказаться от сделки. Вместо этого, как заявили в «Гленкор», QIA сконцентрирует у себя пакет из почти 19% акций российской госкомпании, большая часть которого предназначалась для продажи CEFC.

Помимо этого, по словам представителей нескольких банков-гарантов, которые пожелали остаться неназванными, было отложено запланированное на понедельник собрание держателей облигаций, выпущенных подразделением CEFC Shanghai International Group Ltd. на сумму 15,1 миллиарда юаней (2,4 миллиарда долларов США). При этом причины переноса озвучены не были.

Шанхайский представитель CEFC оставил без ответа просьбы прокомментировать данную информацию.

Провал сделки — результат бесплодных усилий российского президента Владимира Путина углублению стратегических связей с Китаем в энергетической области в условиях падения цен на нефть и антироссийских санкций, введенных США и их союзниками. Это также обесценивает все громкие достижения CEFC. Чтобы стать заметных игроком на мировом энергетическом рынке, разрастающийся конгломерат в последние годы увеличивал свои активы в Восточной Европе и на Ближнем Востоке за счет крупных, не всегда прозрачных сделок с такими представителями индустрии, как «Гленкор» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (China National Petroleum Corp).

Сделка по покупке акций «Роснефти» была пиком быстрого роста CEFC и кульминацией тех усилий, которые глава компании Е Цзяньмин прилагал, чтобы выстроить свой бизнес в соответствии с зарубежными политическими и экономическими целями председателя КНР Си Цзыпина в рамках инициативы по привлечению иностранных инвестиций «Один пояс, один путь».

Контекст

Нефть за 300 долларов? Все возможно

Россия подвинула лидеров нефтяного олимпа

Сокращение добычи нефти сработало, но что дальше?

Нефтеюань — угроза российскому бизнесу?

Несмотря на то, что провал сделки способен сорвать планы Кремля по превращению Китая в самого большого акционера «Роснефти», Путин по-прежнему может быть спокоен по поводу превращения в крупнейшего дилера сырой нефти и успешного выхода на один из важнейших рынков энергоносителей — китайский, где за последние пять лет пришлось потесниться традиционным поставщикам из Саудовской Аравии и Анголы.

«Для Китая по-прежнему удобно и надежно иметь Россию в качестве партнера, учитывая теплые политические отношения и географическую близость двух стран», — считает аналитик Шанхайского центра исследования товарного ранка ICIS-China Ли Ли.

Открытый в этом году новый нефтепровод, связывающий страны, удвоил экспортный потенциал России по прямому снабжению крупнейшего в мире импортера. В следующем году планируется запустить магистральный газопровод. Кроме того, по словам пресс-секретаря «Роснефти», в прошлом году была подписана пятилетняя сделка по поставке CEFC без малого 12 миллионов тонн в год российской нефти.

«Китайский рынок был, есть и будет стратегическим для бизнеса компании», — говорится в заявлении пресс-службы «Роснефти».

Участие CEFC в сделке по «Роснефти» означало для Пекина отказ от традиционной политики в области акционирования иностранных компаний, в рамках которой он традиционно опирается на принадлежащую государству «Китайскую национальную нефтегазовую корпорацию» или «Китайскую нефтехимическую корпорацию», известную также «Синопек груп». Компания в настоящее время входит в число других поглощающих конгломератов, таких как HNA Group Co. и Anbang Insurance Group Co., которые также находятся под пристальным вниманием на фоне рискованного финансирования и громких покупок за рубежом.

Оказавшись под давлением, CEFC теперь занимается распродажей недвижимости и финансовых подразделений. Китайская «Международная китайская инвестиционная корпорация по управлению имуществом» (Citic Group) забирает 49-процентную долю в их европейских операциях. По данным Рейтер, китайский государственный инвестиционный гигант также рассматривает возможность приобретения нефтяных активов CEFC в Абу-Даби. На прошлой неделе также появилась информация о том, что компания может сократить половину своего 30-тысячного штата.


Консорциум «Гленкор»-QIA в декабре 2020 года одобрил совместное приобретение 19,5-процентной доли «Роснефти», а затем, примерно через девять месяцев, объявил о сделке по продаже 14,1% акций китайской CEFC.

