Новак не ждет высоких цен на нефть, хотя катастрофически низкими их тоже не считает

Народный рейтинг брокеров бинарных опционов на русском языке:
  • FinMax
    FinMax

    Бонусы для новых трейдеров до 10 000$!

  • BINARIUM
    BINARIUM

    Огромный раздел по обучению. Бесплатные прогнозы и стратегии!


Содержание

Когда ждать новый мировой экономический кризис? Отвечает аналитик Степан Демура

90 лет назад, 29 октября 1929 года, в США произошел «черный вторник»: на нью-йоркской фондовой бирже окончательно рухнул рынок акций. Это событие послужило началом Великой депрессии, которая официально закончилась лишь спустя десять лет. Ждать ли миру нового кризиса подобного масштаба? Хорошая новость заключается в том, что кризис, скорее всего, не случится в следующем году, как это предсказывают некоторые аналитики. Плохая в том, что кризис в любом случае неизбежен и ждать его остается уже недолго. Каковы будут причины нового кризиса, когда его ждать и как он повлияет на Россию, размышляет в интервью Znak.com финансовый аналитик и трейдер Степан Демура.

«Кризис 2008 года, по сравнению с тем, что нас ждет, — рекламный ролик фильма»

— Ряд экономистов полагают, что в следующем году случится глобальный финансовый кризис, сравнимый по масштабам с тем, что был в 2008 году. В частности, недавно бывший управляющий Банка Англии Мервин Кинг предрек новый «финансовый армагеддон». Насколько серьезно стоит относиться к подобным прогнозам?

— Недавно также генеральный секретарь ООН призвал страны бороться с надвигающемся кризисом. На самом деле социодинамика, наука о поведении толпы, которая рулит рынками, говорит о том, что когда все о чем-то знают, то это никогда не случается. В 2007 году единицы говорили о том, что надвигается кризис. И еще меньше могли все это дело описать. А сейчас, куда ни плюнь, эксперты говорят о кризисе мировой экономике. Поэтому я полагаю, что в ближайший год кризис не случится. По крайней мере, такой, какой был в 2008 году. А вот пройдет год-полтора, все снова уверуют в «священную силу» центробанков, вот тогда и вдарит кризис.

— Зачем тогда эксперты наперебой пугают нас кризисом, это кому-то надо?

— Я не вижу за этими новостями какого-то заговора. Скорее всего, эти люди просто идиоты. В реальности всегда происходит все наоборот по отношению к тому, что они говорят. Есть бритва Оккама: если можно что-то объяснить с наименьшим привлечением дополнительных гипотез, то эти объяснения являются правильными. Нет тут никакого заговора. Просто есть люди-функционеры без должного образования, они ведут себя как толпа, что экономисты, что банкиры. Как правило, именно они и узнают всегда последними о кризисе. Но нам внушают, что это великие могучие люди, которые рулят миром. Это далеко не так, достаточно посмотреть динамику доходности по 30- или 90-дневным американским T-bills и посмотреть на ставку ФРС. У меня впечатление, что мало кто смотрит такие графики. Но по ним видно, что тот же великий ФРС просто следует за рынком, а не опережает его.

Хороший пример по теме поведения толпы вот какой. Если вы посмотрите на количество «быков» (трейдеры, которые играют на повышении) на верхах рынков, то оно будет за 90%. Разумеется, рынок разворачивается, большинство опять неправо. На низах рынков «медведи» (люди, которые играют на понижении), их тоже за 90%. То есть рынок, по мнению абсолютного большинства, должен продолжать падать, на самом деле это дно, и он разворачивается. Так что не стоит ждать кризиса прямо сейчас, именно потому, что слишком много о нем говорят. Когда все успокоятся, вот тогда и начнется кризис.

Кроме того, я бы отметил два момента касательно будущего кризиса. Первое. Кризис 2008 года, по сравнению с тем, что нас ждет, — это рекламный ролик полнометражного фильма. Второе. За все это время с момента последнего кризиса мировой истеблишмент не сделал никаких структурных изменений, чтобы предотвратить очередной кризис. Единственное, что произошло, это жуткая накачка долгом Китая. Наши патриоты любят смотреть на госдолг США. Так вот этим дурачкам хочется порекомендовать посмотреть на госдолг Китая, который в два раза выше, чем госдолг США при ВВП на 30-40% ниже, чем в США. Причем у Китая реально дутый ВВП. Долговая нагрузка, которую взял на себя Китай, реально вытянула всю мировую экономику. То есть объемы кредитования, объемы долга, объемы корпоративного долга серьезно выросли. Но никаких структурных изменений в экономике сделано не было. Поэтому, поскольку дисбалансы в мировой экономике и финансовой системе на данный момент значительно больше, чем в 2007 году, когда все начиналось, соответственно, и падение будет значительно глубже. Чем дальше отвели маятник от центра равновесия, тем дальше в другую сторону он пройдет этот центр равновесия.

— Какого рода будет этот кризис?

— Это будет очередной кредитный кризис. У кредитного цикла есть своя фаза роста и своя фаза падения. Просто сейчас мы будем корректировать этот кредитный цикл с 1913 года, когда образовался ФРС и началась накачка системы ничем не обеспеченными деньгами. Всю эту историю нам придется скорректировать, при этом весь накопленный долг в принципе не может быть обслужен. Соответственно, начнутся дефолты банков, компаний и государств.

Достаточно посмотреть на банковскую систему Европы, от нее же совсем ничего не осталось. DeutscheBank всплыл кверху брюхом, CommerceBank всплывает кверху брюхом. Посмотрите на швейцарские и французские банки, они тоже практически все банкроты и готовы всплыть. Я уже не говорю про итальянскую и испанскую банковские системы. Если говорить об обанкротившихся странах, то яркий пример — Греция. И это при том, что, по большому счету, рынки находятся еще на своих исторических максимумах и пока не замедляются.

Более того, в Европе и Японии сейчас вообще нулевые и отрицательные ставки доходности, а отрицательные ставки, наоборот, не помогают экономике, а тормозят ее. Как это показывает пример той же Японии или скандинавских стран, в которых отрицательные ставки действуют уже продолжительное время. Да, был какой-то всплеск в течение одного-двух кварталов после введения отрицательных ставок, но потом сжатие экономики продолжилось. А других орудий у центробанков нет.

В общем, ничего из того, что привело к кризису 2007–2008 годов, не было изменено. Но тогда кризис был на одну размерность меньше, чем сейчас. Соответственно, и процесс уничтожения долга будет гораздо более масштабным.

— Какую роль в новом кризисе сыграет торговая война между США и Китаем?

— Никакой войны нет. Просто президент США, по моему мнению, лучший президент США за последние сто с лишним лет, решил восстановить статус-кво. Китай развивался как потенциально огромный потребительский рынок. Туда вкачивались огромные инвестиции. Туда переносилось производство, поскольку там никаких законов по защите окружающей среды, социального обеспечения и подобного нет. До недавнего времени рабочая сила там была достаточно дешевой. Соответственно, в Китае делалось все, чтобы быстрее развить китайского потребителя, чтобы он начал потреблять западные товары. И делались всякие поблажки на китайскую специфику, такие вещи, как принудительное лицензирование (воровство технологий), недопуски иностранных компаний в банковский бизнес. Сегодня китайское воровство интеллектуальной собственности — это огромная проблема. Но китайцам на это глубоко наплевать, они за счет этого живут. Трамп и другие экономисты оценивают ущерб США от такой политики Китая в $500-600 млрд в год. Потом был поставлен вопрос о таможенных барьерах, которые Китай установил для иностранных производителей товаров. Китайцам было совершенно четко сказано, что либо вы играете по правилам, как играют все, либо мы вас просто замочим. Ну, вот они и замочили.

Еще раз, Китай — это продукт жизнедеятельности коровы. Корова в данном случае — это США. Поэтому эта засохшая коровья лепешка не может воевать с тем, откуда она вышла. Буренка только занесла копыто, и все — китайцам пришлось пойти на попятную. Экономика Китая не то чтобы в состоянии коллапса, но, например, падение продаж машин у них снижается на 16% месяц от месяца. Когда у вас экономика в 70 трлн просто замедляется, потому что кредитный цикл развернулся, причиной этого можно назвать все что угодно — торговые войны, международную напряженность и прочие «причины».

«Нашему нефтегазовому сектору и банковской системе вообще ничего не светит в случае кризиса»

— Каким образом новый экономический кризис отразится на России? Какие ее секторы он может поразить?

— У нас два сектора. Первый — это нефть, газ и другие ископаемые. Второй — банковский. Банковский сектор сейчас схлопывается из-за кредитного пузыря, особенно потребительского, я уже не говорю о корпоративном. Банковская система не оправилась от кризиса еще 2007–2008 годов. Да и с момента своего зарождения у нас сложилась не банковская система, а семибанкирщина. Наши банки — это просто пылесосы, которые высасывают деньги из вкладчиков и пускают на свои проекты. Набиуллину хочется спросить: где триллион рублей, «потерянный» при преднамеренном банкротстве банков? Банкиры, которых ты якобы санировала, вывезли триллион рублей, но где он? Почему ничего не конфисковано, почему никто не сидит? Недавно с Гуцериевым договорились. Условно говоря, должен был 400 млрд, а договорились на 200. Не понял, а что с остальными 200 млрд? У Гуцериева больше нет активов? Есть.

Так что нет у нас никакой банковской системы. Даже агентство SnP в прошлом году заявило, что уровень квалификации в Центробанке России вызывает серьезные вопросы. Они же признают, что доля плохих активов на балансе банковской системы составляет 25-26%. Я склонен оценивать эту цифру значительно выше, где-то в 35-40%. Но не суть важно, это такая дыра, которая не может быть чем-нибудь прикрыта, если просто сравнить объемы банковской системы, размеры активов и ВВП России.

Что касается нефтегазового сектора, то мы проморгали сланцевую революцию, нам долго говорили, что все это ерунда и американская разводка. Что касается геостратегии, то «Северный поток-2» мы потеряли. Что с «Южным потоком» тоже непонятно. С Украиной разругались. А иного маршрута транспортировки газа в Европу, а это 90 с лишним тыс. миллиардов кубов, как только через Украину, нет. И договор на транспортировку газа истекает в декабре 2020 года. США и Катар с радостью займут долю Газпрома на Европейском рынке.

Как оказалось, сланцевый газ оказался дешевым. Построили мощности по приему СПГ в Европе. Да, пока объемы не большие, не больше 20-25 млрд кубов в год. Это, наверное, десятая часть от того, что поставляет Газпром. Но в ближайший год-два это все вырастет в разы.

Поэтому нашему нефтегазовому сектору и банковской системе вообще ничего не светит в случае кризиса. То есть их ждет печальное будущее, особенно принимая во внимание долговую нагрузку и уровень управления в «Роснефти» и «Газпроме». Я уж не говорю о всем остальном, что «висит» на нефтегазовом и банковском секторах. Здесь у нас вообще все без шансов. И если кризис 2007–2008 годов для нас быстро прошел, то новый кризис растянется на много лет. Та же Великая депрессия формально была с 1929 по 1939 годы. Новый кризис с такими накопленными дисбалансами в экономике, я полагаю, может длиться десять лет спокойно. Это не значит, что все десять лет будет дно. Будут периоды незначительных улучшений и падение обратно на дно. Но в целом это будет стагнация.

— Минэкономразвития уже разработало консервативный вариант прогноза на пять лет как раз на случай мирового финансового кризиса. Если вы с ним знакомы, как его оцениваете?

— Я не трачу свое время на чтение разных глупостей. Подобное я могу написать сам за один день, причем бесплатно. Возьмите за последние десять лет прогнозы Минфина, Центробанка, других ведомств и проанализируйте, насколько они сбывались. Окажется, что они сбывались в точности до наоборот в период от 6 до 12 месяцев. Поэтому для меня это все пустой звон.

— Недавно министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия приняла меры для минимизации ущерба в случае падения цен на нефть. Россию «вполне устраивает текущая стоимостью нефти»? Насколько стоит доверять его словам?

— Вопрос в том, какова будет продолжительность падения цен на нефть. Как мы знаем, практически все фонды, которые должны были нас оберегать и защищать в случае падения цен на нефть, были быстро израсходованы. Как говорится, растащили общак. Сейчас денег у правительства накоплено меньше, чем было. У нас был фонд национального благосостояния, затем фонд будущих поколений, потом их переименовали и слили, к сегодняшнему дню от них практически ничего не осталось. Даже за счет адских налоговых сборов и прочего обирания бизнеса и населения не удалось достигнуть уровня 2008 года. Там даже то, что есть, на 40-45% уже куда-то инвестировано. Силуанов должен как-то оправдывать свое существование, вот он и делает подобные заявления. Но они не соответствуют реальным цифрам.

— Насколько оправданным в условиях грядущего кризиса является практика размещения «лишних» российских денег за рубежом, в тех странах, откуда и должен прийти кризис?

— Надо открыть федеральный закон о Центробанке. Чем обеспечен рубль? Рубль обеспечен активами Центробанка. Что у нас в его активах? Иностранная валюта. Он же не может ее просто так держать. Надо постараться хоть какой-то процент заработать. Поэтому инвестиции в те или иные государственные бумаги, либо высокорейтинговые бумаги, зависят от пропорции данной валюты в активах Центробанка. Раньше это был доллар, поэтому инвестировали в американские казначейские бумаги. Потом часть перевели в евро. Но в этом году Набиуллина выступила достойно и в самые неподходящие моменты покупала юани и евро. В результате за год Центробанк потерял на таких операциях в районе 9 млрд долларов.

Конечно, тот же Минфин говорит: зачем вам выходить на рынок заимствования, брать под большую ставку и тут же инвестировать свои фонды под меньшую ставку. Так поступают только идиоты. Грубо говоря, вы приходите в тот же Сбербанк, кладете под 5% рублевый депозит, скажем, тысячу рублей, и тут же у Сбербанка берете кредит под 12%. Но на это есть другие причины. Имея такой профицит бюджета, еще и брать деньги в кредит, на мой взгляд, неразумно. Но у нас Центробанк резко завышает стоимость денег. Вот только сейчас они говорят, что будут снижать ставку. А стоимость кредитов в нашей стране делает любой бизнес неконкурентоспособным. Даже по сравнению с китайскими товарами, в которых стоимость логистики выше. Зато у нас инфляция низкая. Но Набиуллина не понимает, что инфляция низкая не из-за высоких ставок, а из-за того, что падают реальные доходы. Экономика стала падать с конца 2012 года. Соответственно, покупательская способность снижается, те, кто раньше делал два-три конца на перепродаже товаров, теперь делают один. Экономика начинает схлопываться.

То есть у нас в экономике все наоборот по отношению к нормальному состоянию. Конкретный пример. Мы живем в условиях кудриномики, так условно можно назвать непотребство, созданное Кудриным. Когда случается кризис, то банкам и корпорациям нужны деньги. Что делают центральные банки западных стран? Они понижают ставки, они дают деньги. Что делает наш Центробанк? Он резко повышает ставки и резко забирает деньги из экономики. Ну разве это не идиотизм?

«Правительство все равно не оставит тебя в покое и будет резко повышать поборы, сборы, тарифы, налоги»

— В свое время США выходили из кризиса, стимулируя потребительский спрос. Известно, что один из принципов российского Минфина — это денежный голод, поэтому люди сегодня, наоборот, ищут способы, как сэкономить на товарах повседневного потребления. Как вы оцениваете такую многолетнюю политику Минфина?

— Как я уже сказал, у нас не экономика, а кудриномика. Соответственно, у нас будет не понижение, а повышение ставок. Вместо наполнения экономики дешевыми деньгами, у нас будет изъятие денежных средств из экономики. Почему они будут делать именно так, а не как в экономически развитых странах, это вопрос к наркологам и психиатрам, а не к финансовым аналитикам.

— Будет ли заметен мировой кризис на основной массе россиян, ведь уровень жизни и так уже снижается с 2014 года и все уже привыкли?

— Падать еще есть куда. Если у тебя была зарплата 30 тыс., будет 15, а затем вообще останешься без зарплаты. При этом правительство все равно не оставит тебя в покое и будет резко повышать поборы, сборы, тарифы, налоги и тому подобное. Вы поймите, из-за санкций у «братвы» выпали существенные доходы за рубежом. Их нужно чем-то восполнить. Вот они и восполняют за счет граждан Российской Федерации. Эти деньги идут на национальные проекты, которыми занимаются как раз ребята, у которых выпали доходы и активы. Именно этим они будут продолжать заниматься и дальше, когда возникнет новый кризис. Почему так? Потому что народ безмолвствует. Наверное, это ему нравится.

— Если бы вам представился случай подкорректировать деятельность Минфина, что бы вы там поменяли?

— Минфин — это один из симптомов болезни и разложения системы власти и управления в России. Здесь, как в том анекдоте, не трубу надо менять, а всю систему. Причем эта система как образовалась у нас в 1917 году, вот так она до сих пор и живет с разными вариациями. Или, по-научному, это называется азиатский способ производства.

— Есть ли у вас соображения, как этот кризис может повлиять на политическую ситуацию в стране?

— Совпадение кризиса и выборов Госдумы в 2021 году и президента в 2024 году не отразится на политике?

— Выборов в этой стране давно нет. Поймите, Путин — это имя нарицательное. За ним стоит мафиозный режим. Такие системы, как наша, могут существовать вечно. Они погибают исключительно из-за внешнего воздействия, либо из-за дворцовых переворотов. Последнее я не исключаю. Перевороты случаются, когда происходит нехватка корма. Это мы сегодня и наблюдаем. Отсюда вся эта якобы борьба с коррупцией, посадки, переделы собственности и рынков влияния. Но нам с вами от этого не легче.

И потом, давайте вспомним, кто там у нас самый непримиримый борец с режимом? Навальный! Вы думаете, если Навальный придет к власти, то что-то поменяется? Нет, он представляет тех же самых людей, которые сейчас у власти. Просто он раскрученная марионетка, как и ряд других оппозиционеров. Прекрасным примером служит украинский Майдан. Пришел Порошенко и компания. Что-то поменялось? Нет. Эти люди представляли те же самые группы интересов. Реальной революции на Украине не произошло, потому что главный вопрос любой революции — это вопрос собственности на средства производства.

Что касается внешнего воздействия, то пока пациент в ремиссии, его никто трогать не будет. Хотя, учитывая слабость нашей армии и нашей экономики, с нами справятся за месяц. В Вашингтоне это прекрасно понимают, но не хотят связываться, потому что нет смысла.

На смену путинскому «застою» идут перемены. Интервью автора «Русской модели управления»

— Ряд экономистов и предпринимателей уверены, что импульс к развитию российской экономики будет дан, когда она слезет с «нефтяной иглы». Может быть, шанс как раз пришел?

— У нас система заточена под нефть, газ и грабительскую банковскую систему. Ничего другого у нас нет. И как слезать с «нефтяной иглы» в существующих реалиях, я даже не знаю. Какой наркотик стоит принять, чтобы всерьез рассуждать о таких вещах? Россия — сырьевая колония, которая должна обслуживать интересы метрополии, и точка. Здесь столько нужно менять, чтобы добиться качественно иного состояния, но для этого нет никаких политических сил, которым бы это было интересно. А если кто-то и мог бы начать менять ситуацию, то он чаще всего машет рукой и просто уезжает за границу.

— Что бы вы посоветовали рядовым россиян в преддверии нового экономического кризиса? Если у кого-то есть лишние деньги, то что с ними сделать, чтобы они не потеряли в стоимости в ближайшие годы?

— Совет один: продать все, что движется, и вложиться в доллары и золото, а также инвестировать в себя: в здоровье, образование и знания. Подробнее прогноз по доллару, рублю, золоту и нефти я даю здесь. Если интересно, посмотрите.

Благодарим компанию «Сити Класс» за посредничество в организации интервью.

Пошли на поправку

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Многие россияне уверены, что российская экономика зависит исключительно от двух видов ресурсов — нефти и газа. Однако за последние годы российские власти приложили значительные усилия для того, чтобы принципиально перестроить доходы страны в пользу других видов экспорта. Фактически Россия находится на пути к исцелению от ресурсной зависимости — доля нефтегазовых поступлений в бюджет достигла всего лишь трети от общего уровня доходов, а излишки в скором времени планируется направить на приоритетные проекты. Риски повторения советских ошибок по-прежнему сохраняются, однако власти держат руку на пульсе. Подробности — в материале «Ленты.ру».

Родовое проклятие

Зависимость экономики России от мировых цен на нефть досталась по наследству от Советского Союза — уровень диверсификации экономики позднего СССР был низким. Высокая зависимость от нефтяных доходов в середине 1980-х годов стала одним из значимых факторов распада Союза. Доля СССР в мировой добыче нефти была порядка 20 процентов, а доходы от продажи углеводородов к 1980 году составляли 67 процентов всего экспорта страны. Эти деньги в основном тратились в СССР не на развитие собственных технологий, необходимых, например, для освоения трудноизвлекаемых месторождений, а на закупку тех потребительских товаров за рубежом, которые советская экономика была не в состоянии производить собственными силами.

В результате, когда в 1985 году мировые цены на нефть обвалились в три раза за полгода, советская экономика попала в порочный круг: средств на увеличение добычи нефти не хватало, доходы от нефтяного экспорта продолжали падать, сокращались возможности инвестиций в остальные сферы, еще больше возрастала зависимость от нефтяной иглы как единственного источника доходов. Вводить в эксплуатацию новые месторождения также не было возможности из-за технологической отсталости и неготовности сотрудничать с зарубежными поставщиками. Итог — крах плановой экономики. И поскольку никаких кардинальных рывков для диверсификации экономики в ходе реформ — сначала Горбачева, затем Ельцина и Гайдара — так и не произошло, то зависимость экономики новой России от сырьевого экспорта в последующем не только не была преодолена, но и укрепилась еще сильнее.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

С тех пор каждый из экономических кризисов в стране был неизменно связан с падением нефтяных цен, а периоды процветания — с их ростом; между тем даже «светлые времена» на фоне нефтезависимости создавали в экономике проблемы — ведь когда рубль креп вместе с нефтью, российские товары дорожали на мировом рынке и становились менее конкурентоспособными, провоцируя дальнейшее «увядание» всех секторов промышленности и заставляя страну еще сильнее зависеть от экспорта углеводородов.

В 2009 году российское правительство приняло Стратегию национальной безопасности до 2020 года, в которой впервые задекларировало цель по избавлению экономики от нефтезависимости. К 2014 году она не только не потеряла своей актуальности, но и приобрела совершенно новое значение. В условиях международных санкций и нарастающей геополитической напряженности устойчивость российской экономики к внешним шокам стала первоочередной задачей государства.

Все по правилам

По итогам 2020 года Россия структурно все еще зависима от колебаний нефтяной конъюнктуры: на долю нефти и газа приходится около 20 процентов ВВП, 45 процентов доходов федерального бюджета и почти 60 процентов экспорта. Тем не менее правительству удалось это влияние принципиально ослабить, в частности, за счет бюджетного правила — специального механизма, снижающего зависимость федерального бюджета и внутренних экономических условий от цен на энергоносители. Согласно правилу, все нефтегазовые доходы от цен на нефть выше базового значения, заложенного в бюджете, используются для покупки валюты Минфином и размещения в Фонде Национального Благосостояния (ФНБ).

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

В 2020 году в России заработало уже четвертое бюджетное правило, первое было введено еще в 2004-м. В бюджет 2020 года была заложена цена на нефть марки Urals 40 долларов за баррель. В дальнейшем этот уровень подлежит ежегодной индексации на два процента. Разница между высокими ценами и этим значением напрямую влияет на формирование резервов, но в экономику эти деньги не поступают. Большое влияние правило оказывает на курс рубля. Если раньше при повышении цен на нефть рубль укреплялся из-за роста продаж валютной выручки экспортерами, то теперь этот эффект компенсируется за счет покупок валюты Минфином. В то же время при падении цен на нефть ниже базовой цены продажи валюты из ФНБ будут поддерживать российский рубль.

Стабильность национальной валюты в свою очередь поддерживает привлекательность рынка инструментов с фиксированной доходностью и снижает риск-премию российских долговых бумаг. Кроме того, это способствует формированию предсказуемых макроэкономических условий, необходимых для обеспечения устойчивого роста экономики. Позитивное влияние правило оказывает и на экспортеров нефтегазовой отрасли. Из-за сильной корреляции цен на нефть и курса рубля в прошлые годы позитивный эффект для выручки компаний со стороны высоких нефтяных цен нивелировался укреплением национальной валюты. Сейчас такой зависимости нет, что позволяет экспортерам получать больший финансовый эффект от дорогой нефти.

Отложили на черный день

О том, что финансовые рынки и экономика России повысили устойчивость к колебаниям цен на нефть благодаря бюджетному правилу, неоднократно заявлял первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Орешкин, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. «Бюджет — это не вся экономика, но существенная часть экономики. Если существенная часть экономики не реагирует на шоки, то это, конечно, стабилизирующим образом влияет на всю остальную экономику. И это мы наблюдаем в этом году», — отмечала замглавы регулятора.

К аналогичному выводу в марте пришли и аналитики международного рейтингового агентства S&P. Авторы ссылаются на статистические данные за 2020 год. Согласно им, рост внутреннего спроса в российской экономике замедлился, а импорт товаров из-за рубежа вырос только на четыре процента, и это несмотря на подорожание нефти, которое в годовом выражении составило 30 процентов. Ранее при таком росте цен спрос повышался на 8-9 процентов, а импорт рос двузначными темпами. В итоге благодаря сочетанию роста цен на нефть и ослабления рубля российский бюджет в 2020 году впервые за семь лет стал профицитным, а профицит счета текущих операций достиг исторического максимума в 115 миллиардов долларов.

Если посмотреть на структуру российского бюджета за последние несколько лет, то видно, как доля нефтегазовых доходов в ней планомерно снижается с 2014 года. Тем не менее по итогам 2020 года она вновь подскочила до 46 процентов. Однако это связано не с финансовой политикой страны, а с мировыми ценами на нефть. Они постепенно, хотя и с небольшими перерывами, росли с начала 2020 года, а пик нефтяного ралли пришелся на конец сентября — начало октября. Котировки Brent превысили 85 долларов за баррель, а трейдеры даже допускали рост до 100 долларов и делали на это ставки.

В итоге столь высокие цены позволили правительству пополнить Фонд национального благосостояния опережающими темпами. «Если помните, как раньше нас колбасило от изменения цен на нефть? Все это приводило к изменениям уровня курсовых соотношений, изменению инфляции», — отмечал Антон Силуанов. Сейчас, по его словам, эта зависимость, конечно, есть, но совершенно на других качественных уровнях. В настоящее время изменения внешних условий замечаются не так сильно, как это было три года назад, уверен он.

Не сырьем единым

Несмотря на то что власти убеждены, что нефть будет оставаться основным энергоресурсом еще 50-70 лет, ее значение будет постепенно сокращаться. По словам замминистра энергетики Павла Сорокина, в будущем нефтяная отрасль перестанет быть основным источником доходов для России. Созданная в благоприятный период подушка безопасности в будущем неизбежно сослужит хорошую службу российской экономике, учитывая то, что уже со следующего года Минэкономразвития прогнозирует плавное снижение цен на нефть. Ведомство разработало сценарные условия развития экономики, согласно которым уже в 2020 году баррель российской Urals будет поставляться на экспорт в среднем по 59,7 доллара. Это на 17 процентов ниже, чем сейчас (72 доллара). К 2021-му цены опустятся до 57,9 доллара за баррель, а к 2024-му — до 53,5 доллара. Данный сценарий уже одобрен кабинетом министров и ляжет в основу бюджета на 2020-2022 годы.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

В планировании бюджета власти используют консервативный подход, чтобы не столкнуться с существенным недостатком средств в доходной части в случае значительного ухудшения внешних условий, и особенно если пессимистичные сценарии реализуются одновременно и по нефти, и по международным санкциям. Одновременно с этим Россия наращивает так называемый несырьевой энергетический экспорт. Так, по итогам 2020 года такой экспорт прибавил 17 процентов к показателям 2020 года и составил 150 миллиардов долларов. То есть треть от общего экспорта страны, который, в свою очередь, достиг 450 миллиардов долларов. Предыдущий рекорд по несырьевому неэнергетическому экспорту в размере 145 миллиардов долларов был зафиксирован в 2012 году.

Эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) обратили внимание, что в последние три года российский экспорт вырос больше всего по таким статьям, как «химические средства защиты растений (пестициды) и прочие агрохимические продукты» — рост в 2020 году по сравнению с 2015-м составил 216 процентов, то есть более чем в два раза. Мяса и мясопродуктов поставили на 71 процент больше, растительного масла и животных жиров — на 42 процента.

Получается, что хотя зависимость российского бюджета и экспорта от энергетических ресурсов все еще в значительной степени сохраняется, в последние годы наметились существенные улучшения. Во многом этому поспособствовали санкции Европы и США и вынужденный курс на импортозамещение. К тому же министр энергетики Александр Новак не исключает, что добыча нефти в России начнет падать уже в 2021-2022 годах. Снижения добычи нефти ждет и Минприроды. По прогнозу министерства, добыча выйдет на пик в 562 миллиона тонн к 2020 году, а затем сократится до 558 миллионов тонн. Нынешние власти взяли курс на поэтапное сокращение нефтезависимости, что должно помочь России избежать ошибок советского прошлого.

Цена на нефть может снизиться дальше, но в 2020 г не упадет ниже $60, считают эксперты

Нефтяная платформа «Приразломная»

МОСКВА, 14 ноя — ПРАЙМ. Наблюдаемое снижение цен на нефть вызвано множеством факторов, в частности, прогнозируемым профицитом предложения на рынке, замедлением роста спроса, более мягким по сравнению с ожидаемым вариантом санкций США по Ирану, отмечают опрошенные агентством «Прайм» эксперты.

До конца года они не исключают дальнейшего снижения цен, но видят и возможности их роста, если страны ОПЕК+ примут решение о сокращении добычи. В 2020 году оценки экспертов по ценам на нефть находятся в пределах 60-70 долларов за баррель.

Цены на нефть утром в среду продолжили снижаться после того, как сырьевые котировки обвалились на 7-8% днем ранее. Днем в среду они перешли к небольшому росту и по данным на 14.58 мск цена на нефть марки Brent составляла 65,94 доллара за баррель, WTI — 55,77 доллара за баррель.

Президент ОПЕК: Обвал цен на нефть вызван не фундаментальными факторами

ПРИЧИНЫ

По мнению аналитика Райффайзенбанка Андрея Полищука, снижению цен поспособствовали такие факторы как рост добычи нефти странами ОПЕК, прозвучавшие на встрече ОПЕК+ заявления о возможном профиците предложения нефти в 2020 году и сокращении добычи, прогнозы Саудовской Аравии о снижении ее добычи в декабре на 500 тысяч баррелей в сутки, мнение президента США Дональда Трампа о завышенных ценах и его призыв к ОПЕК сохранить уровень добычи.

Кроме того, как отмечает эксперт, цены на нефть были завышены на ожиданиях санкций США к Ирану, но их итоговый вариант оказался более мягким.

Трамп объявил в мае, что Вашингтон выходит из соглашения о ядерной программе с Ираном. Он также сообщил о восстановлении всех санкций против этой страны, в том числе вторичных, то есть в отношении других стран, ведущих бизнес с Ираном. Вашингтон заявил о цели довести экспорт иранской нефти до нуля и призвал ее покупателей отказаться от таких закупок. Дополнительные санкции США в отношении Ирана, которые охватили экспорт нефти, вступили в силу 5 ноября. При этом Вашингтон предоставил временные исключения из нефтяных санкций Китаю, Индии, Италии, Греции, Японии, Южной Корее, Тайваню и Турции.

«Падение цены на нефть — это реакция инвесторов на публикацию данных о более слабом росте потребления нефти, чем ранее прогнозировалось», — отметил директор группы «Корпоративные рейтинги» в международном рейтинговом агентстве S&P Global Ratings Александр Грязнов.

ОПЕК 13 ноября опубликовала ежемесячный доклад, в котором организация допускает переизбыток предложения на рынке нефти в 2020 году в связи с пересмотром прогноза по росту добычи этого сырья в странах вне картеля в сторону увеличения. Так, ОПЕК ожидает рост предложения нефти в странах вне картеля в 2020 году на 0,09 миллиона баррелей в сутки — до 2,31 миллиона баррелей в сутки, в 2020 году — на 2,23 миллиона баррелей в сутки.

МЭА в 2020 г ожидает рекорда добычи нефти и конденсата в РФ

Вместе с тем, ОПЕК понизила прогноз роста спроса на нефть в 2020 году на 40 тысяч баррелей в сутки по сравнению с прошлым прогнозом — до 1,5 миллиона баррелей в сутки. Спрос на нефть в мире в 2020 году ожидается на уровне в 98,79 миллиона баррелей в сутки, что соответствует предыдущей оценке.

«Санкции против Ирана оказались мягче, чем изначально грозился Трамп, а добыча сланцевой нефти продолжает расти — это означает, что в следующем году, вероятно, недостатка нефти на рынке не будет. Кроме того, на рынке сохранятся незадействованные производственные мощности — в основном за счет Саудовской Аравии, которые позволят обеспечить стабильную глобальную добычу нефти в случае непредвиденной ситуации. Это понимание толкает цены вниз», — прокомментировал положение директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

Консультант Vygon Consulting Екатерина Колбикова пояснила, что негативные ожидания инвесторов появились еще в начале 2020 года. По ее словам, такие настроения игроков связаны как со снижающимся дефицитом предложения нефти, так и с последствиями повышения ставки ФРС США. Динамичный рост доходности 10-летних казначейских облигаций США с 2,1% в августе 2020 года до 3,2% в ноябре 2020 года усиливает ожидания обвала фондового рынка США.

«Высокие цены на нефть, установившиеся в мае 2020 года, частично включали в себя ожидания наступления негативных событий, в частности, ноябрьских санкций в отношении Ирана и дальнейшего обвала добычи нефти в Венесуэле. Однако сегодня мы видим, что США вводят послабления для восьми торговых партнеров Ирана, новый цикл инвестиций в нефтяные и газовые месторождения плотных коллекторов привел к росту производства жидких углеводородов в США, а с четвертого квартала 2020 года агентства видят возвращение избытка предложения до конца 2020 года», — сообщила Колбикова.

Новак заявил, что Россия не наращивает добычу нефти

В 2020 ГОДУ НЕФТЬ МОЖЕТ ОСТАВАТЬСЯ В ПРЕДЕЛАХ $60-70

По мнению эксперта Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерины Грушевенко, мировые цены на нефть, скорее всего, продолжат падение до декабря. В 2020 году, как считает Полищук, США продолжат наращивать добычу нефти, и регулирование рынка при этом будет лежать на ОПЕК.

«В ближайшее время ключевым фактором для цены нефти будет возможное решение ОПЕК+ по снижению добычи. Это может поддержать цены и вернуть их к уровню выше 70 долларов. Но в целом по 2020 году мы ожидаем среднюю цену в районе 65 долларов, поскольку добыча в США продолжит расти, особенно во второй половине года», — полагает Грязнов.

Как пояснил Маринченко, в моменте уровень цен на нефть будет во многом зависеть от Саудовской Аравии как крупнейшего производителя, способного оперативно управлять уровнем добычи, а также США.

«У Трампа нет возможности управлять добычей сланцевой нефти — в США рыночная экономика, но увеличивая или уменьшая объемы иранской нефти, попадающие под специальные ограничения, Трамп, по сути, может оказывать влияние на глобальное предложение и, следовательно, уровень цен», — считает Маринченко.

«Скорее всего, диапазон цен в 60-70 долларов был бы приемлемым как для США, так и для Саудовской Аравии и других производителей. В 2020 году цены, вероятно, будут находиться в этом диапазоне. Падение цен на нефть марки Brent ниже 60-65 долларов не очень вероятный сценарий — в таком случае Саудовская Аравия снизит объемы экспорта, даже если это придется делать в одностороннем порядке», — прокомментировал ситуацию эксперт.

ОПЕК и ряд не входящих в организацию стран (ОПЕК+) договорились в конце 2020 года в Вене о сокращении добычи нефти на 1,8 миллиона баррелей в сутки с уровня октября 2020 года, из которых 300 тысяч приходились на Россию. Сделка стартовала с начала 2020 года и дважды продлевалась, последний раз — до конца 2020 года. В июне этого года ОПЕК+ согласовала цель уйти от перевыполнения сделки. Пояснялось, что на практике это означает увеличение добычи на 1 миллион баррелей в сутки, в том числе Россией — на 200 тысяч.