Теперь, в рамках объявленной в пятницу новой сделки, QIA станет владельцем 18,9% акций «Роснефти», что сделает его третьим по величине акционером после российского государства с его 50-процентной долей, а также британского нефтяного гиганта BP с 19,7%.

По данным «Блумберг», CEFC в течение оставшихся месяцев 2020 года нужно выплатить 11,8 миллиарда юаней держателям облигаций. При этом подразделения компании уже пропустили выплату 85 миллионов юаней долга, проданного через платформу интернет-финансов.

Согласно отчету «Чайна Бизнес Джорнал», после того, как China Securities Co. провела в пятницу собрание держателей облигаций, CEFC Shanghai International обязана ежедневно информировать их о своих денежных средствах и плане погашения задолженности.

Другие собрания держателей облигаций были запланированы некоторыми ведущими гарантами CEFC на понедельник. Среди них Китайский банк развития, China Bohai Bank Co. и Postal Savings Bank of China Co. Четких дат для перенесенных встреч назначено не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Китай обсуждает возможность объединения нефтяных корпораций

Право граждан на информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека и гражданина. Информационное агентство iaftnews было создано при поддержке МОФТ с целью реализации данного права и обеспечения гражданам возможности быть в курсе самых значимых событий мира.

Мы уважаем право общества знать правдивую информацию и делаем все от нас зависящее, чтобы эта информация стала ему доступна. Все это требует постоянного и бескомпромиссного соблюдения агентством и каждым журналистом, работающим в нем, этических и редакционных норм. Работа информационного агентства iaftnews основывается на принципах независимости, ответственности, точности и объективности, соответствует нормам профессиональной этики и новостным стандартам.

Ежедневно команда информационного агентства iaftnews публикует в рубриках Финансы, Экономика и Бизнес десятки новостных статей, отражающих самые значимые события нашей действительности. Наша команда внимательно следит за всеми событиями мира и предоставляет читателям возможность получать всю важнейшую информацию на одном ресурсе.

Мы глубоко убеждены, что новость iaftnews должна быть оперативной, достоверной и объективной, содержать всю информацию, необходимую для оценки важности и последствий описываемого события, быть понятной, четко акцентировать внимание на главном.

Iaftnews – это надежное, оперативное, объективное и независимое агентство новостей, заслуживающее доверие клиентов к его информации.

Лидеры России и Китая обсудили возможность расчетов в юанях, в том числе в сфере ВТС

Популярное

Президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин обсудили возможность расчетов в юанях в самых разных областях. Об этом рассказал прес-секретарь российского лидера Дмитрий Песков.

«Значительное внимание было уделено теме взаимных расчетов в самых разных областях, включая такие чувствительные, как ВТС, в юанях, что будет способствовать укреплению юаня как резервной региональной валюты», — сказал Песков.

Пресс-секретарь также сообщил, что Путин преподнес в подарок китайскому лидеру смартфон российского производства YotaPhone-2. В него специально была загружена символика как России, так и Китая и АТЭС, добавил Песков.

По итогам переговоров Россия и Китай подписали 17 документов

В частности, в присутствии президента РФ и председателя КНР подписаны меморандум в сфере поставок газа из РФ в Китай по «западному маршруту», рамочное соглашение между «Газпромом» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией о поставках природного газа из России в Китай, меморандум о взаимопониманием между «Газпромом» и Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорацией.

«Западный маршрут» предполагает поставку в Китай газа с месторождений Западной Сибири. Прямые поставки планируется начать в 2020 году.

Теперь объемы поставок газа из России в Китай в среднесрочной перспективе могут превысить объемы поставок в Европу, сообщил журналистам глава «Газпрома» Алексей Миллер, комментируя заключенные сегодня договоренности.

«В этих документах в первую очередь определяется то, что «западный маршрут» становится приоритетным проектом нашего газового сотрудничества», — сказал Миллер. По его словам, в документах определены основные условия поставок газа в Китай в объеме 30 млрд кубометров. Срок контракта определен в 30 лет. Кроме того, определены дальнейшие шаги, такие как подписание Договора купли-продажи и межправительственного соглашения.