В воскресенье, 11 ноября, в Абу-Даби прошло заседание министерского мониторингового комитета ОПЕК+. Участники отметили угрозу возможного переизбытка предложения нефти в 2020 году, однако пока не стали рекомендовать сокращение добычи, а решили продолжить мониторинг рынка и выработать общий консенсус по действиям на следующий год в декабре. Министр энергетики РФ Александр Новак по итогам этого заседания говорил, что рассматривались разные прогнозы развития ситуации, включая оценку дисбаланса спроса и предложения на мировом рынке в 2020 году на уровне 1-1,4 миллиона баррелей в сутки. Однако он отмечал, что есть ряд неопределенностей, которые сильно влияют на рынок, что может существенно изменить прогноз.

Новак: России невыгодны слишком высокие цены на нефть

России, как ни странно, невыгодна слишком завышенные цены на нефть на мировых рынках. Об этом заявил глава Министерства энергетики РФ Александр Новак в интервью телеканалу “Россия 24” в кулуарах Российской энергетической недели.

“Здесь нужно рассуждать на будущее. Потому что, конечно, чем выше цены, тем вроде бы лучше для стран-экспортеров и для нас. Бюджет больше пополняется, компании больше получают. Но даже сегодня сами компании российские, работающие на глобальных рынках, говорят о том, что пусть лучше она будет ниже, но стабильная. Это первый фактор”, — пояснил Новак.

Вторым отрицательным фактором высоких цен на нефть Новак назвал то, что слишком высокие цены для потребителей создают угрозу их перехода на другие источники энергии и меньшее потребление нефти. “Они будут стремиться экономить”, — сказал министр. В настоящее время темпы роста мировой экономики оцениваются в 3,9% в год, а если цена нефти слишком сильно вырастет, то они могут замедлиться до 2,3%.

“То есть, и потребление самой нефти может снизиться. Сейчас очень высокий рост спроса ежегодно на нефть — 1,5-1,6 млн баррелей в сутки. Но если цены будут слишком высокие, то спрос может уменьшиться. И это невыгодно ни производителям, например, нашей стране, ни потребителям, – считает министр. – Поэтому нужно всегда думать о некой цене, которая устраивает и потребителей, и экспортеров”.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев также высказался по вопросу взаимодействия с ОПЕК и по ценам на нефть, сообщает агентство ТАСС. Свое мнение он обнародовал в октябрьском номере журнала “Вопросы экономики”, краткая версия которой опубликована в “Российской газете”.

Выбор редактора:  Прогноз по бинарным опционам Не исключено дальнейшее падение цен на нефть

“Во многом благодаря эффективной политике России на мировом рынке удалось достичь более сбалансированного соотношения между спросом и предложением. Напомню, что так называемое соглашение ОПЕК+ в период его подготовки вызывало у многих крайне скептическое отношение. Тем не менее, в условиях, когда большинство международных договоренностей и партнерств рушится на глазах, позиция нашей страны сыграла ключевую роль в том, чтобы соглашение стран – экспортеров нефти реально заработало”, – считает премьер-министр.

Принципиально то, подчеркнул он, что Россия стремится “именно к балансу, но никак не к завышенным ценам и перегреву рынка”. “Более того, мы периодически – и с сожалением – наблюдаем за геополитической деформацией этого баланса”, – добавляет он.

В своей статье премьер отмечает, что “своего рода символом возможностей России и одновременно ее уязвимости, критерием экономической устойчивости и ориентиром изменения хозяйственной структуры уже многие годы и даже десятилетия служит нефть”.

“Мы получили (и, уверен, усвоили) важные, пусть и болезненные уроки. Структурные сдвиги на мировом нефтяном рынке, постепенно накапливавшиеся в этой огромной отрасли, привели к обвалу конъюнктуры и серьезному переделу энергетического рынка”, – отмечает Медведев.

Сделанные из этого выводы, по мнению премьера, во-первых, заключаются в том, что Россия приняла бюджетное правило, снижающее зависимость от нефтяной конъюнктуры. Во-вторых, стала давать эффект поддержка неэнергетических секторов.

В 2020 году рост доходов консолидированного бюджета более чем наполовину был обеспечен ненефтегазовыми доходами. В-третьих, во многом благодаря эффективной политике России на мировом рынке удалось достичь более сбалансированного соотношения между спросом и предложением.

Впрочем, констатирует Медведев, проблема изменения структуры российской экономики никак не утрачивает своей актуальности: «Дискуссии о том, что будет происходить с нефтяным рынком, не заканчиваются. Можно констатировать, что оправдались высказанные в 2015 году предположения о высокой устойчивости новых технологий к волатильности этого рынка при том, что скептиков было более чем достаточно».

«Не станем с уверенностью предсказывать динамику производства и сбыта электромобилей, дальнейшего развития альтернативных источников энергии и роста эффективности энергопотребления, хотя эти тенденции и становятся все более убедительными. И их тоже необходимо учитывать, очерчивая нашу траекторию роста”, – полагает премьер. :///

Читайте свежие новости нефтегазовой индустрии, аналитические материалы, обзоры и комментарии экспертов на сегодня, 01 Ноября, в нашей ленте.

Подписывайтесь на нас в социальных сетях Telegram, Facebook, Twitter, VK, ОК и новостных агрегаторах Яндекс.Дзен и Google Новостях.

Экономист из Москвы: Россию ждет катастрофическое падение рубля, смерть экономики и голодные бунты

— 2015 год подходит к концу. Каким он стал, по вашему мнению, для российской экономики? Какие события стали ключевыми?

— Все, что происходило с 2011 — 2012 годов, закономерно развивалось в 2015-м. Экономика начала затухать и впадать в кризисное состояние еще три-четыре года назад. Уже тогда на фоне стабильно высоких цен на нефть стали затухать продажи товаров длительного пользования, падали темпы роста экономики, инвестиций, промышленного производства. Собственно, системный кризис, проявлявшийся в 2011 — 2012 годах, в открытую фазу перешел в 2013 — 2014-х, а 2015-й стал очередным годом деградации, разложения и распада.

«Титаник» тонет, уверенно идет на дно. Рулевые в рубке вместо того, чтобы латать дыры, откачивать воду и пытаться хоть как-то перекрыть перегородки и задраить люки, делают все наоборот, только ухудшают ситуацию в реальном секторе, в малом бизнесе, с доходами населения. Поэтому 2015 год — это год окончательного дефолта ресурсно-сырьевой модели роста без развития, окончательный провал в бездну низкопередельной экономики трубы. Наша экономика есть некая ресурсно-сырьевая, феодально-олигархическая, офшорно-компрадорская форма капитализма в примитивной его форме первичного накопления капитала. Мы даже до сих пор в западное понимание капитализма не вошли, находимся в подвешенном состоянии между рабовладельческим, первобытнообщинным и феодальным строем. Наша экономика проваливается на все новое дно.

— Как вы знаете, министр экономического развития Алексей Улюкаев утверждает, что дно кризиса уже пройдено. Или дно еще где-то ниже?

— Я не вижу смысла комментировать слова Улюкаева, Силуанова, Набиуллиной, Шувалова, Медведева, кого угодно. Кто-то за слова, сказанные министром или замминистра, понес ответственность? Кто-нибудь из этих людей компенсировал триллионные убытки для российской экономики, колоссальные убытки для карманов простых россиян, домохозяйств, для бизнеса? Эти люди меняют свои точки зрения по 15 раз на день. Они 1,5 — 2 года назад говорили, что нефть не будет дешевле 100 долларов, потом — ниже 80, потом — 70, потом — 50 и 40, а теперь уже и 30 долларов. Люди в зависимости от своего умонастроения, от того, с какой ноги встали, от того, как ярко светит солнце на небе, меняют свои прогнозы, официальные оценки, точки зрения и рекомендации. Как можно всерьез комментировать заявления тех людей, чьи прогнозы ни разу не сбылись за последние 4 — 5 — 10 лет?

С 2008 года прогнозы ни по инфляции, ни по росту экономики, ни по оттоку капитала, ни по обменному курсу рубля вообще не сбываются. Вспомните, в марте-апреле 2014 года, когда я и другие мои коллеги Степан Демура, Михаил Делягин, Сергей Глазьев говорили, что эпоха дорогой нефти закончилась, она будет дешеветь, у рубля колоссальный потенциал падения, нам эти люди объясняли, что дешевле 35 — 36 рублей за доллар рубль падать не может, что покупать валюту по 36 — 37 рублей ни в коем случае нельзя, что дно позади, экономика ни в какой депрессии не находится. Это все равно что комментировать то, о чем бабушка сказала на лавочке.

Товарищ Песков (Дмитрий Песков — пресс-секретарь президента РФприм. ред.) отметил, что кризис не сказался на уровне жизни россиян, что нет драматичного падения уровня жизни, что в России на самом деле все хорошо. Говорят, что кризис то не начинался, то начался, но не по нашей вине, то закончился, то его не может быть. Точка зрения постоянно меняется. Когда говорят, что кризис не сказался на уровне жизни россиян, что дно пройдено, то я даже не исключаю, что у господ Песковых, Улюкаевых и Силуановых кризис даже не начинался. Думаю, они даже не заметили двукратного обвала рубля. В рублевко-куршавельском округе доходы не упали, мы можем за них порадоваться. Хорошо, что кому-то на Руси живется хорошо. Некрасов полтора столетия назад пытался ответить на этот вопрос. Наши чиновники дали на него ответ. Живется хорошо офшорной аристократии, лоббистам крупного сырьевого капитала.

— В чем особенность нынешнего кризиса?

— Это кризис-матрешка, он многоволновый, пересекаются сразу несколько кризисов. С одной стороны, это циклический кризис, связанный с тем, что исчерпан потенциал оживления после кризиса 2008 — 2009 годов. Плюс это кризис всей структуры российской экономики, ориентированной на проедание нефтедолларов, советского наследия. Плюс это системный кризис, то есть кризис общественно-экономический, кризис всей неконкурентоспособной вертикали власти, всего общественного устройства России.

Текущий год точно показал, что это катарсис при полном политическом анабиозе. Сегодняшний кризис самый опасный, самый глубокий, самый затяжной и самый непредсказуемый по политическим, экономическим и социальным последствиям за последние лет 25 точно. Я даже думаю, что со времен начала прошлого века, времен Гражданской войны. Надо понимать, еще в 1991 году были производственные мощности, конкурентоспособные производства, были меньшего масштаба воровство и коррупция, меньше офшоризация и олигархизация собственности. Даже в 1998 году еще не вся экономика была добита, когда были старые, не ориентированные на импортные комплектующие и расходные материалы производственно-технологические цепочки создания добавленной стоимости, когда еще были конкурентоспособные внутренние производства, когда еще был меньший уровень внешнего и внутреннего долга, причем как государственного, так и частного. Сегодняшний кризис гораздо опаснее. Это дефолт всей экономики трубы. В-третьих, это кризис общественно-экономической формации, в которой мы живем.

— Можно ли чем-то вылечить этого больного?

— Неважно, понизим мы процентную ставку или повысим, снизим ли мы где-то локально какие-то налоги или повысим, вернем или не вернем накопительные пенсии, заморозим тарифы монополий или нет, введем или не введем «Платон», обвалим или укрепим рубль, проблема комплексная, системная. Здесь уже прогнило все: и экономика, и финансовая система, и валютный рынок, и вертикаль власти, и сама система принятия управленческих решений, и система госуправления страной в целом. Уже налицо колоссальная монополизация экономики, колоссальная концентрация капитала в руках узкой группы лиц, когда 1 процент населения контролирует 80 процентов собственности в стране. Комплексно решать проблему сейчас никто не хочет и не может, никто не хочет поставить правильный диагноз. Надо реформировать абсолютно все, всю общественно-экономическую формацию, как говорили классики. Колоссальный разрыв между производительными силами и производственными отношениями. Производительные силы уже требуют колоссальных перемен, они двигаются вперед, видно, что производственные отношения остаются на уровне даже не XX, а XVIII — XIX веков. Надо менять всю систему в целом.

— А кто должен все это менять?

— Проблема же не в том, что мы не можем предложить какие-то решения, составить план действий. Нет, мы все это делали и в рамках РАН, и с московским экономическим форумом, и со Столыпинским клубом, и с «Деловой Россией». Эти программы есть: и более мягкие, и более жесткие. Но опять-таки все решают, как говорили классики, классовые интересы. Надо понимать, что для тех людей, которые сидят на трубе, на нефтедолларах, нет кризиса, нет проблемы населения, малого бизнеса, занятых, обрабатывающей промышленности, транспортников, дальнобойщиков, врачей, учителей и кого угодно. Их это не касается. Это как проблема крепостной челяди для бояр. Да, конечно, мрут, да, кушать нечего, да, загибаются и деградируют. А кому какая разница? Жили и живем. Это просто никому не надо.

Два ключевых вопроса системного кризиса — власти и собственности. Собственность у нас олигархическая, офшоризованная, низкопередельная, социально несправедливая и дилетантски управляемая. Посмотрите на ситуацию в нефтегазовом комплексе, металлургии, госбанках: все сидят с протянутой рукой, ждут подачек от государства в виде очередных триллионов рублей. Они не хотят создавать себе конкурентов, не хотят развития малого бизнеса, усиления трудового большинства, не хотят реальной конкуренции, потому что это угроза их власти и капиталу. Власть, которая спонсируется, поддерживается и финансируется именно этим олигархическим капиталом, тем более ничего менять не хочет. Зачем же создавать конкурентов для себя и своих детей, рисковать своими рабочими местами, своими портфелями, кабинетами?

— Низы не могут, а верхи не хотят.

— Низы же не только не могут, им еще и очень хорошо промыли мозги. Низы зомбированы, находятся в состоянии летаргического сна, не понимая, что их пустили под нож. Как говорят, дойную корову редко бьют, периодически кормят и практически никогда не убивают. При этом у нас складывается такая ситуация, когда размер пирога сжимается, крупным финансово-олигархическим группам этого пирога не хватает, а аппетиты остались прежними. Они начали уже залезать в соседнюю кормушку, отбирать кусок у населения, у учителей и врачей, малого бизнеса, дальнобойщиков, у кого угодно. Лишают людей куска хлеба. Самое страшное, что людей на падающем, сжимающемся рынке, на девальвации лишают возможности заработать себе на хлеб.

Почему в России такими темпами растет оппозиционное экономическое движение? Потому что многие бизнесмены прекрасно понимают, что эта экономическая политика, эти экономические власти обрекают страну и их самих на люмпенизацию, деградацию и скатывание из среднего класса дальше вниз по лестнице. Самое страшное, что российские чиновники вполне осознанно отбирают не только рыбу, но и забирают удилища, режут сети, делают все возможное, чтобы люди не могли себя прокормить и сидели с протянутой рукой, как нахлебники, прося и вымаливая крохи из муниципальных, региональных, федерального бюджетов, при этом были верноподданными, лояльными и не имели никаких амбиций. Поэтому мы и видим жесткие выступления того же Дмитрия Потапенко, Павла Грудинина, Константина Бабкина и разного рода бизнесменов. Поэтому экономическая оппозиция растет, усиливается. Это именно оппозиция здравого смысла, ухода от лицемерия, когда нам говорят, что строим либеральную экономику рыночного толка, а на самом деле строим химеру, взяв худшее из позднего Советского Союза и худшее из бандитского капитализма Запада.

Нам говорят строить бизнес, развивать экономику, создавать рабочие места, любить родину, возвращать деньги в страну, но при этом делают запретительно-дорогой кредит, закрывают внутренний рынок долгового капитала, повышают цену на ГСМ на 10 — 15 процентов, вводят налоговый маневр, который делает бензин, керосин, солярку запретительно-дорогими, плюсом повышают тарифы РЖД, «Газпрома», «Россетей». Издержки растут, а к вам еще приходят санэпидемстанция, налоговики, фискалы, трудовые инспекции и по плану выставляют счет на миллионы рублей с требованием заплатить в мошну государства. В общем, платим за все, что можно платить. Власти говорят одно, а делают противоположно другое.

Раньше люди закрывали на это глаза, потому что нефть росла по экспоненте от 120 до 140 долларов за баррель. Даже при абсолютно неэффективной структуре экономики и вертикали власти, в принципе, денег на всех хватало, как-то можно было жить, выживать. Людям-то по большому счету все равно, сколько ворует отдельно взятый чиновник в верхах, сколько зарабатывают околовластные олигархические кланы. Вопрос же в том, есть ли у вас будущее в этой стране, есть ли у вас какие-то перспективы. Когда чиновники этого лишают, все проблемы и начинаются.

— Какова в таком случае роль президента? Нужна его политическая воля, чтобы изменить курс? Ведь и Глазьев пишет свои программы, и Столыпинский клуб написал свою «Экономику роста». У всех есть программы. В чем проблема? Почему их не реализуют?

— Беда в том, что у нас народ интересует не ситуация в экономике, не ситуация с уровнем жизни, перспективами детей, а они все время смотрят программы Первого канала. Пропаганда получше, чем у Геббельса, о том, что во всем виноваты Запад, Обама, Эрдоган, турки, украинцы, кто угодно. Люди не хотят задуматься и понять, что все наши проблемы исключительно от нашей неконкурентоспособной, непрозрачной, архаичной, косной политической системы, именно из-за того, что у нас нет внутренней политической конкуренции, борьбы идеологий, планов, программ, идей, борьбы альтернатив развития страны. Тот же Глазьев с середины 90-х годов пишет программы выхода из кризиса, причем можно спорить с отдельными параметрами, но в целом это правильные и нужные вещи. Академия наук, разные бизнес-сообщества с начала нулевых пишут программы по индустриализации, деофшоризации, демонополизации, по развитию конкурентных несырьевых производств.

Даже я еще в 2011 году говорил, что мы входим в состояние скрытого системного кризиса, даже тогда было понятно, что нашей экономике низких переделов были бессильны помогать даже растущие цены на нефть. В 2011 году нефть подорожала на 40 процентов — с 77 до 108 долларов за баррель, а темпы роста экономики не ускорились, а упали с 4,5 до 4,3 процента, а потом падали до 3,4 процента и дальше все ниже. Проблема же не в том, чтобы написать или что-то выдумать. Проблема в том, чтобы предложить что-то здравое, адекватное, которое поддержат научное и бизнес-сообщество, а также население. Проблема в том, что это никому не надо. Кто это будет делать? Кто будет всем этим заниматься? И каков его здесь интерес?

Все программы по преодолению колониальной зависимости от нефтедоллара и зависимости от Запада, низких переделов и сырья — это на самом деле программы по изменению баланса сил в политике и экономике, по изменению бенефициаров проводимой экономической политики, по созданию нового класса собственности, нового обширного среднего класса, не зависимого от сырьевых кланов, от ельцинской «семибанкирщины», от новых олигархов тучных нулевых годов либо системных либералов. Проблема ровно в том, что любая программа по оздоровлению государства, по выходу из кризиса подразумевает создание новых точек роста, новых элит, новой политической силы, которая сейчас никому не нужна и воспринимается как некая угроза. Вот тогда бы население увидело, что Россия может быть не только бензоколонкой Запада и сырьевой колонией Китая, но и самодостаточной индустриальной площадкой, динамично-развивающейся страной высоких переделов.

— Когда же население сможет это увидеть, раз ничего не меняется? Как долго ситуация будет ухудшаться?

— Надо понимать, что каждый последующий год будет хуже предыдущего. Сегодня мы живем лучше, чем будем жить завтра, а завтра лучше, чем послезавтра. В ближайшие 4 — 5 лет страна буде жить все хуже, катиться вниз по наклонной. Это может быть 5, 7 или 10 лет. Это зависит опять же от того, какой будет сырьевой цикл, цикл ставок в Америке, цикл спекулятивного капитала в мире. Сейчас факторы делят на внешние и на внутренние. Чисто внутренних факторов по нормализации обстановки, по выходу из кризиса, по остановке кредитно-денежного сжатия я не вижу никаких. Вся надежда российских чиновников исключительно на внешние факторы, на оживление американской и китайской экономик, на цены на нефть, на снижение процентных ставок в Америке или в Японии, Китае. Вся надежда на заграницу. При этом надо понимать, что мы можем падать очень долго и очень больно. Мы будем падать, с моей точки зрения, ближайшие три-пять лет, при этом, как я говорил, кризис гораздо масштабнее и опаснее, потому что у нас сегодня просто критический уровень зависимости от импорта, причем не столько напрямую, сколько косвенно, не столько из-за медикаментов, польско-белорусских яблок и турецко-китайских помидоров, а прежде всего от импортных комплектующих, станков, технологий, семенного фонда, вакцин. Эта зависимость достигает 80 процентов. С Эрдоганом поругались — заводы под Питером по производству холодильников и стиральных машин остановились.

Мы зависим от импорта, зарубежного капитала гораздо сильнее и по инвестициям, и по кредитам, и по займам. Когда в прошлом году Запад перерубил выход на рынки капитала, автоматически у нас начались спад инвестиций, сжатие кредитования реального сектора экономики, усугубился спад в промышленности, пропали оборотный капитал, долгосрочные инвестиционные ресурсы.

В 2014 году была уже абсолютно атрофированная, невменяемая и неконкурентоспособная финансовая система. У нас в структуре инвестиций в экономику фондовый рынок давал всего 1 процент от всех инвестиций в основной капитал, кредиты и займы давали не больше 15 — 17 процентов, а сейчас меньше 10 процентов уходит. 75 процентов составляли собственные средства предприятий, плюс 20 процентов — деньги бюджета. У нас экономика не имеет вообще никакого потенциала для финансирования расширенного воспроизводства. У нас воспроизводство капитала сужающееся, то есть нет ни оборотного капитала, ни капитала для долгосрочных инвестиций в основные фонды, машины, станки, оборудование, в дороги, транспорт, логистику. Поэтому прибыли компаний падают, в бюджете денег нет, кредит дорогой, за рубежом перекрыли все потоки капитала. Так что наша экономика будет дальше деградировать, зависеть от сырья.

— А как же заявленный курс на импортозамещение? Все и всюду говорят, что справимся своими силами.

— Обещать — не значит жениться. На заборах тоже пишут. Я понимаю, что чиновники должны излучать благостный оптимизм, должны сиять ослепительной улыбкой и говорить, что все будет хорошо, чем, собственно, и занимаются наши министры и центробанкиры. Но от того, что мы говорим «халва», слаще во рту не становится, а хлеба, молока, яиц, мяса тоже в холодильнике не прибавляется.

— Вы рисуете такие апокалиптические сценарии. А можно ли ожидать, что население вновь окунется в ужасные 90-е?

— Почему этот кризис страшнее? Потому что зависимости от зарубежных технологий, от импорта критичны. Зависимость от внешних рынков стала гораздо выше, при этом более завышенный уровень потребления в российской экономике. С 2000 по 2015 год у нас импорт вырос в физическом выражении в 6 — 6,5 раз, при этом внутреннее промышленное производство увеличилось всего лишь на 90 процентов, экономика — тоже на 90 процентов, а экспорт и потребление — в 3 раза. Мы стали гораздо больше потреблять, но производим по-прежнему мало, проводим политику обмена нефти на медикаменты, продовольствие, машины и вообще красивый образ жизни. Поэтому при дешевой нефти начинается выправление дисбалансов.

— Значит, рубль будет падать еще ниже?

— Рубль легко падает и будет падать еще на рублей за доллар при нефти ниже 25 долларов за баррель.

— Нефть и по 25 будет?

— Я говорю так, как вижу. Еще в 2013 — 2014 годах я говорил о том, что нефть легко двигается на 35 долларов за бочку, а дальше легко можем увидеть и 25, и 22, и 21 доллар. Другое дело, что будет стабилизация в диапазоне 25 — 30 долларов за баррель. С моей точки зрения, надо понимать, что рубль будет падать даже при нефти в 35 — 40 долларов за баррель. Даже при стабилизации цен на нефть рубль все равно ежегодно будет на 10 — 15 процентов двигаться вниз.

Главная черта кризиса — тотальный погром среднего класса. Население пущено под нож. Сначала с овец стригли шерсть, потом стали снимать кожу, потом стали отрезать куски мяса, скоро доберутся до жил, а потом кости пустят на костную муку. Принципиально важно то, что кризис будет носить затяжной характер, ждем падения уровня жизни подавляющего большинства страны. 80 процентов россиян через 1,5 — 2 года окажутся в состоянии хронической бедноты. В 2013 году, по оценкам Института социологии РАН, бедных в России было 65 процентов, к 2014-му их было 70 процентов, в 2015 году, по моим оценкам, таких около 75 процентов. В ближайшие 2 — 3 года дойдем до бедности в районе 82 — 85 процентов. Надо понимать, что идет беспрецедентный со времен гайдаровско-чубайсовской шоковой терапии и либерализации цен погром среднего класса. Если в 2012 — 2013 годах средний класс России достигал своего пика в 22 процента, то потом упал до 17 процентов в 2014-м после двукратного обвала рубля, в 2015-м и вовсе сократился до 13 процентов населения страны. Думаю, в 2020 — 2020 годах средний класс страны будет не более 6 — 7 процентов россиян. Вы сами понимаете, как радикально изменится структура потребительской корзины, как вообще изменится качество спроса в нашей экономике, как изменится характер торговли, услуг и прочего.

Я напомню, что у нас количество бронирований зарубежных поездок на новогодние праздники в России в этом году упало в 5 раз по отношению к прошлому году. В 2014-м тоже был спад, по многим направлениям спрос сократился в 2 — 3 — 4 раза. Надо понимать, что бедные беднеют, нищие нищают, а богатые богатеют. Концентрация собственности и капитала в одних руках будет только усиливаться, социальная напряженность будет расти, все это будет перерастать в социальную нестабильность, митинги, забастовки и даже потенциально голодные бунты, но это отдельная тема.

— Каково количество бедных в России уже сегодня?

— Официально нищих сегодня в России уже 20,2 миллиона человек, рост почти на 3 миллиона за 9 месяцев. Если взять официальные данные Росстата и посмотреть, как вообще распределяется население России по среднедушевым доходам, то окажется, что примерно у 72 — 75 миллионов россиян, то есть у половины населения страны, среднедушевые доходы меньше 20 тысяч рублей. У нас официально нищих 20 миллионов человек по той причине, что просто-напросто прожиточный минимум занижен и составляет 10 тысяч рублей, а реальный прожиточный минимум был еще до кризиса 14 — 15 тысяч рублей, а после шоковой девальвации и вовсе должен был стать около 20 — 22 тысяч рублей. Считайте, что в России реально нищих не 20 миллионов человек, а все 72 — 75 миллионов — это все равно половина страны. Плюс еще 20 — 22 процента — это бедные и полубедные. Людей, которые более-менее нормально живут, сейчас в стране не больше 20 процентов. Так что этот кризис будет характеризоваться тем, что мы будем падать долго, болезненно и постепенно вниз. Никакого быстрого отскока вверх не будет, никакого посткризисного восстановления тоже не будет, потому что не будет дорогой нефти, не будет притока капитала в Россию, не будет больше пузыря и опережающего роста развивающихся экономик. Плюс у нас идет старение населения, плюс серьезнейший демографический переход, когда стагнирует количество экономически активного населения при увеличивающейся нагрузке пенсионеров на общество, плюс ко всему население в 2015 году активно проедает все свои заначки, последние НЗ на черный день. Те, кто победнее, купили телефоны, телевизоры, те, кто побогаче, — машины, а те, кто еще богаче, — квартиры. Деньги, куда можно было впулить, уже впулили в конце 2014 — начале 2015 года. Все — деньги кончились. Все, что можно было проесть, проели.

Поэтому 2020 — 2020 годы пойдут вниз по этой социально-экономической лестнице на новое дно. Изменится вся экономика, весь рынок услуг, весь товарооборот. Неслучайно у нас сейчас объем розничного товарооборота падает в среднем по стране с 9 — 10 процентов до 13 процентов год к году. Это было рекордное падение с января последефолтного 1999 года. Если мы будем такими же темпами падать дальше, то этот год рискуем закрыть на абсолютном минимуме за последние 25 лет. Такими темпами продажи не падали ни в 2008-м, ни в 1999-м, ни в 1991 году. Такого падения потребления не было со времен военного коммунизма и вторжения гитлеровских войск. Поэтому основная магистральная проблема в том, что не будет быстрого выхода из кризиса. Из 16 отраслей обрабатывающей промышленности у нас в росте находятся 3 — 4 — это отрасли нефтепеределов, металлургии, немного пищевая промышленность растет на суррогатах, химии и контрафакте.

Кстати, мы успешно импортозамещаем не польские яблоки и турецкие помидоры, а свое собственное население. У нас по итогам 10 месяцев текущего года рост смертности от заболеваний органов пищеварения примерно на 4 — 4,5 процента больше. Мы травим людей разного рода суррогатами, контрафактами, пальмовым маслом, импорт которого вырос практически на 40 процентов при падающем производстве молока и при 30-процентном росте производства сыра. Мы понимаем, что мы едим не сыры и творожки, а сырно-пальмовые продукты. Поэтому население вымирает именно по линии отравлений, от ухудшения качества питания. Плюс ко всему рост смертности от рака, что многие эксперты связывают с ухудшением потребительской корзины и нервными стрессами. Мы на самом деле живем в перманентном стрессе, неопределенности, хаосе и панике из-за отсутствия перспектив у большинства людей.

— Вернемся к разговору про нефть. Некоторые эксперты утверждают, что нынешняя низкая цена на нефть политизирована. Согласны?

— Этим аналитикам можно посоветовать посмотреть графики нефти 1920, 1960, 1970, 1990 годов. Нефть в диапазоне 15 — 20 долларов за баррель — это очень хорошая цена. С этими ценами мировая экономика жила в 90-е, начале 2000-х, в 80-е и 70-е. Научно-технический прогресс идет вперед, себестоимость, удельные издержки сокращаются, плюс ко всему нефть перестает быть стратегическим ресурсом, о чем говорит снятие 40-летнего эмбарго на продажу из Америки и желание Обамы распродать часть стратегических запасов на рынке. Сланцевые технологии позволяют добывать нефть из очень сложноизвлекаемых источников при постоянном снижении себестоимости добычи, закрывая возможные убытки налоговыми льготами. В мире сейчас колоссальное перепроизводство нефти: 1,5 — 2 миллиона баррелей в сутки в последние 2 года. Накоплено избыточной нефти 700 — 750 миллионов баррелей — это рекордное перепроизводство. Мировые нефтетанкеры заполнены на 140 — 150 миллионов баррелей. Когда нефть будет падать в цене ниже, эти танкеры будут ее сливать и продавать, потому что ставка была сделана на отскок нефти, а этого не происходит. Плюс ко всему мировые запасы нефти сегодня на максимуме — 3 миллиардов баррелей — коммерческий запас, 1,5 миллиарда баррелей — государственные запасы. Столько нефти реально никому не надо, потому что закончился 40-летний цикл снижения процентных ставок в Америке, закончился цикл дешевеющего американского доллара, закончился глобально-сырьевой цикл, глобальный «бычий» цикл на сырьевых рынках. Эпоха опережающего роста и развития стран с переходной развивающейся экономикой, будь то Латинская Америка, Азия, Африка или Европа, закончилась. Это хорошо видно по тому же Китаю, который впервые с 1983 — 1995 годов перешел к политике девальвации юаня. Видно, что цикл закончен, глобус уже наполнен, все закредитованы, рынки попилены, перераспределены и освоены, колоссально надуты бюджетные дефициты, кредиты у домашних хозяйств, бизнеса, государства. Все — дальше сбывать уже некуда, рынок полон. Сейчас будет просто глобальная борьба за сжимающийся пирог, гонка девальваций.

— Каково дальнейшее развитие событий? Если не нефть, то что будет драйвером?

— Я уже много раз об этом говорил. Китай только что начал девальвационную гонку. То, что он в нее вписался, говорит о том, что мировая экономика уже не будет прежней, глобальная финансовая схема не будет той же, что мы знали последние 35 — 40 лет. Это будет эпоха дорожающего доллара, растущих процентных ставок, кредитно-денежного сжатия, падения цен на сырьевые активы, затухания общемирового экономического роста. Затухать будут все экономики, в том числе промышленно развитые. Расти будут только те, кто создает хай-тек, высокие технологии, реальную добавленную стоимость в области экономики знаний. Таких экономик очень мало: США, Германия, Япония и Китай.

Когда в Китае было 6,1 юаня за доллар, я говорил, что будет 6,5 через полгода. Сейчас говорю, что юань вернется на 7,2. Сначала будет 6,8 юаня, потом — 7,2, а потом — 8,3. Юань будет повторять картинку 1983 — 1993 годов, когда он упал по отношению к доллару больше чем в пять раз, что было основным фактором протекционизма, опережающего роста китайской экономики вплоть до сегодняшнего дня, экспортной ориентации, промышленного производства, роста уровня жизни.

Также недавно упал азербайджанский манат. Я буквально три месяца назад говорил азербайджанским бизнесменам и представителям СМИ, что они следующие. Надо понимать, что сырьевой цикл кончился! Ваш уровень жизни слишком раздут относительно того, что вы реально производите, вы его не удержите. Следующими покатятся Саудовская Аравия, Арабские Эмираты, Кувейт. В Азербайджане была первая мощная девальвация в феврале-марте 2015 года, когда за один день курс маната упал с 0,78 до 1,03 маната за доллар. Теперь упал с 1,03 до 1,55. Ничего такого не происходит, это всего лишь начало мощного движения. Потенциал движения по манату будет такой же, как проходит девальвация в Нигерии, Венесуэле, Казахстане. Это будут шоковые мощные волны девальвации, потом некая стабилизация на два-четыре месяца, потом новый обвал, новая стабилизация. В совокупности манат двигается к цели 2,1 маната за доллар, а дальше он может уйти уже на 2,7 — 2,8. Чтобы манату компенсировать бюджетные поступления, стабилизировать платежный баланс и сделать азербайджанскую экономику более конкурентоспособной на пространстве СНГ, надо как минимум сделать 1,65 — 1,67, но они его поведут на 2,2 как минимум, но могут и вывести к 2,6 — 2,7 маната за доллар. Если нефть пойдет на 20 — 25 долларов за бочку, то, думаю, и за курсом в 3 маната не надо далеко ходить. Так что это не какие-то происки госдепа, а мировая гонка девальваций, попытка поддержать штаны своей экономике и хоть как-то сохранить ее конкурентоспособность. Азербайджан — тоже сырьевая экономика. В целом ситуация там неплохая. Темпы роста стабильно высокие — 3,7 процента, инфляция низкая, процентная ставка низкая — 3 процента, видимо, вскоре они ее поднимут, чем будут поддушивать свой бизнес.

— Давайте вернемся к нашей стране. Если у россиян еще остались какие-то сбережения, то как и в чем бы вы посоветовали их хранить?

— К огромному сожалению, вопрос про сбережения не очень актуален для подавляющей части населения страны, потому что сбережения есть только у малой части. У 80 процентов вообще нет никаких денег по большому счету. Пара сотен долларов радикально картинку не меняет. Они не помогут поддержать штаны и выжить в условиях ресурсно-сырьевого шока и обвала экономики. Как показывает моя практика работы на финансовых рынках и консультирования, люди, особенно в регионах, только сейчас стали понимать, что кризис всерьез и надолго, что никакого выхода из него ни в 2020-м, ни в 2020 году не будет, что дна нет, что мы можем падать долго, весело, за руки крепко взявшись.

Все очень просто: надо не поддаваться панике, ажиотажу, спекулятивным разводкам, не вестись, с одной стороны, на паникеров, а с другой — на успокоительные корвалольно-валидольные речи чиновников по Первому каналу, которые сами сидят в валюте с 2006 — 2007 годов и только зарабатывают на обвале рубля и бедах России. Поэтому на локальных укреплениях рубля надо покупать доллар. Надо понимать, что с 1990 по 2015 год российский рубль по отношению к доллару уже успел упасть в 120 тысяч раз. В СССР за доллар давали 60 копеек. В 1997 году была проведена деноминация, убраны три нуля. Поэтому сегодняшний курс к доллару — это не 72 рубля, а 72 тысячи. Так что с тех пор рубль упал к доллару в 120 тысяч раз.

— Все-таки что вы прогнозируете по 2020 году? Какими будут реальная инфляция и ВВП?