«Поставки будут осуществляться с месторождений Западной Сибири, это та же ресурсная база, которая используется для поставок в Европу», — уточнил глава «Газпрома».

«В среднесрочной перспективе есть еще один новый маршрут, который находится на столе переговоров с Китаем, — это поставки трубопроводного газа из района Дальнего Востока», — сообщил Миллер.

«С учетом наращивания поставок по «западному маршруту», в среднесрочной перспективе объемы поставок в Китай могут превысить текущие объемы экспорта в Европу», — резюмировал он.

РК и Китай обсудили вопросы сотрудничества в нефтяной сфере

В столице Китая завершилось 8-ое заседание Подкомитета по сотрудничеству в сфере энергетики казахстанско-китайского комитета по сотрудничеству. Протокол по его итогам подписали первый вице-министр энергетики РК Узакбай Карабалин и заместитель председателя комитета по делам развития и реформ — председатель государственного энергетического управления КНР У Синьсюн, по сведениям Казинформ.

«В ходе переговоров были рассмотрены итоги реализации решений, принятых на предыдущем 7-ом заседании, а также намечены планы будущего сотрудничества. Это освоение и разведка нефтегазовых месторождений, транспортировка углеводородов, в том числе расширение нефтепровода, который идет со стороны Западного Казахстана в Китай», — сказал в интервью журналистам сопредседатель казахстанско-китайского Подкомитета по сотрудничеству в сфере энергетики, первый вице-министр энергетики РК Узакбай Карабалин.

По его словам, на заседании также были обсуждены вопросы развития совместных проектов в атомной промышленности, включая расширение объема продаж уранового сырья. «Достаточно активно идет работа и по сотрудничеству в области возобновляемой энергии. Это важный вопрос в преддверии ЭКСПО-2020», — подчеркнул он.

«Китайская сторона в сфере возобновляемых источников достигла неплохих результатов, поэтому простой трансферт этих технологий как первый шаг в этом направлении по принципу «делай, как я» будет достаточно эффективным», — заключил У.Карабалин.

В заседании приняли участие представители Министерства энергетики РК, АО «НК«КазМунайГаз», АО «Казатомпром», ТОО «Азиатский газопровод», Посольства РК в КНР.

Китайская сторона была представлена руководящими сотрудниками МИД, Государственного энергетического управления, Банка развития Китая, Эксимбанка КНР, CNPC, Sinopec, Китайской национальной ядерной корпорации (CNNC), Китайской Гуандунской ядерно-энергетической корпорации (CGNPC), синьцзянской нефтяной компании «Гуанхуэй», «Датан групп», «Чжэньхуа» и др.

Россия и Китай обсудят объединение ЕАЭС и «Великого шелкового пути»

На фоне продолжающегося похолодания в отношениях между Россией и странами Запада российское руководство все настойчивее пытается «развернуть» российскую экономику в сторону Китая. В понедельник министр торговли Единого экономического пространства Андрей Слепнев заявил, что в Москве готовы обсуждать и перспективы объединения Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и «Великого шелкового пути» — главного стратегического мегапроекта КНР на постсоветском пространстве, основной задачей которого является создание евроазиатского транспортного, энергетического и торгового коридора через страны Центральной Азии в Европу. Степень участия КНР в ЕАЭС пока малопонятна, однако, по словам Слепнева, стороны «находятся на очень серьезном этапе принятия решения».


Европа вольется в Китай вопреки США

Для России «Евразийский проект» является краеугольным камнем всей внешней политики на постсоветском пространстве в последние несколько лет, поэтому ожидать полного допуска Пекина к данной интеграционной площадке вряд ли стоит, констатируют эксперты.

«Шелковый путь 2.0» также направлен на увеличение влияния Китая в странах Центральной Азии, особенно в отношении Киргизии и Казахстана. Объем китайско-казахской торговли за последний год вырос на 11,3% и составил $28,6 млрд, при этом китайские государственные компании владеют крупными долями в многих нефтегазовых проектах на территории республики.