— Нам говорят, что в октябре-ноябре началось восстановление экономики. Но это большая наглая ложь, махинации, приписки, манипулирование данными. Во-первых, у нас никакого выхода из кризиса нет и не намечается. Все оживление сентября-октября 2015 года обусловлено конъюнктурным временным пополнением запасов. Четвертый квартал 2014 года года и первые два квартала 2015 года шла беспрецедентная распродажа компаниями складских запасов. По отношению к ВВП распродажа составляла 5 — 7 процентов. Распродали товаров примерно на 22,8 триллиона рублей. У нас, по официальным данным Росстата, объем отгруженной продукции обрабатывающей промышленности рос на 13,5 процента, а объем производства по этим же отраслям падал на 5 — 6 процентов. Так что наши компании перестали что-либо производить, потому что полная макроэкономическая неопределенность, шатающийся курс рубля, растущие издержки и отсутствие оборотного капитала. Поэтому сфера услуг падала более медленными темпами, даже местами росла, а производство падало. В сентябре-октябре компании локально решили пополнить запасы. Когда компании поймут, что продавать некому, так как у народа денег нет, население сокращает расходы, то спад возобновится и продолжится. Это первое.

Второе — у нас в сентябре, октябре, ноябре некая стабилизация в промышленном производстве наблюдалась исключительно благодаря оживлению добычи сырья. У нас опять за счет девальвации ожили низкие переделы, как зомби вышли на свет. У нас идет локальный рост производства в добыче угля, природном газе, попутном газе. Примерно рост по добыче сырья по 1,5 — 2 процента. При этом в обрабатывающей промышленности, в производстве электроэнергии, газа, воды, отопления, то есть в естественных монополиях, спад ускорился. То, что наша экономика стала больше производить угля и газа, — это здорово, но это экономика низких переделов, деиндустриализированная, архаичная, типа XVIII — XIX веков, поэтому радоваться не стоит.

Плюс ко всему у нас колоссальные манипуляции с дефлятором. Есть определенные хитрости в расчете ВВП. Падение экономики в 4 — 4,5 процента, которые рисуют нам чиновники, получается благодаря тому, что номинальный рост либо спад экономики очищается от инфляции, от так называемого дефлятора ВВП. Так вот, чтобы все знали, у нас спад на 4 процента получается благодаря тому, что рост цен по экономике Росстатом рисуется на уровне 6 — 7,5 процента при потребительской инфляции 15 — 16 процентов, при продуктовой инфляции в 19 — 23 процента и росте цен товаропроизводителей на 13 процентов. Реально дефлятор должен быть не меньше 13 — 14 процентов, но нам его рисуют в 6 — 7 процентов. Тогда получается, что падение экономики не 10 — 12 процентов, а всего 4 процента. На самом деле это с потолка цифры, чтобы не портить настроение руководству страны, но это не имеет отношения к реальной жизни. Поэтому реально экономика уже сегодня падает официально на 4 процента, а реально — на 10 — 12 процентов. Поэтому в следующем году будет точно такая же ситуация. Нам будут говорить, что в бюджет заложили рост экономики на 0,7 процента, по факту получится спад на 1,5 — 2 процента минимум, а реальное падение экономики будет не меньше чем на 6 — 7 процентов по реальному сектору.

Инфляцию заложили в бюджете 6,4 процента, что в принципе является маразмом, это самая низкая инфляция после 2011 года, когда ее тоже нарисовали под конкретные задачи предвыборного периода. Тогда нарисовали 6,1 процента, хотя все понимали, что цены растут как минимум на 10 процентов. Сейчас нам хотят нарисовать инфляцию в 6,4 процента, реально нарисуют не меньше 9 процентов, а фактически будет не меньше 15 процентов. То же самое, что сегодня: официально инфляция — 15 — 16 процентов, а для 80 процентов россиян реально цены выросли на 30 — 40 процентов минимум. Вроде бы реальные зарплаты падают не сильно, но все равно такого не было за последние 17 лет. Но надо понимать, что это средняя температура по больнице. Возьмите одного олигарха с доходом 1 миллиард в месяц и тысячу нищих бомжей, получится в среднем тысяча миллионеров. Поэтому реальные зарплаты падают на 11 процентов. Но если все это очистить от чиновников, госбанкиров и прочих, то у 80 процентов населения зарплаты падают на все 25 — 35 процентов.

У нас колоссальная пропасть между богатыми и бедными, она будет постепенно всплывать и выстреливать, как это было с дальнобойщиками, с которых три раза взяли за одно и то же. Поэтому бунты, стачки будут только расти и укрепляться. К этому надо готовиться и понимать, что мы входим в эпоху глобальных потрясений, большого финансово-экономического, потом социально-политического и гуманитарного цунами.

— Выхода из кризиса ожидать не стоит, как обещают власти?

— Выхода из кризиса нет и не предвидится, потому что эта команда, эти люди, эти управленцы будут отстаивать свои классовые интересы, интересы сырьевого олигархического капитала, коррупционеров, демократов, госбизнесменов, они будут топить страну и вымораживать, пытаясь сохранить статус-кво.

Рынок нефти. Новак не ждет падения цен на нефть из-за увеличения добычи ОПЕК+

Августовские фьючерсы на нефть Brent: $75,08 ( -0,35% )

Июльские фьючерсы на нефть WTI: $65,07 ( -1,18% )

Спред между актуальными контрактами на марки Brent и WTI составляет около $10 в пользу Brent.

Цены на нефть накануне не сумели продолжить восстановление и подняться еще выше. Наоборот, в течение сессии на рынке преобладали «медвежьи» настроения.

Президент США Дональд Трамп заявил, что готов пойти на дальнейшую эскалацию торгового спора с КНР и обложить 10%-ми пошлинами импортируемые товары на сумму еще в $200 млрд. Китай в свою очередь может прибегнуть к введению дополнительных ограничений на поставки американских нефтепродуктов. В связи с ростом этих опасений мы вновь наблюдаем повторное увеличение спреда между Brent и WTI.

Поставки нефти из США в Китай сопоставимы с их экспортом в Канаду и имеют очень значительную долю. Риск введения пошлин со стороны Китая увеличивает риски как раз именно сценарий опережающего снижения WTI.

Также в центре внимания инвесторов остается предстоящее заседание ОПЕК, которое состоится в эту пятницу. Ожидается, что нефтедобывающие страны договорятся об увеличении производства, но пока нет единого мнения о том, на какую величину страны нарастят добычу. Согласно последним статистическим данным, ключевые игроки Саудовская Аравия и Россия уже начали заранее наращивать добычи. По всей видимости, это делается на опережение в связи с полным пониманием того, что параметры сделки на встрече ОПЕК буду изменены. Диапазон потенциального увеличения производства нефти странами ОПЕК+ очень широкий: от 300 тыс. б/с до 1,5 млн б/с. Скорее всего, итоговый прирост будет в середине этого коридора.

В свою очередь министр нефти Ирана Бижан Зангане считает, что участники сделки по сокращению добычи нефти ОПЕК+ все-таки не достигнут какого-либо соглашения на встрече в Вене. Кроме того, Иран на ряду с Венесуэлой наверняка будут выступать против наращивания добычи, ведь пространства для увеличения производства конкретно в этих странах нет: у Ирана из-за санкций США, а у Венесуэлы из-за общего кризиса в нефтяной отрасли и экономике.

Достаточно интересное мнение по теме высказал глава Минэнерго РФ Александр Новак. Он считает, что цены на нефть резко не отреагируют на пересмотр квот в рамках сделки ОПЕК+.

«Мне кажется, что сейчас цены довольно-таки сбалансированные. Вы видите, что даже несмотря на то, что такая информация уже давно идет в прессе, что такой вопрос будет обсуждаться, рынок довольно спокойно реагирует. И цена плюс-минус два доллара на уровне 75-74 держится», – сказал Новак

С технической точки зрения картина на графике Brent не вызывает большого оптимизма. Пока цена находится ниже диапазона $77,2-78 локальная инициатива на стороне продавцов. Не исключаем реализацию сценария со спуском котировок в область ближайшей поддержки, расположенной в районе $71-71,9.

Валютный фактор накануне мешал покупкам. Индекс доллара поднимался до новых максимальных значений за последний год. Если в ближайшей перспективе удастся закрепиться выше 95,2 п., то подъем индекса может продолжиться до 96,5 п., что в теории было бы негативно для сырьевых площадок.


Вчера вечером были опубликованы данные от Американского института нефти (API). За неделю запасы нефти в США уменьшились на 3,0 млн баррелей (до 430,6 млн). По опросам Reuters, аналитики в среднем ожидали снижения на 1,9 млн баррелей. Запасы бензина выросли на 2,1 млн баррелей (прогноз +0,18 млн), запасы дистиллятов повысились на 0,76 млн баррелей (прогноз -0,16 млн). Это происходит на фоне рекордно высокой загрузки американских НПЗ. Импорт нефти за неделю уменьшился на 0,172 млн. баррелей в сутки (б/с), до уровня 8,1 млн б/с.

Выбор редактора:  Бинарные опционы Binomo. Как превратить $100 в $500 всего за 1 месяц

Реакция рынка на данные API была смешанной. Сегодня в 17:30 МСК ждем публикацию официальных данных от Управления энергетической информации США (EIA).

Сегодня с утра фьючерсы на нефть марки Brent торгуются с повышением на 0,4% относительно уровня закрытия предыдущей сессии. Напоминаем, что сегодня состоится экспирация по июльским контрактам WTI.

Нефть по $ 100 станет кошмаром для бедной России

Вместо «тучных лет» — инфляция и дорогой бензин. Чем еще опасны дорогие энергоносители

Министр энергетики РФ Александр Новак не исключил, что в ближайшее время цены на нефть могут подняться до 100 долларов за баррель. Несмотря на то, что для России это будет означать дополнительные доходы, глава ведомства назвал такое развитие событий рискованным. Ведь за резким ростом может последовать еще более резкое падение.

«Это не очень хорошо было бы для экономики потребителей и для производителей, потому что создает риски потом возможного падения цены. Тем не менее, такие риски сегодня существуют, что нефть может подняться до 100 долларов, я не исключаю такой вариант, поскольку очень много неопределенностей», — рассказал министр в интервью.

К главным факторам неопределенности, о которых сказал Новак, относятся санкции США против Ирана, которые должны вступить в силу уже в первую неделю ноября. Они предполагают полный запрет на закупки иранской нефти другими странами.

«Если у нас сегодня цена 86 долларов, а вчера она была 85, то есть у нас за один день на один доллар поднялась цена. Еще целый месяц до того, как будут приняты окончательные решения относительно тех санкций, которые в ноябре могут быть введены по Ирану, поэтому сейчас рынок очень нервничает. Трейдеры и участники рынка могут, конечно, в том числе принимая какие-то решения, ориентироваться и на эти неопределенности, и цены могут расти», — отметил Новак.

На Украине посчитали убытки от запуска «Северного потока-2»

Хотя многие государства, в том числе Европейский Союз, выразили несогласие с позицией США, американские санкции имеют характер экстерриториальности, то есть могут применяться к любой стране по желанию Вашингтона. Учитывая, что у многих компаний есть бизнес и счета в США, а расчеты ведутся преимущественно в долларах, игнорировать эти меры так просто не получится.

В Евросоюзе заявили, что создадут специальные механизмы для обхода санкций, но насколько они будут эффективными, неизвестно. Как непонятно и то, насколько серьезно в Вашингтоне будут бороться с «нарушителями». Но потенциально выпадающие объемы нефти уже закладываются в цену товара, который с начала сентября подорожал на десять долларов до 86 долл. за баррель марки Brent.

Российские компании, похоже, не собираются игнорировать санкции США. «Лукойл», например, уже сократил объемы торговли иранской нефтью, как сообщил в кулуарах форума «Российская энергетическая неделя» (РЭН) глава компании Вагит Алекперов. Он добавил, что «Лукойл» не будет нарушать ограничения на торговлю, если таковые будут прояснены в ноябре. Алекперов в рамках РЭН также заявил, что неоправданно высокие цены на нефть являются главной угрозой для всей отрасли.

Как рассказал в том же интервью Александр Новак, страны ОПЕК+ постараются не допустить резкого скачка цен. Россия может увеличить добычу еще на 200−300 тысяч баррелей в сутки, резервы по наращиванию есть у Саудовской Аравии, Венесуэлы и даже Ливии, но удастся ли компенсировать нервозность рынка — непонятно.

Почему же для России, для которой нефтегазовые доходы составляют важную часть пополнения бюджета, так опасна нефть по сто долларов? Дело не только в том, что после взлета может последовать обвал сильнее, чем в 2015—2020 годах, о чем уже писала «СП».

Дорогая нефть может вызвать серьезные проблемы на внутреннем рынке из-за слабого рубля. При нынешнем курсе валют баррель «черного золота» на внешних рынках стоит около 6000 рублей, тогда как раньше даже на пиках он стоил около 3600 рублей (доллар ведь был на уровне 1 к 30). При сегодняшних нефтяных ценах доллар должен был бы стоить около 41 рубля. Вместо этого национальная валюта снова упала до 67 за долл.

Во многом это происходит из-за психологических факторов, неуверенности рынка в российской денежной единице в преддверии новых санкций США. Но еще большую роль в ослаблении рубля играло бюджетное правило, согласно которому все нефтегазовые доходы свыше 40 долларов за баррель направлялись на покупку валюты, которая поступала в резервный фонд. Только в сентябре, после того как рубль пробивал отметку в 70, финансовые власти временно отказались от покупок валюты на внутреннем рынке, сменив механизм пополнения ФНБ.

В итоге если цены на нефть продолжат расти, а рубль не укрепится, поставщикам углеводородов станет окончательно невыгодно продавать их внутри страны, и они будут перенаправлять все большие объемы на внешний рынок. А это чревато дефицитом на внутреннем рынке и, как следствие, ростом цен на топливо. Эти процессы мы уже наблюдали весной и летом после президентских выборов, но тогда рост цен на бензин удалось затормозить искусственно, путем переговоров с нефтяниками.

В случае нефти по сто мы можем увидеть очередной виток повышения цен на топливо. Он повлечет за собой рост цен практически на все товары и инфляцию, которая может выйти за рамки ожидаемых 4%. То есть, как ни парадоксально, за нефть по 100 долларов за баррель, возможно, придется платить россиянам, несмотря на то, что благодаря им страна в этом году может дополнительно получить 5 триллионов рублей.

Эксперт-аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев согласен с тем, что цены на нефть по сто долларов за баррель — это вовсе не лучший сценарий для России.

— Сценарий с ростом на нефть до ста долларов за баррель и выше актуален в случае введения жестких санкций против Ирана. На рынке образуется дефицит и цены пойдут вверх. В принципе, дефицит может и не образоваться за счет того, что потоки иранской нефти будут перенаправлены в Китай, те перестанут покупать американское и другое сырье, и выпадения объемов не произойдет. Но сценарий с диапазоном 800−100 долларов за баррель вполне реален.

Риск в том, что при таких ценах резко начнут расти инвестиции в добычу. Все нефтедобывающие страны станут наращивать производство. Одновременно с этим потребители начнут искать замену дорогой нефти другими источниками энергии, повышать энергоэффективность. В результате опять может сложиться ситуация, когда на фоне роста предложения начнет снижаться спрос. Тогда цены обрушатся, и мы войдем в еще один очень неприятный цикл.

Поддержание цен на стабильном уровне 60−70 долларов за баррель было оптимальным вариантом. Это равновесный курс, который устраивал всех — обеспечивал рентабельность производителям нефти и был приемлем для потребителей. Выход за эти границы чреват повышением волатильности цен. А после взлета всегда происходит обвал, и в этом основной риск такого сценария.

«СП»: — Приведет ли повышение цен на нефть на мировом рынке и к повышению цен на бензин в России?

— Да, это неизбежно. Рост цен на топливо, который мы видели в этом году, во многом был обусловлен внутренними причинами, тем, что цены долго сдерживали. Но если мы посмотрим, рост цен на бензин происходил не только у нас, но и в Штатах, Европе и Китае. Он был обусловлен именно ростом цен на нефть.

При высоких ценах на нефть цены на топливо тоже будут высокими. Учитывая, какая у нас доля зарплаты простого человека уходит на бензин, стоимость которого, в отличие от зарплат, сопоставима с мировыми, ничего хорошего это для граждан не сулит. Рост стоимости топлива приведет к повышению цен на все товары, к падению спроса и, как следствие, промышленного производства.

Чем на самом деле обернется госпрограмма «отказа от доллара»

«СП»: — ОПЕК+ может не допустить роста цен до ста долларов за баррель?

— Похоже, ситуация сейчас не управляема именно в силу того, что США намерены твердо поставить вопрос с Ираном. Хотя есть несколько факторов, которые могут сдержать рост цен, но они непредсказуемы. Например, это возможные изменения в Венесуэле. Если там сменится власть, туда придут американские компании и предложение на рынке резко вырастет. Или если крупнейший потребитель нефти Китай снизит спрос, цены тоже пойдут вниз. Но ОПЕК в ситуации с Ираном фактически перестала контролировать рынок.

«СП»: — В ситуации роста цен, не пора ли повысить планку отсечения по бюджетному правилу? Или лучше формировать подушку безопасности на случай нового кризиса?

— Мне кажется, мы очень сильно набиваем полушку безопасности. И низкая цена отсечки, и пенсионная реформа, и повышение НДС, и это при огромном профиците бюджета… Это достаточно странная экономическая политика, которая заставляет подозревать, что власть ожидает чего-то не очень приятного. Сообщения о том, что все эти средства пойдут на инфраструктурные проекты, звучат красиво. Но пока нет даже ясности о том, какие именно это будут проекты, а деньги под них уже собрали. На мой взгляд, правильнее было бы согласиться с Алексеем Кудриным и поднять цену отсечки, тем самым увеличив возможность инвестиций в стране, не увеличивая фискальную нагрузку.

«СП»: — Какая-то ясность с ценами на нефть наступит уже в ноябре?

— Да, потому что пока сложно что-то прогнозировать. Очень важно, как отреагируют на американские санкции Европа, Китай и к чему это приведет. Пока полной ясности нет, зато есть опасения. И эти опасения уже закладываются в цены на нефть. Но если окажется, что черт не так страшен, как его малевали, цены могут отыграть вниз.

Нефть устала от ОПЕК: эксперт предупредил о возможном скачке цен

Срыв соглашения об ограничении добычи больно ударит по российскому населению

30.06.2020 в 16:00, просмотров: 13300

К намеченным на первые числа июля саммитам ОПЕК и ОПЕК+ приковано внимание не только нефтяников всего мира. Не будет преувеличением сказать, что их итогов с нетерпением ждут и глобальные финансовые рынки. Ведь на кону ни много ни мало цена на нефть в ближайшие месяцы, от которой зависит экономическое самочувствие многих стран, включая Россию. В настоящий момент положение кажется стабильным: цены на «черное золото» в $60–65 за баррель пока комфортны и для производителей, и для потребителей. Тем не менее как внутри нефтяного картеля, так и в расширенном составе альянса может произойти раскол. Камень преткновения — решение о сохранении уровня добычи, по которому у стран-экспортеров согласия нет: на саммите одни будут явно настаивать на увеличении экспорта нефти, другие — выступать за более жесткие рамки сделки по заморозке добывающих мощностей. России нынешние цены по вкусу — страна наполняет бюджет поступлениями от продажи за рубеж углеводородов и делает заначку на будущее. Впрочем, рост нефтяных котировок чреват обратным эффектом — повышением стоимости бензина, а стало быть, и других товаров и услуг в нашей стране.