Китайские эксперты, близкие к официальному Пекину, неоднократно высказывали мнение через официальные газеты, что, скорее всего, Китаю удастся склонить чашу весов в свою пользу. «У Китая сейчас два вызова — это экономическая и военная безопасность и экономическое развитие, — заявлял вице-президент Китайского института международных проблем Жуань Цзуэнь. — В этом отношении государство прорабатывает концепцию «Шелкового пути». Она должна объединить Китай и Центральную Азию с ее огромным потенциалом. Впрочем, Россия, если захочет, тоже сможет присоединиться к «Шелковому пути».

При этом если перспектива расширения сотрудничества в Центральной Азии в связи с объединением проектов ЕАЭС и «Шелкового пути 2.0» пока остается под вопросом, то участие России в китайском Азиатском банке инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB) является уже делом решенным.

Штаты не хотят делиться

В выходные в рамках Азиатского экономического форума первый вице-премьер Игорь Шувалов объявил о вступлении России в проект AIIB. Помимо России за выходные членами проекта стали Нидерланды, Дания и Австралия. Они пополнили список из ранее присоединившихся к AIIB Великобритании, Франции, Германии, Италии, Швейцарии и Люксембурга, а также 20 азиатских стран.

По словам первого вице-премьера, важность AIIB для России можно будет оценить только после объявления каких-либо инфраструктурных проектов или решения о предоставлении инвестиций.

Однако пока российские эксперты не видят для России очевидных преимуществ от присоединения к банку инфраструктурных инвестиций. «Перспективы проекта для России крайне позитивные, однако пока не понятно, каким образом Москва планирует взаимодействовать с другими членами AIIB. Ведь после нарастания политической напряженности со странами Запада в России идет много разговоров о «повороте на восток», однако конкретных мер в этой области принимается в разы меньше», — рассказал «Газете.Ru» заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

«У России сильны иллюзии относительно расширения взаимодействия с Китаем, однако конкретных двусторонних проектов пока не слишком много. Более того, до конца не понятен сам механизм функционирования AIIB, что автоматически ставит под вопрос пользу от вступления туда России», — говорит «Газете.Ru» доцент кафедры цивилизационного развития Востока НИУ ВШЭ Михаил Карпов.

С инициативой создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций в 2013 году впервые выступил глава КНР Си Цзиньпин. В октябре 2014 года соглашение о создании нового международного финансового института подписали 20 стран, в том числе Индия, Сингапур, Вьетнам, Филиппины, Монголия, Бангладеш, Бруней, Камбоджа, Казахстан, Кувейт, Лаос, Малайзия, Мьянма, Непал, Оман, Пакистан, Катар, Шри-Ланка, Таиланд и Узбекистан. Уставный капитал AIIB составит $100 млрд, первоначальный акционерный капитал — $50 млрд.

Китай захватывает Киргизию

Создающийся под эгидой Китая банк должен усилить китайское экономическое влияние, а также укрепить позиции страны в Азиатском регионе. Планируется, что AIIB будет способен конкурировать с Всемирным банком и Азиатским банком развития, в которых у США и их союзников достаточно высокая квота.

Однако растущая популярность продвигаемого Китаем финансового института изначально вызвала недовольство США. В администрации Обамы опасаются, что AIIB сможет составить конкуренцию Всемирному банку и Азиатскому банку развития.

В середине марта за решение стать членом — основателем AIIB США подвергли критике Великобританию. Высокопоставленный сотрудник американской администрации тогда рассказал The Financial Times, что британское решение было принято «практически без консультаций с США» и вопреки опасениям Вашингтона относительно новой финансовой структуры.

Явное недовольство у Штатов вызвала и подача заявок на членство в AIIB их ключевыми союзниками — Австралией и Южной Кореей.

Впрочем, на прошлой неделе Вашингтон заявил о необходимости налаживания сотрудничества между формируемой Пекином структурой и Всемирным банком. По мнению американской администрации, это должно удержать AIIB от превращения в инструмент внешней политики Пекина.

Путин предъявляет ШОС

«США быстро осознали, что они рискуют потерять возможность взаимодействия с одной из самых крупных зон в экономике, что чревато серьезным ударом не только по политическим позициям Вашингтона, но и по американскому бизнесу», — объясняет Островский.