Саммиты ОПЕК и ОПЕК+ не зря проводятся в середине лета (обычно в июне, но сейчас в начале июля из-за саммита G20) и в конце года. Это время можно считать неким Рубиконом для нефтяного рынка. С одной стороны, полугодие уже прошло, поэтому можно подвести определенные итоги и проанализировать, насколько предыдущее решение стран — экспортеров нефти оказалось верным и к каким последствиям оно привело. С другой — появляется возможность сделать краткосрочные прогнозы еще на шесть месяцев — до следующей встречи. Иными словами, министры энергетики нефтяного картеля и их независимые коллеги, присоединившиеся к меморандуму о заморозке, должны определить, можно вернуться к прежнему добывающему уровню или стоит подождать, сохраняя тем самым стабильность и устойчивость ценовой конъюнктуры.

Аналогичные задачи делегаты ОПЕК+ ставят перед собой на каждом саммите в последние два с половиной года, однако нынешняя встреча обещает оказаться наиболее непредсказуемой. Дело в том, что в настоящий момент у входящих в альянс государств нет единой позиции относительно перспектив нефтяного рынка планеты. Саудовская Аравия считает нынешние цены на «черное золото» недостаточно высокими, и есть основания полагать, что Эр-Рияд будет настаивать на еще большем сокращении добычи. Ирак, также крупный экспортер сырья, заявляет о готовности оперативно нарастить производственные мощности.

Россия со своей стороны пытается сохранить нейтралитет, утверждая, что существующая стоимость барреля является самой подходящей планкой для сохранения профицита федерального бюджета и пополнения «заначки на черный день» — Фонда национального благосостояния. При этом министр энергетики Александр Новак испытывает оптимизм по поводу решения ОПЕК+. «Мы точно договоримся, будет консолидированное общее решение», — заявил он накануне саммита в Вене. Между тем свежий вердикт альянса может оказаться лишь передышкой: не исключено, что добывающие страны на этот раз лишь формально продемонстрируют единство, а на самом деле займут выжидательную позицию, чтобы на следующем заседании преподнести мировому рынку настоящий сюрприз.

Жертвы геополитики

Можно констатировать, что пока что соглашение о добровольном сокращении добычи, которое подписали все государства — члены ОПЕК и 11 независимых стран-производителей, себя полностью оправдывает. Цены на «черное золото» остаются относительно стабильными. После их провала в конце прошлого года — ниже $50 за «бочку», котировки сырья стабилизировались: в этом году стоимость барреля уверенно держится в районе $60–65 за баррель, а в отдельные недели дотягивались и до $70.

Правда, сохранять такой уровень удается не вполне рыночными методами. Большинство участников предыдущей сделки о снижении добычи нефти в I полугодии 2020 года на 1,2 млн баррелей в сутки (от уровня октября 2020 года) действительно выполняют условия меморандума. В частности, в мае 11 стран ОПЕК, поставивших подписи под соглашением, сократили производство почти на 1,16 млн баррелей в день, тогда как их обещания по урезанию мощностей ограничивались немногим более 800 тыс. «бочек». Следовательно, как отмечает в своем отчете картель, предусмотренные в меморандуме обязательства были исполнены на 143%.

Вместе с тем если добыча Саудовской Аравии в мае сократилась всего на 76 тыс. баррелей в сутки, то производство «черного золота» в Иране упало втрое больше — примерно на 230 тыс. «бочек». Виной тому американские санкции, ограничивающие экспорт углеводородов из исламской республики практически до нулевой отметки. Также политика, а не рынок «рулит» событиями в Венесуэле. Продолжающаяся там борьба за власть между действующим президентом Николасом Мадуро и оппозицией привела к снижению добычи нефти в этой стране менее чем за год также втрое — до 800 тыс. тонн.

Эти две страны — Иран и Венесуэла — хотя и были освобождены от выполнения условий меморандума в рамках альянса в декабре прошлого года, своим снижением производства существенно повлияли на мировые котировки нефти. Так, на фоне ужесточения отношений Тегерана и Вашингтона, в том числе военных операций по устранению разведывательных беспилотников, мировой нефтяной эталон Brent в середине июня буквально за неделю показал рост в 5%. Американский сорт WTI за тот же период увеличился в цене примерно на 10%. По большому счету политика США в отношении Ирана и Венесуэлы сейчас является фактором, определяющим ход событий на глобальном нефтяном рынке. Геополитические ходы Вашингтона раскачивают нефтяную лодку пока в необходимом для производителей русле — то есть работают на повышение котировок. Однако, как заявил глава Минэкономразвития Максим Орешкин, любые санкционные действия по мере их ужесточения оказывают влияние на баланс на мировом рынке. «Это история краткосрочно подталкивает цены на нефть вверх, но любые санкции не приводят к позитивному результату», — предупреждает российский министр.

Комфортный баррель

По словам президента Владимира Путина, цены на нефть на уровне $60–65 за баррель вполне устраивают Москву, поэтому наша страна не заинтересована и не видит острой необходимости добиваться более высоких тарифов. «Саудовской Аравии хочется, чтобы цена держалась выше. У нас и так появляется приличная маржа. Если иметь в виду, что бюджет сверстан из расчета $40 за баррель», — полагает глава государства.

Исходя из этого в отношении предстоящего нефтяного саммита нашей стране можно оставаться спокойной. Существующий бюджетный гандикап позволяет с уверенностью смотреть в будущее: объем экспортной выручки от торговли «черным золотом» не предполагает возникновения катастрофических угроз для финансового положения России.

Тем не менее расслабляться пока рано. Как утверждает эксперт Международного финансового центра Гайдар Гасанов, разнонаправленные факторы, под действием которых в настоящий момент находится глобальный нефтяной рынок, способны воспрепятствовать как росту, так и снижению котировок. Наибольшие опасения вызывают торговые споры между США и Китаем, из-за которых становится трудно спрогнозировать уровень спроса на энергоносители, а соответственно, и цены на углеводороды.

Предварительное соглашение взять паузу в обсуждении разногласий, заключенное Вашингтоном и Пекином за считаные дни до начала саммита G20 в Осаке, не выглядит убедительным. Эксперты не сомневаются, что Поднебесной не стоит ждать оперативной отмены заградительных пошлин и снятия ограничений со своих компаний, наложенных США. Пока возможность китайско-американского временного перемирия в торговой войне носит скорее гипотетический характер: отступаться от своих претензий противники не собираются. Поэтому американо-китайские переговоры, в том числе на уровне глав государств (или их отсутствие) еще долгое время будут оказывать влияние на нефтяной сектор.

Обострение разногласий с Вашингтоном снизит спрос на энергоресурсы со стороны китайских потребителей. Мировые потребности в «черном золоте» уже несколько лет растут медленнее, чем производство углеводородов. В 2020–2020 годы мировой экономике потребуется менее 2 млн баррелей в день дополнительных поставок сырья. Причем просвета не видно. Крупнейшие импортеры сырья стремительно замедляют темпы экономического роста: китайский ВВП укрепляется с минимальной скоростью почти за 30 лет, а майские результаты промышленности Поднебесной оказались худшими начиная с 2002 года.

Не все хорошо и в Европе: Италия в прошлом году скатилась в техническую рецессию, а ВВП Германии, экономика которой является самой крупной в ЕС, также впервые за несколько лет показал отрицательные результаты. В 2020 году экономическое положение стало ухудшаться в Бразилии и Южной Корее, на рост спроса со стороны которых также рассчитывали нефтяные производители.

Вовсе не случайно международное рейтинговое агентство Fitch снизило прогнозы относительно темпов роста мировой экономики в 2020 году, а аналитики Bank of America Merrill Lynch заявили о предпосылках «сценария обрыва» — резкого падения котировок до $40 за баррель.

В последнем докладе о денежно-кредитной политике Банка России содержится еще более рискованный сценарий развития мировой экономики: специалисты ЦБ находят основания для падения нефтяных цен в ближайшие 12 месяцев до $20 за баррель. А затем, даже после некоторого укрепления стоимости энергоресурсов, за «бочку» будут давать не более $35. Подобные прогнозы подталкивают участников сделки о снижении добычи продлить свое предыдущее соглашение, чтобы хоть как-то повлиять на сохранение стабильной ситуации на нефтяном рынке. Возможно, исходя именно из этих соображений Александр Новак и уверен, что очередной вердикт ОПЕК+ окажется единогласным: сделку продлят.

На границе «танки» ходят хмуро

Между тем даже сейчас далеко не все члены нефтяного картеля выполняют условия меморандума. Как сообщает The Wall Street Journal, представители Саудовской Аравии, страны — лидера ОПЕК, возмущены подобными фактами, относящимися в первую очередь к Багдаду. В отличие от остальных партнеров по ОПЕК Ирак, являющийся второй по объему добычи страной в картеле, уже сейчас считается ответственным за неэффективное выполнение соглашения. По данным Argus, страна снизила свою добычу только на 30% от согласованного объема. Более того, по словам министра нефти Ирака Тамера аль-Гадбана, Багдад в состоянии удовлетворить рост спроса на нефть, если в этом будет необходимость, то есть если на рынке исчезнет переизбыток предложения сырья. В целом в ближайшие годы Ирак способен увеличить свои производственные мощности на 2 млн баррелей в сутки и тем самым перекрыть нынешние объемы сокращения добычи всех участников ОПЕК+.

«Учитывая действия подобных «штрейкбрехеров», — рассуждает старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов, — можно предположить, что нынешняя встреча участников альянса и принятое по ее итогам решение окажется лишь прицеливанием к будущему саммиту, которого, как обычно, нужно будет ожидать в конце года. Даже Эр-Рияд, настаивающий на более высокой ценовой конъюнктуре, может согласиться на минимум — сохранение существующих параметров сделки, но обозначить в перспективе частичный или полный отказ от участия в ОПЕК+. В бюджете Саудовской Аравии на 2020 год заложена цена Brent $80 за баррель. Для того чтобы саудовский бюджет вышел «в ноль», среднегодовая стоимость барреля должна вырасти еще почти на 20%. То есть вновь возникают мысли о возможном расколе как ОПЕК, так и ОПЕК+ и возникновении на их обломках новой организации, в которой главные роли будут распределены между Саудовской Аравией и Россией».

Можно привести еще один факт, намекающий на то, что жизнедеятельность ОПЕК в существующем составе продлится недолго. Иран, подвергнутый новым американским санкциям по ограничению экспорта нефти, находит возможность элементарно обходить ограничения, наложенные Вашингтоном. По данным французской консалтинговой фирмы Kepler, специализирующейся на углеводородных рынках и транспортировке энергоресурсов, за первую половину июня исламская республика переправляла танкерами на экспорт почти 650 тыс. в день. По информации аналогичного статистического сервиса TankerTrackers, Поднебесная и нефтеперерабатывающие заводы Европы продолжают импортировать иранскую нефть. «Подобные случаи опять же говорят о расколе в составе ОПЕК и ОПЕК+, поэтому можно предположить, что решения картеля и альянса в расширенном составе лишь предупреждают о будущей реформе обеих организаций», — отмечает Суверов.

На Россию в целом, то есть на бюджет нашего государства, разногласия среди зарубежных экспортеров «черного золота», по утверждениям чиновников, не окажут серьезного воздействия. По словам Максима Орешкина, повышение цен на нефть сейчас для России значит гораздо меньше, чем 5–7 лет назад.

Тем не менее независимые эксперты предупреждают: внезапный отказ от соглашения ОПЕК+ рискует обвалить мировые цены на нефть в два раза, что грозит России очередным кризисом по образцу 2008 или 2014 года. Но и потенциальный рост нефтяных цен, как ни парадоксально, может ударить по кошелькам рядовых потребителей. «Удорожание барреля к концу 2020 года несет угрозы для отечественной экономики, — предупреждает руководитель аналитического департамента Amarkets Артем Деев. — Как свидетельствует практика российского энергетического рынка, такие изменения способны вызвать повышение цен на топливо и, как следствие, рост цен на большинство товаров и услуг».

Александр Новак: вероятность мирового нефтяного кризиса низка

Глобальный нефтяной рынок вошел в зону турбулентности: новые санкции США к Ирану, которые могут вступить в силу в ноябре, торговые войны между крупнейшими экономиками мира — Америкой и Китаем и заявления президента Соединенных Штатов Дональда Трампа в Twitter толкают цену нефти вверх, но тем сильнее и драматичнее может быть ее падение. Об усилиях России по стабилизации рынка, противостоянии санкциям и прогнозах цен нефти в интервью РИА Новости в кулуарах Российской энергетической недели рассказал министр энергетики страны Александр Новак. Беседовали Дмитрий Киселев и Елизавета Паршукова.

Выступая на Российской энергетической неделе, президент России Владимир Путин сказал о причине повышения нефтяных цен: «Дональд (Трамп, президент США — ред.), посмотри в зеркало и увидишь человека, который виноват в повышении цен на нефть». Какие у Путина были основания так сказать?

— Рынок любит тишину и всегда работает, опираясь на фундаментальные факторы. А вот громкие заявления напрягают рынок, и участники всегда реагируют или в сторону повышения, или снижения цен, в зависимости от того, что они ожидают от этих заявлений.

Сейчас первое, что приходит в голову, это заявления США о решении ввести санкции против Ирана с ноября. Это самый главный, наверное, фактор на сегодняшний день. Участники рынка не понимают, как это повлияет на него: можно только предполагать, будут ли санкции введены в максимально жесткой редакции, как поведут себя потребители иранской нефти, продолжат ли они покупать сырье вопреки санкциям. Идет цепная реакция заявлений, которая оценивается участниками рынка, и они закладывают в цену риски на то, что часть иранской нефти уйдет с рынка.

Это все факторы неопределенности, которые дезинформируют или дестабилизируют прогноз ситуации на рынке, поэтому фьючерсы очень активно реагируют. Сегодня участники рынка, на мой взгляд, формируют цены не на основании баланса спроса и предложения и других фундаментальных факторов, таких как курс доллара по отношению к другим валютам, а на основе конкретных словесных интервенций либо прогнозов с туманным будущим.

Насколько успешно ОПЕК+ может противостоять этим словесным интервенциям?

— Действия, которые сейчас предпринимаются в рамках совместного соглашения от декабря 2020 года между 24 странами, так называемой сделкой ОПЕК+, ориентированы прежде всего на достижение фундаментального баланса спроса и предложения. В июне мы договорились о том, что добыча должна быть увеличена на 1 миллион баррелей суммарно всеми странами, и мы к этой цели идем. В течение первых трех месяцев общая добыча увеличилась примерно на 500 тысяч баррелей. Я думаю, в сентябре добыча будет чуть больше и мы уже в сентябре или октябре выйдем на этот 1 миллион баррелей, вернемся к целевым показателям по соглашению — 1,8 миллиона баррелей сокращения от уровня октября 2020 года.

Я считаю, что это правильная политика, проводимая странами, и она учитывает не словесные интервенции, а прежде всего фундаментальные факторы, оценивающие текущее состояние рынка и прогноз на несколько месяцев.

Но, судя по всему, ваши действия не очень помогают, если цена растет. Есть ли реальные меры противодействия?

— Я бы сказал, что сейчас из-за неопределенности цены волатильные — они растут, но могут и упасть. Увеличение добычи — это не простой процесс, для этого должны быть свободные производственные мощности либо должны быть инвестиции в увеличение добычи. А сегодняшнюю резкую волатильность можно отнести не к долгосрочному, а к очень краткосрочному периоду: мы не знаем, что может в ноябре произойти, вырастет ли цена еще больше или упадет от решения по Ирану. Поэтому, конечно, скоротечно принимать какие-то такие фундаментальные решения по увеличению добычи или по снижению, на мой взгляд, не правильно. Нужно очень хорошо понимать, какой прогноз будет по добыче, предложению и спросу в течение ближайших нескольких месяцев.

То есть вы считаете, что текущие цены на нефть перегреты? И какая, на ваш взгляд, была бы оптимальная цена для России?

— Не хотелось бы говорить о конкретных ценах — наши словесные интервенции тоже часто влияют на рынки. Я просто говорю, что цена сегодня, на мой взгляд, учитывает несколько долларов, которые учитываются участниками рынка в качестве рисков в сегодняшней цене.

А сколько долларов?

— По моей оценке, которая может не соответствовать действительности, это примерно 5-7 долларов от текущей цены. Это не только заяления и действия президента США Дональда Трампа, но и заявления потребителей о перспективах импорта иранской нефти.

Как вы считаете, есть ли какой-то предел, выше которого цена нефти вряд ли поднимется?

— Президент России Владимир Путин сказал на панели, что Россию устраивает цена в 65-75 долларов за баррель. Для нас важно, чтобы цена была более-менее стабильной, чтобы волатильность была не такой большой, как это было в 2014-2015 годах, когда резко цена упала, или сегодня, когда есть угроза обвала цен, если вдруг будет перепроизводство нефти на рынке. Поэтому пусть лучше она будет менее волатильной, но на более стабильных показателях.

В сделке ОПЕК+ участвуют 24 страны, но на деле складывается ощущение, что внутри ОПЕК+ принимают решения Россия и Саудовская Аравия. А ведь раньше Саудовская Аравия совсем не смотрела в нашу сторону и взаимодействие было очень трудно наладить. Чем вы объясняете такой поворот саудитов к России?

— Я бы сказал, что Россия и Саудовская Аравия были ключевыми игроками и инициаторами этого проекта, консолидаторами для принятия решений. Суммарный объем добычи нефти 14 стран ОПЕК составляет около 32 миллионов баррелей в сутки — это треть от мирового объема. С участием России и других стран, не входящих в ОПЕК, этот объем уже достигает порядка 50 миллионов баррелей. Наиболее эффективно достигать целей, если в связке работает большее количество стран.