По мнению эксперта, США будут пытаться влиять на политику AIIB с помощью налаживания взаимодействия структуры с подконтрольными Вашингтону финансовыми институтами. Но если эта политика не возымеет действие, то Америке придется вступить в банк инфраструктурных инвестиций. «Однако это нанесет удар по имиджу США», — считает он.

В то же время Карпов считает, что проект AIIB вряд ли представляет угрозу геополитическим позициям Штатов. «США стабилизировали ситуацию в экономике и активно выходят на нефтяной рынок. Кроме того, на сегодня в мировом финансовом секторе не существует альтернативы американскому доллару, ведь юань не является конвертируемой валютой и, по данным Swift, занимает всего лишь седьмое место среди самых используемых при международных расчетах валют. В результате уставный и акционерный капитал AIIB все равно будет номинирован в долларах», — подытоживает он.

Ключевые вопросы глобального объединения энергосистем России и Китая обсудили в Москве эксперты отрасли обеих стран

В мае этого года в Пекине пройдёт Саммит высокого уровня по международному сотрудничеству в сфере «Одного пояса, одного пути». В целях реализации стратегических договорённостей глав государств Китая и России в области сопряжения «Одного пояса, одного пути» и Евразийского экономического союза, а также в целях стимулирования сотрудничества в сфере соединения энергетической и электрической инфраструктуры, 18 апреля 2020 г. в Москве прошла конференция «Интеграция энергосистем на Евроазиатском пространстве: перспективы развития Глобального энергетического объединения и создания Экономического пояса Шёлкового пути». Мероприятие было совместно проведено Организацией по развитию и кооперации Глобального энергетического объединения (GEIDCO) и ПАО «Россети». Организаторами мероприятия выступили Неправительственная некоммерческая организация глобального объединения энергосистем, развития и сотрудничества (GEIDCO) и ПАО «Россети».

В мероприятии приняли участие представители Министерства энергетики РФ, Министерства по развитию Дальнего Востока РФ, Министерства экономического развития РФ, ведущих российских и международных энергетических компаний, научно-следовательских центров, ведущих ВУЗов. Число участников конференции превысило 120 человек.

В своем приветственном слове к участникам конференции Генеральный директор ПАО «Россети» Олег Бударгин подчеркнул уникальность энергетических систем России и Китая. По словам Олега Михайловича, внутренняя глубокая интеграция российской энергосистемы, её география и наличие более 140 линий электропередач, которые нас связывают с 11 соседними странами, дают исключительно уникальную возможность российской энергосистеме стать энергомостом между Азией и Европой. В то же время, энергетики Китая – лидеры в передаче большого объема электроэнергии на большие и сверхбольшие расстояния практически без потерь. Эти технологии приближают нас к реализации идеи по созданию глобального энергетического объединения.

Олег Бударгин отметил, что проведение в России данной конференции играет важную роль в соединении электросетей на Евразийском континенте и стимулировании социально-экономического развития России и прилежащих регионов.

В рамках открытия конференции состоялось выступление заместителя генерального секретаря GEIDCO Чэн Чжицяна, сделанное по поручению председателя данной Организации г-на Лю Чжэнья. Чэн Чжицян отметил, что «Один пояс, один путь» и «Глобальное энергетическое объединение» — это инициативы, выдвинутые председателем КНР Си Цзиньпином, воплощающие важную стратегию, реализация которой предполагает сотрудничество различных стран мира и нацелена на взаимную выгоду и общий выигрыш. Эти инициативы снискали активную поддержку правительств различных стран, международных организаций и отраслевых предприятий. Обсуждение интеграции и развития евразийской энергетики и электроэнергетики в контексте «Одного пояса, одного пути» имеет большое значение для углубления сотрудничества между GEIDCO и такими странами, как Россия, а также для совместного стимулирования выстраивания интеграции энергосистем на Евроазиатском пространстве.

Заместитель Министра энергетики Российской Федерации Анатолий Яновский отметил важность идеи глобального энергетического объединения и особо подчеркнул участие России в этом процессе. «Российская Федерация обладает огромным энергетическим и транзитным потенциалом», — заявил замглавы Минэнерго России.