Допустим, когда мы в июне приняли решение об увеличении добычи на 1 миллион баррелей в сутки, из 24 стран общую динамику увеличения мы увидели по результатам первых двух месяцев по 12 странам, в других 12 странах продолжилось падение. Общий объем добычи вырос примерно на 500 тысяч баррелей в сутки.

Вы не раз говорили, что Россия намерена продолжать сотрудничество с Ираном. Но какие пути сотрудничества у нас есть с учетом того, что в ноябре против Ирана будут введены санкции?

— Во-первых, надо дождаться, какие решения будут приняты в ноябре. Мы выступаем за то, чтобы Иран как крупнейшая страна-экспортер энергоресурсов на мировые рынки оставался участником этого рынка. Мы не приемлем односторонних санкций, которые не соответствуют решениям ООН.

Безусловно, нужно с юридической точки зрения оценивать дальнейшие возможности и механизмы взаимодействия с Ираном, чтобы наши компании не понесли ущерба, особенно публичные компании. Мы сегодня этим занимаемся, ищем такие инструменты и механизмы. О конкретных мехинизмах для реализации совместных проектов по добыче нефти и газа в Иране либо в третьих странах пока нет необходимости говорить, чтобы не создавать дополнительные риски для наших компаний.

Будет ли продолжена программа «Нефть в обмен на товары» и сохранится ли ее объем?

— Это программа началась в 2014 году, еще до снятия ранее введенных санкций относительно Ирана, и продолжалась, когда санкции были сняты. Если опять будут введены санкции, то она все равно будет продолжаться, потому что этот механизм, предусмотренный меморандумом, носит долгосрочный характер и выгоден обеим странам. Объем поставок сейчас предусмотрен в объеме 5 миллионов тонн в год, но он может быть изменен в зависимости от желания сторон.

В случае введения санкций против Ирана и появления дефицита нефти на рынке, как вы считаете, сможет ли ОПЕК+ покрыть этот дефицит?

— Иран в последнее время экспортировал 2,7 миллиона баррелей нефти в сутки. Будущее будет зависеть от того, какой объем нефти уйдет с рынка в результате этих санкций. Мы рассчитываем, что незаконные санкции не так сильно повлияют, чтобы сто процентов иранской нефти ушло с рынка. Свободные мощности есть у стран-экспортеров, добывающих нефть, плюс собственную добычу увеличивают страны-импортеры, уменьшая закупки нефти. Мы должны оценить последствия, связанные с введением санкций и снижением темпов роста мировой экономики в целом на потребление и спрос.

Есть много факторов, которые нужно смотреть, считать, прогнозировать, но фундаментально, в целом у нефтедобывающих стран есть все возможности, чтобы сохранить баланс спроса и предложения.

45 лет назад, в октябре 1973 года начался нефтяной кризис из-за того, что ряд стран отказались поставлять нефть в США и Японию. Есть ли вероятность того, что из-за Ирана повторится мировой нефтяной кризис?

— Мне кажется, вероятность довольно низкая, все-таки на сегодняшний день ситуация совсем другая: всего в мире добывается 100 миллионов баррелей нефти в сутки, а речь идет о возможном выпадении максимум 2,7 миллиона баррелей. Есть потенциал роста добычи и механизмы балансировки спроса и предложения. Может, балансировка займет какое-то время, но тем не менее сегодня ситуация более стабильная.

Новак о будущем сделки ОПЕК+: текущий диапазон цен на нефть комфортен для всех

Глава Минэнерго Александр Новак в интервью ТАСС рассказал о том, что повлияет на решение ОПЕК+ сокращать добычу в 2020 году, будет ли Россия помогать Ирану экспортировать его нефть в условиях санкций и какая цена нефти устраивает производителей и потребителей.

О будущем сделки ОПЕК+

— Не так давно прошло заседание мониторингового комитета ОПЕК+ в Абу-Даби. В отличие от ваших ближневосточных коллег вы не высказались в поддержку идеи снова сократить добычу в 2020 году. На сегодня есть окончательная позиция по этому вопросу?

— В принципе, на встрече в Абу-Даби все участники переговоров согласились, что пока нет необходимости консолидированно делать какие-либо серьезные заявления, так как у нас есть возможность посмотреть за ситуацией на рынке в ноябре.

Это позволит нам до совещания подойти к обсуждению сделки с уже согласованной в той или иной степени позицией.

— За чем именно будете следить?

— За тем, как обстоит ситуация с запасами, с экспортом иранской нефти, с добычей в других странах. Будем следить за динамикой цены нефти в этот период, за ситуацией с Китаем и США в сфере их торговых взаимоотношений. Не секрет, что по этому вопросу возможны решения на G20. Также на рынок могут оказать влияние решения центробанков различных стран. То есть существует множество факторов.

— Вы упомянули, что цена нефти является одним из факторов, который оказывает влияние на позицию России. Текущий уровень цен нас устраивает?

— На мой взгляд, текущий диапазон цен комфортен для производителей и потребителей. Скачок до $86 носил краткосрочный характер и был связан во многом с ажиотажем вокруг Ирана. Сейчас цены скорректировались, хотя неопределенность с Ираном сохраняется в некоторой степени.

— Фактор санкций против Ирана по-прежнему оказывает сильное влияние на рынок или ажиотаж уже спал?

— На мой взгляд, большая часть этого риска уже отыграна.

— С учетом того, что США разрешили некоторым странам экспортировать нефть из Ирана, остается ли еще опасность возникновения дефицита на рынке нефти? По вашим данным, что сейчас происходит с иранскими поставками?

— Мы не знаем точно, что прямо сейчас происходит с экспортом Ирана. Такая информация есть только у них и у их покупателей. Данные приходят не ежедневно, а с небольшим опозданием, поэтому сведения за ноябрь мы увидим только в середине декабря.

— В декабре в Вену вы поедете уже со сформированной позицией о том, что надо делать в 2020 году?

— Безусловно, нам к министерской встрече нужно окончательно сформировать свою позицию. Но даже к этому времени у нас не будет данных за ноябрь по Ирану. Поэтому в этом вопросе придется основываться на оценках технического комитета ОПЕК+. Независимых источников не будет.

— Саудовская Аравия считает, что было бы неплохо сократить добычу на 1 млн баррелей в сутки к уровню октября. Звучала даже цифра 1,4 млн баррелей… Если будет принято решение о сокращении добычи, как в таком случае будут распределяться квоты между странами, если последние полгода наращивали только Россия и Саудовская Аравия?

— Если решение о таких объемах будет принято, то алгоритм распределения квот будет определен на министерской встрече (в декабре — прим. ТАСС). Сейчас об этом говорить преждевременно.

— Перед поездкой в Абу-Даби вы совещались с российскими нефтяниками. Какова их позиция по поводу дальнейшего участия в сделке ОПЕК+?

— Да, у нас была встреча с компаниями. Тогда все высказались в ключе, что соглашение показало свою эффективность для нефтяной отрасли, экономики и бюджета. Они также подтвердили, что продолжение сотрудничества в этом формате целесообразно и в дальнейшем.

— Предлагал ли кто-то из компаний выйти из сделки?

— Таких заявлений не было. На взгляд коллег, механизм показал свою эффективность, поэтому его надо использовать и в дальнейшем. Все также согласились с позицией, что сейчас рано принимать какие-либо решения по параметрам сделки в 2020 году. С другой стороны, компании сообщили, что готовы при необходимости изменить объем добычи нефти.

— Готовы ли российские компании в таком случае более гибко управлять своей добычей, чтобы сокращать или наращивать быстрее, чем это было в 2020 году?

— Эти решения принимают непосредственно компании. У них разная ситуация и возможности резко или плавно сокращать добычу нефти. Поэтому здесь все индивидуально.

— Какая сейчас добыча нефти в России?

— В ноябре она несколько ниже октября. Мы уже внесли свой вклад в стабилизацию ситуации на рынке.

За первые 27 дней ноября добыча меньше октября на 40 тыс. баррелей в сутки.

— До конца года добыча может вырасти?

— Резких колебаний быть не должно. В среднем уровень октября будет поддержан до конца года.

— Министр энергетики Саудовской Аравии Аль-Фалех говорил, что с июня королевство нарастило экспорт нефти и завоевало новые направления. Что можно сказать про нас?

— У нас увеличилась добыча, поэтому вырос и экспорт — примерно на 4,7% на текущий момент.

Кто сбивает нефтяные цены?

В 2011 — 2014 годах нефтяные цены устойчиво держались выше 100 $ за бочку. После ухудшения российско-американских отношений цены пошли вниз и дошли до уровня 40$ за бочку в 2015 году. Затем цены на нефть стали медленно подниматься и к середине 2020 года достигли уровня почти 80$. Сейчас цены опять падают. Нефть торгуется по 64$ за бочку и раздаются голоса, утверждающие, что она опять упадет до 40.

В чем причина таких колебаний нефтяных цен. Кто их сбивает?

У нас в России считалось, что в 2014 году цены сбили американцы, чтобы наказать непокорную Россию. Озвучивалась также версия, что цены сбили в свое время саудиты, чтобы звоевать большую долю рынка и чтобы в сговоре с американцами наказать непокорную Россию.

Однако, смущает то, что Россия никак не пытается играть на повышение нефтяных цен. Ведь, достаточно лишь чуть-чуть прикрыть вентиль на нефтепроводах и цена взлетит опять до небес. Напротив, российские нефтяники устанавливают рекорд за рекордом месячной добычи нефти. Например, только что были озвучены данные об очередном рекорде 11,41 млн. баррелей в сутки российской нефтедобычи в октябре 2020 и цена стала стремительно падать от уровня 75-80$ до уровня 64$ за бочку. То же самое наблюдалось в 2015 году, когда нефтяные цены демонстрировали сорокадолларовый минимум. Российские нефтяники тогда поставили рекорд добычи на уровне 10,5 млн баррелей в сутки. Получается, что, именно, Россия создает избыток нефти на рынке, что и приводит к падению нефтяных цен. В чем здесь логика? Неужели российские нефтяники действуют во вред себе и своему государству? Их прибыли и доходы государства прямо связаны с нефтяными ценами.

Ларчик, однако, открывается просто. Цена на газ, как сжиженный, так и трубопроводный, прямо зависит от цены бочки нефти. И при цене нефти меньше 50 — 60$ за бочку добыча американского сланцевого газа на большинстве их месторождений становится нерентабельной. А, в убыток на дотациях долго продержаться невозможно. Таким образом, при низких ценах на нефть ни о каких поставках американского сжиженного газ в Европу речи идти не может, поскольку у США нет его избытка, вследствие простоя большинства их месторождений. При низких ценах на нефть у Европы нет альтернативного источника российскому трубопроводному газу и проекты Турецкий поток и Северный поток-2 успешно развиваются, а Северный поток-1 работает на полную мощность. Европа оказывается пристегнутой к России системой трубопроводов, что, особенно, бесит американцев.

Американцы тоже могли бы поставлять сжиженный газ в Европу, но его цена оказывается существенно выше российского трубопроводного газа за счет более высоких издержек: более высокой себестоимости добычи, более высокой цены транспортировки, а также цены сжижения и разжижения. При низких ценах на нефть и, следовательно на газ, американцам никак не удается конкурировать с российским трубопроводным газом, поскольку цена их предложения оказывается существенно более высокой, чем у дешевого российского газа.

Временное повышение нефтяных цен в 2020 — 2020 годах было вызвано соглашением Россия — ОПЕК об ограничении нефтедобычи, из которого Россия, со всей очевидностью, вышла в середине 2020 года.

Низкая цена на нефть приводит к слабому рублю. Это имеет, как сильные, так и слабые стороны.

Слабые стороны заключаются в том, что импортные комплектующие подорожали в 2 раза и выросли издержки российского производства, в котором значительно используются эти импортные комплектующие. Предметы роскоши, которые импортируются Россией с Запада, также становятся не по карману большинству населения. В том числе страдает заграничный туризм. Ездить за рубеж стало дорого.

Сильные стороны слабого рубля заключаются в том, что западные изделия становятся неконкурентноспособными на российском рынке и они вытесняются во многих случаях изделиями российских производителей. Этому также способствует политика Правительства, которая нацелена на импортозамещение. Все государственные монополии сейчас также импортозамещают там, где это только возможно. К тому же ответные российские санкции способствуют развитию отечественного сельского хозяйства и отраслей с ним связанными. Растет поток туристов на отечественные курорты, что способствует развитию инфраструктуры внутреннего туризма. Больше денег остается внутри России, а вывозится за рубеж меньше.

В общем и целом, от низких цен на нефть плюсов больше, чем минусов. Поэтому, как это ни кажется парадоксальным, нефтяные цены сбивает, именно, Россия, а вовсе не зловредные США, как это могло бы показаться на первый взгляд. Оптимальный для России уровень нефтяных цен 50 — 60$ за баррель, при котором американские сланцевики не могут поднять головы. Чего здесь больше — политики или экономики? Трудно сказать.

У низких цен на нефть, есть, все-таки, один существенный минус, — низкое наполнение государственного бюджета. Этот минус правительство собирается преодолеть при помощи повышения налогов. НДС будет повышен в 2020 году до 20%. Таким образом, гражданам придется раскошелиться. Достижение геополитических целей стоит денег, а у кого же еще их взять?

Выбор редактора:  Трейдерам бинарных опционов Причины и следствия обвала китайских фондовых рынков

P.S. Провокация Порошенки и Ко с нарушением границы России военными кораблями — это ответ США на окончание строительства морской части Турецкого потока. Задача обострить отношения до такой степени, чтобы продолжение строительства Северного потока-2 стало невозможным. Идут ва-банк.
Сбивать Боинг, в очередной раз, не стали. Ограничились провокацией на море.

P.P.S 27 ноября 2020 г.
«Не успел отопительный сезон начаться, как американский СПГ снова стал невыгодным для продажи в Европе. Ранее рост цен на газ в странах ЕС благоприятствовал продажам, однако поставщики предпочитали более премиальный азиатский рынок. Теперь же у них нет выбора. Подорожание газа в самих США сделало поставки американского СПГ в Европу этой зимой убыточными, что открывает новые возможности для увеличения поставок российского газа как в страны ЕС, так и США.

В ноябре цены на американской газовой бирже Henry Hub выросли выше $ 4 за MMBTU ($ 142 за тысячу кубометров) и на таком уровне сейчас торгуются фьючерсные контракты с поставкой газа вплоть до марта. С учетом сжижения, доставки и регазификации себестоимость американского СПГ для европейских потребителей превысила $ 7 за MMBTU ($ 250 за тысячу кубометров). В то же время цена газа на мировом рынке стала снижаться. На самой ликвидной европейской газовой бирже TTF она опустилась до $ 250, а в Азии — до $ 355.

«Рост внутренних цен на газ в США пока существенно не повлияет на экспорт СПГ, так как даже при выросших ценах на Henry Hub поставки газа в АТР (Азиатско-Тихоокеанский регион) остаются рентабельными, хотя поставки в Европу уже становятся убыточными», — считает аналитик Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Александр Собко. Эксперт отмечает, что для самих американских производителей экспорт СПГ останется выгодным даже при дальнейшем росте внутренних цен в США или снижении мировых цен, так как стоимость сжижения уже оплачена покупателями.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач отмечает, что рост цен на газ на Henry Hub, к которому привязаны цены на американский СПГ, особенно на фоне падения цен на нефть и привязанного к ней к газа в Азии, возвращает поставщиков американского газа в зону убытков. «С другой стороны, такие цены внутри США несколько улучшают экономику добывающей индустрии в Америке, которая также находится под давлением из-за снижения цены нефти», — говорит замдиректора ФНЭБ.

Как отмечает издание The Economist, цена российского газа в Европе составляет $ 5 за MMBTU ($ 177 за тысячу кубометров). Поэтому американскому СПГ по-прежнему сложно конкурировать с ним. В начале ноября в «Газпроме» заявили о том, что экспорт газа за 10 месяцев вырос на 4,4% — до 164 млрд кубометров. Поэтому у российского холдинга есть все шансы в этом году превысить прошлогодний рекорд и перешагнуть поставки в объеме более 200 млрд кубометров газа.

Поэтому неслучайно представители «Газпрома» на встрече с инвесторами в Нью-Йорке сравнили поставки американского СПГ на европейский рынок с несколькими каплями на фоне тех объемов, которые по трубопроводу поставляются российским холдингом. «Многие из вас начинают утро с чашки кофе. Если сравнить объем поставок „Газпрома“ на европейский рынок с чашкой кофе, то поставки американского СПГ составят всего несколько капель», — сказал глава управления департамента 123 «Газпрома» Кирилл Полоус, сообщает «Интерфакс».»
Подробнееeadaily.com

6 декабря 2020г.
«Цены на нефть падают, а вместе с ними и курс российского рубля. В эту пятницу в австрийской столице Вене может решиться дальнейшая судьба сделки ОПЕК+ по снижению уровня нефтедобычи. Весь мир без преувеличения ждет результатов встречи министров стран ОПЕК+. Если договоренности достичь не удастся, нефтяные котировки продолжат снижаться. Удивительно, но именно Россия, остро нуждающаяся в нефтедолларах, может стать камнем преткновения при снижении добычи «черного золота». Как так вышло?
Если взять за скобки Иран, обложенный американскими санкциями, чьи власти прямо заявили, что уменьшать добычу не будут, пока действуют ограничительные меры США, то всем остальным странам, богатым углеводородами, поддержание высоких нефтяных котировок через снижение уровня производства совершенно необходимо. И, как ни странно, именно Москва на этот раз заняла «особую» позицию. Участники ОПЕК+ ждут от российских компаний сокращение добычи на 300 тысяч баррелей в сутки. Но министр энергетики Новак отстаивает перед Картелем уровень вдвое меньший – всего 150 тысяч баррелей. Чем же объясняется столь необычное требование страны, плотно сидящей на «нефтяной игле»?

Оказывается, по словам Александра Новака, всему виной… русская зима.»
Подробнееtopcor.ru/4095 на сайте Репортер.

Представляется, что наш министр, мягко говоря, лукавит.

Новак не исключил повышение цена на нефть до 80$

В апреле стоимость нефти может повыситься до 80 долларов за баррель. Так считает глава Минэнерго Александр Новак.

На вопрос журналистов о вероятности увеличения цены на нефть до пункта в 80$, Новак в ответ не исключал такую возможность. При этом он не смог назвать точную стоимость на «черное золото» в связи с ее волатильностью. Новак пообещал дать более точный ответ, когда ситуация станет более стабильной. По его словам, основные страны по производству нефти пришли к контенсусу по факту реализации венских соглашений о добровольных изменениях добычи продукта, а рынком замечен успех усилий России по снижению запасов, на что идет позитивная реакция.

Подписаться:

Поделиться:

Министерство энергетики России ожидает в среднем по нынешнему году стоимость нефти в размере 55–60 долларов за один баррель. Об этом рассказал глава ведомства…

Глава Минэнерго Александр Новак прокомментировал цены на нефть в предстоящем году. С первого же месяца ее цена может вырасти до 55-60 долларов за баррель.

Рынок нефти сбалансируется примерно через 1-1,5 года. Об этом прессе рассказал Александр Новак, который является главой российского Минэнерго.

Где купить косметологическое оборудование?

Сейчас очень популярны салоны красоты, косметологические кабинеты и т.д. Конечно, появляются новые процедуры, для которых требуется определенное оборудование.

VC Garant: отзывы довольных клиентов говорят сами за себя

Многих граждан из постсоветского пространства привлекает жизнь в Европе, ведь трудно не увидеть те неоспоримые преимущества, которыми пользуется европейское…

Покупайте билеты в теат онлайн

Многие люди любят театр, но очень часто не хватает времени ни на походы туда, ни даже на покупку билетов. Конечно, сейчас существует множество интернет…

Новак не исключает повышение цены на нефть до $80

Цена на нефть в апреле может достичь $80 за баррель. Об этом, как сообщает РИА Новости, заявил глава Минэнерго РФ Александр Новак.

На вопрос, считает ли реальной цену на нефть в апреле на уровне $80 за баррель, Новак ответил: «Все может быть, я не исключаю, в том числе геополитические факторы могут влиять. Но это, на мой взгляд, не фундаментальная цена на нефть на сегодняшний день».

«Фундаментальной назвать цену на нефть мы никакую сейчас не можем, потому что она стала очень волатильной. Когда она будет более стабильной, тогда можно будет сказать, когда более справедливая цена», — отметил Новак.

Новак объяснил, почему России невыгодна высокая цена на нефть

Высокие цены создают угрозу перехода потребителей на другие источники энергии

Министр энергетики России Александр Новак заявил, что России невыгодна высокая цена на нефть, потому что слишком высокие цены создают угрозу перехода потребителей на другие источники энергии и меньшего потребления нефти. Кроме того, по его словам, российские компании сообщают, что для них лучше, если цена на нефть «будет ниже, но стабильная».

С одной стороны, по словам министра, чем выше цены — тем лучше для стран-экспортеров, включая Россию. «Бюджет больше пополняется, компании больше получают. Но даже сегодня сами компании российские, работающие на глобальных рынках, говорят о том, что пусть лучше она будет ниже, но стабильная. Это первый фактор», — сказал министр в интервью телеканалу «Россия 24» в кулуарах Российской энергетической недели, цитата по РИА Новости.

Вторая причина негативных последствий высоких цен на нефть — угроза того, что потребители перейдут на другие источники энергии. «Они [потребители] будут стремиться экономить», — пояснил министр.

Принц Саудовской Аравии предсказал уход России с нефтяного рынка к 2037 году

Сейчас темпы роста мировой экономики составляют 3,9% в год, а если цена нефти слишком сильно увеличится, темпы роста экономики замедлятся до 2,3%, предположил Новак. «То есть и потребление самой нефти может снизиться. Сейчас очень высокий рост спроса ежегодно на нефть — 1,5-1,6 миллиона баррелей в сутки. Но если цены будут слишком высокие, то спрос может уменьшиться. И это невыгодно ни производителям, например, нашей стране, ни потребителям», — сказал он. Таким образом, нужно всегда думать о некой цене, которая устраивает и потребителей, и экспортеров, заключил Александр Новак.

Министр энергетики предположил, что цена нефти в 65-75 долларов за баррель снизила бы риски нового кризиса на нефтяном рынке. «Мы не хотели бы иметь сиюминутную выгоду с последующим резким падением цены. А это может быть при высоких ценах, потому что тогда идет перепроизводство, тогда начинают реализовываться проекты, не совсем эффективные, и рынок заливается нефтью», — объяснил он.

Новак считает, что повторение кризиса на рынке нефти, как это было в 2014 году, маловероятно. В числе сдерживающих кризис механизмов он назвал меры 24 стран, принятые в рамках сделки ОПЕК+ — в конце 2020 года в Вене 24 государства договорились о сокращении добычи нефти на 1,8 миллиона баррелей в сутки с уровня октября 2020 года. «Мировой нефтяной рынок всегда развивается циклично. Но при этом есть инструменты и механизмы, которые бы позволяли сглаживать эту волатильность, в том числе прекрасный пример — сотрудничество 24 стран последние два года [сделка ОПЕК+]. То есть за счет совместных действий по сокращению добычи мы быстрее прошли период кризиса и выхода из этой ситуации», — сказал он.

Россия не планирует вступать в организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК), но может стать в ней наблюдателем, сообщил глава Минэнерго России. «Мне кажется, в этом [стать членом ОПЕК] нет необходимости и целесообразности. Это накладывает определенные обязательства», — пояснил он. В июне стало известно, что Россия получила предложение стать наблюдателем в организации стран — экспортеров нефти, сейчас это предложение рассматривается. «Никаких решений пока не принято. Здесь нужно все очень серьезно взвесить», — сказал министр.

Медведев одобрил субсидии на бензин и повышение налогов для нефтяников

Кроме того, в интервью телеканалу Новак рассказал, что с января 2020 года может пойти газ по обеим ниткам «Турецкого потока». Первая нитка предназначена для поставок газа Турции, вторая — для стран Южной и Юго-Восточной Европы. «Газпром» рассматривает варианты продолжения газопровода через Болгарию и Сербию либо через Грецию и Италию, рассказал глава Минэнерго.

Александр Новак в интервью также обсудил высказывания президента США Дональда Трампа о ценах на нефть. Ранее президент России Владимир Путин на пленарной сессии форума «Российская энергетическая неделя» сказал: «Если ты хочешь найти виновника роста цен на нефть, Дональд, тебе нужно посмотреться в зеркало».

Новак считает, что эмоциональные высказывания американского президента в том числе влияют на рынок нефти. «Те эмоциональные всплески, высказывания, твиты, которые идут со стороны руководства США, — они вносят сумятицу на рынок. И в принципе рынок не понимает: как действовать . в будущем. Например, вот та цена, которая на сегодняшний день формируется на рынке, на мой взгляд, она несколько завышена относительно той, если бы не было этих эмоциональных всплесков», — сказал он.

Ранее Дональд Трамп неоднократно обвинял ОПЕК в завышении цен на нефть и требовал снизить их. Президент США считает, что международная организация манипулирует рынком нефти и должна прекратить это.

Российская энергетическая неделя (РЭН) проходила в Москве 3-6 октября.

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2020 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО «ОрденФеликса», Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2020 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями :«Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

А.Новак не хочет, чтобы Россия сокращала добычу нефти. Все наладится само собой

Глава Минэнерго РФ А.Новак 16 сентября 2015 г деликатно заявил, что России не стоит сокращать добычу нефти. Так обыватели уже давно знают, что Россия и не сможет выжить без нефтедолларов.

Глава Минэнерго РФ А.Новак 16 сентября 2015 г деликатно заявил, что России не стоит сокращать добычу нефти.

Хотя об этом попросили терпящие бедствие из-за низких цен на нефть Венесуэла и Эквадор.

К России по этому поводу уже обращались представители Венесуэлы, Алжира и Эквадора.


Причем обращаются эти страны по поводу снижения объемов добычи к России периодически.

Однако А.Новак в очередной раз лукаво заявил, что искусственное сокращение добычи нефти не принесет пользу, а только усугубит ситуацию.

Он не уточнил, что не принесет пользу только России, которая сидит на нефтяной игле.

Глава Минэнерго РФ в очередной раз блеснул своими познаниями нефтяных реалий.

Нефтяной рынок приходит к балансу из-за повального сокращения инвестиций.

Действительно, даже Р.Тиллерсон недавно поведал миру в г Вене о том, что дешевые инвестиции давят на цены на нефть, не давая им подняться.

Ай-яй-яй, как бы говорит обывателям глава ExxonMobil, нефтянка не всегда гарантирует высокие доходы. Может и не время сейчас вкладывать в нефтянку.

Не будет инвестиций, РОссия может забыть о шельфовых проектах в Арктике.

Любопытно, что Р.Тиллерсон достаточно выборочно призывает не вкладывать в нефтянку.

По его мнению, вкладывать в проеткы добычи сланцевой нефти в США — это самое выгодное вложение.

Вот такая у него экспертная оценка.

Вероятно, понимая, что у России нет никаких методов воздействия на ситуацию, никаких конкретных мер по исправлению ситуации А.Новаки не озвучил.

Однако России нужно что-то делать.

А. Новаку нельзя ждать, как его коллегам из других стран-производителей нефти, которые просто ждут, что рынок выправится сам по себе.

10 сентября 2015 г А.Новак поведал о том, что снижение добычи нефти за последние 3 месяца 2015 г может стать позитивным сигналом для экономики.

Это сбалансирует рынок.

Аналитики считают, что на снижение мировых нефтяных котировок сильно влияет переизбыток предложения нефти.

Ряд экспертов считает, что сейчас в мире добывается слишком много нефти.

Не нужно быть экспертом, чтобы знать, что избыток составляет более 6 млн барр/сутки нефти.

До трагического свержения М.Каддафи в 2011 г, в мире существовал избыток нефти 1 млн барр/сутки.

Так это было даже во благо, потому что служило резервом, обеспечивающим стабильность рынка.

Равновесная цена тогда была около 70 долл США /барр.

Кому -то это не понравилось,и любители контролируемого хаоса организовали арабскую революцию достоинства в Ливии.

Россия тогда заняла слишком мягкую позицию, хотя могла шевельнуть мускулами.

Цены на нефть поползли вверх на радость российским чиновникам, для которых наступил золотой век.

Это только в кино бывает, что чиновник сильно заботится о развитии страны.

Было бы так, то в России уже и разработки российских ученых внедрялись, и производство было бы существенно более диверсифицировано.

Однако вместо этого росло количество шикарных автомобилей, вилл и мега-яхт.

Никто не спорит, люди которые смогли дорваться до распределения гигантских средств, могут себе кое-что позволить, но не до такой же степени.

Лакмусовой бумажкой оценки эффективности деятельности чиновников является уровень кризиса в России в связи с падением цен на нефть.

Кризис треплет только Россию, а страны Запада только жиреют на экономии бюджетных средств от падения цен на нефть.

Разве трудно было властям России предположить, что цены на нефть могут упасть?

Разве не было сланцевой революции в США, результатом которой стало значительное увеличение добычи сланцевой нефти?

Разве не было известно, что у саудитов есть около 700 млрд долл США резервов, которые при численности населения около 30 млн человек позволят им спокойно прожить пару лет при любой цене на нефть.

Разве можно было втягиваться в конфронтацию с Западом по Украине и забыть, что именно падение цен на нефть послужило причиной развала СССР?

Ныне страны-производители не хотят снижать уровень добычи по разным причинам.

Саудиты — потому что откровенно выдавливают Россию , США и североморские страны из дорогостоящих проектов.

А Россия просто не может прекратить добычу, потому что без нефтедолларов экономика страны рухнет.

Страшно даже представить, что будет, если США продавит санкции против России, включающие эмбарго на нефть.

Это вполне реально, когда на рынок со своей нефтью выйдет Иран.

Можно не сомневаться, что все это ждет Россию, и все сценарии уже написаны.

Придет время, занавес поднимается, а актеры уже известны.

Но даже нефтедоллары уже не спасают Россию.

Ныне власти России легко играют курсом рубля к доллару США, увеличивая курс пропорционально снижению цен на нефть, обеспечивая стабильный прито к рублей.

Эти рубли — обесцененные.

Но, власти не повышают пенсии и не увеличивает расходы на социалку, потому что не из чего.

У откровенно богатых эта ситуация откровенно незаметна.

У кого есть накопления, пучть и небольшие , тоже чувчивуют себя более -менее уверенно.

Но основная часть населения в России живет от зарплаты до зарплаты.

И они попали в вилку, когда зарплаты не растут, а расходы на коммуналку — растут.

В г Москве, к примеру, удачно выбрали время, чтобы с граждан собирать деньги на ремонт жилых домов.

Это даже среднеобеспеченых москвичей возмутило.

В магазинах существенно выросли цены.

Весь вопрос в том, сколько сможет терпеть народ эту ситуацию.

Как известно, добрые самаритяне из США не дремлют, и внимательно, очень внимательно следят за ситуацией.

А они те еще мастера.

Не удивительно, что днем ранее, 9 сентября 2015 г А. Новак не исключил, что Россия в 2015 г может даже увеличить объемы добычи нефти, на 1% превзойдя показатели 2014 г.

А И.Сечин в г Сингапуре уточнил, что Россия в среднесрочной перспективе в пересчете на сутки готова выбросить на рынок еще 3,6 млн барр/сутки нефти.

По не ясно где эту нефть взять, но посыл — понятен.

Почему Россия не снижает добычу нефти, хотя рентабельность стремительно снижается?

Новак: цена на нефть может подняться до 100 долларов — такой риск есть

Будут ли Россия и Саудовская Аравия повышать уровень добычи нефти? Окажет ли Россия «помощь» Ирану в виде покупки «черного золота»? На эти вопросы в интервью Business FM ответил глава Минэнерго

Александр Новак. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Глава Министерства энергетики России Александр Новак дал интервью Business FM в рамках «Российской энергетической недели». С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

О ценах на нефть и об иранских санкциях

О дедолларизации

Об альтернативной энергетике и о тарифах на электроэнергию

Новак ожидает стабилизации нефтерынка к концу года

Нефтяной рынок стабилизируется к концу года, но высоких цен ждать не стоит, заявил глава ведомства Александр Новак в интервью «Вести. Экономика».

Восточный экономический форум дал импульс новым проектам ТЭК, заявил министр энергетики Александр Новак. Он ожидает восстановления рынка нефти.

Колебания на уровне $50 и ниже – это давление игроков.

«Это во многом связано со спекулятивными факторами», — считает он, но предупреждает, не стоит ждать роста цен выше $60.

«Рассчитывать на те цены на нефть, которые были 1-2 года назад, в $100 за баррель в ближайшей и среднесрочной перспективе вряд ли стоит. На мой взгляд, справедливые цены — $50-60 за баррель, в перспективе — $70», — прогнозирует министр.

По его оценке, еще существует превышение предложения над спросом в 1,3 млн баррелей в сутки, которое связано в том числе с себестоимостью производства сланцевой нефти, ставшей привлекательной при высокой цене на нефть.

Новак считает, что неэффективные проекты должны закрываться и этому поможет низкая цена на нефть, а не сокращение добычи: рынок должен переболеть.

«Мы наблюдаем, что рынок пока еще дестабилизирован, превышение предложения над спросом существует. В этом году, по оценкам всех экспертов и по статистике за полгода, мы ожидаем, что общий спрос на нефть вырастет примерно на 1,2 млн б/с. Это значительно выше, чем в прошлом году. Но, тем не менее, предложение пока еще остается высоким. Предложение составит в этом году 2,5 млн б/с. Этот профицит, он влияет на то, что цены держатся на достаточно низком уровне и имеют большую волатильность. В течение семи дней колебания составляют до 10% — это конечно не нормально», — отметил он.

Снижение добычи также наблюдается, в частности, в США упала добыча сланцевой нефти на 300 тыс. б/с.

«То есть мы видим, что уходят проекты неэффективные, уходят дорогие проекты. Это, в свою очередь, даст эффект балансировки рынка. Но конечно, это инерционный процесс — невозможно получить в течение одного-двух месяцев. Должно пройти какое-то время. Мы и раньше говорили, что это не менее чем полугода-года, возможно, этот процесс будет более длительным», — пояснил Новак.

«Даже в нынешних условиях снижения цен себестоимость добычи нефти во многих странах существенно снижается, потому что компании вынуждены приспосабливаться к низким ценам, сокращают свои издержки, повышают производительность труда, повышают эффективность, это дает дополнительный сигнал, чтобы цены держались на низком уровне», — отметил министр.

«В целом же бенчмарком на сегодняшний день можно назвать себестоимость добычи сланцевой нефти. Если цена будет выше себестоимости добычи средней по сланцевой нефти, значит, переизбыток, если будет на уровне, либо ниже — значит, будет дефицит. Это процесс циклический. Сегодня мы находимся в конечной стадии очередного цикла, когда сокращается объем добычи, и в какой-то момент они выровняют спрос, и тогда мы будем иметь обратные тренды повышения цены», — прогнозирует Новак.

Глава «Газпром нефти» Александр Дюков считает, что надо привыкать к нефти по $40-50 за баррель.

«Нам с этим жить, возможно, придется достаточно долго, — заявил он сегодня. — В конечном итоге цены вернутся к $90-100 за баррель, вопрос, к какому времени. Если страны ОПЕК продолжат наращивать добычу, они могут держать низкий уровень цен $40-60 за баррель довольно длительное время — 4-5 лет».

«Увеличение добычи странами ОПЕК на 2 млн баррелей в сутки удерживает цену на нефть в районе $50 за баррель, но она вернется к уровню $90-100 через несколько лет», — прогнозирует Дюков.

Новак считает, что про цену нефти в $100 за баррель «можно забыть»

МОСКВА, 7 октября. /ТАСС/. Минэнерго России считает справедливой цену нефти в $50 за баррель. Про высокий уровень цены, который ранее превышал $100, можно забыть, сказал в интервью агентству Reuters министр энергетики РФ Александр Новак.

«Все про $100 давно забыли. Мы живем исходя из того, что в среднесрочной перспективе справедливые цены — $50. Бюджет в 2020-м [году] у нас сверстан исходя из цены $43-45 за баррель», — сказал он.

По словам Новака, в долгосрочной перспективе цены на нефть будут близки к текущим уровням, так как падение добычи в Иране и Венесуэле замещается ростом добычи в США и в ряде других стран.

Комментарии

Конечно забыть ,гадить так гадить ,нафиг нам. сланец в конкурентах !!

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Мы живем исходя из того, что в среднесрочной перспективе справедливые цены — $50. Бюджет в 2020-м [году] у нас сверстан исходя из цены $43-45 за баррель», — сказал он.

По словам Новака, в долгосрочной перспективе цены на нефть будут близки к текущим уровням

И таки в долларах! Истину говорю. Все расходимся — краха