Министерство энергетики Российской Федерации активно задействовано в интеграционных процессах, развиваемых на межгосударственных площадках, таких как СНГ, Евразийский союз. С 2020 года должен заработать Общий рынок электроэнергетики в рамках Евразийского экономического союза. «Реализация этого проекта может дать существенный экономический эффект для наших стран», — добавил Анатолий Яновский.

Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Сергей Есяков от лица парламентского сообщества выразил поддержку интеграционным процессам между энергосистемами России и Китая и выразил уверенность в дальнейшем развитии энергетического объединения.

В ходе повестки мероприятия в состав GEIDCO в торжественной обстановке были приняты несколько новых членов организации. Принимая из рук вице-председателя GEIDCO – Генерального директора ПАО «Россети» Олега Бударгина сертификат члена организации, Ректор НИУ «МЭИ» Николай Рогалев приветствовал участников конференции, обратившись к каждой делегации на её родном языке: по-китайски, по-монгольски, по-русски, по-белорусски и по-французски.

Николай Дмитриевич подчеркнул необходимость интеграции в процесс подготовки кадров передовых научных достижений. Предстоит решить нетривиальную задачу, факторами которой являются: глобальность и сочетание национального аспекта. Необходимо обеспечить понимание общности развития и различий, в том числе в отношении наций, где будут работать инженеры будущего проекта Global Energy Interconnection. Это интеграция традиционных инженерных знаний и информационно-коммуникационных технологий, это необходимость сохранения фундаментальности образования не только в традиционных аспектах, но и в отношении информации. Проект очень амбициозен и он сравним с тем, что в свое время связывали с освоением космоса, и в случае его реализации, это будет большой рывок в развитии цивилизации.

В ходе конференции её участниками был сделан ряд фундаментальных докладов, посвященным возможностям и перспективам обсуждаемого энергетического объединения. С сообщениями выступили первый заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Осипов, Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РФ Ли Хуай, заместитель генерального директора Российского энергетического агентства Минэнерго России Игорь Кожуховский, Главный инженер ПАО «Россети» Дмитрий Гвоздев, директор Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Николай Воропай и другие авторитетные эксперты.

Участники конференции единодушно полагают, что создание Глобального энергетического объединение открыло новое направление мышления для создания человеческого единства, стимулирования энергетической трансформации и решения климатических проблем. Оно является эффективным проектом решения проблем устойчивого развития мировой энергетики.

GEIDCO была официально учреждена в Пекине в марте 2020 г. и стала первой созданной по инициативе Китая международной энергетической организацией. Пост её председателя занял глава Правления Китайской федерации электроэнергетических предприятий, бывший председатель Совета директоров Государственной электросетевой корпорации Китая Лю Чжэнья. Заместителями председателя стали генеральный директор ПАО «Россети» Олег Бударгин, бывший министр энергетики США, лауреат Нобелевской премии по физике Стивен Чу, председатель Совета директоров Государственной электросетевой корпорации Китая Шу Иньбяо, председатель совета директоров японской SoftBank Corp. Масаёси Сон. В состав Организации входит более 260 членов, представляющих 22 страны и региона на пяти континентах и работающих в таких сферах, как энергетика, электроэнергетика, информация, охрана окружающей среды, научные исследования, консалтинг и финансы.

Китайская нефтяная компания Sinopeс опровергла планы слияния с CNPC

Китайская нефтехимическая корпорация (Sinopec Group) опровергла сообщения о планах слияния с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) и Китайской национальной офшорной нефтяной корпорацией (CNOOC), передает агентство Синьхуа со ссылкой на пресс-секретаря компании. Ранее The Wall Street Journal сообщила со ссылкой на неназванного китайского чиновника, что руководство КНР рассматривает возможность объединения существующих китайских нефтяных госкомпаний, чтобы создать конкурента крупным западным нефтедобытчикам.

Сообщалось, что один из вариантов предусматривает объединение CNPCи ее главного конкурента China Petrochemical Corp. (Sinopec Group). Также шла речь о слиянии двух других крупных энергетических компаний – CNOOCи Sinochem Group.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: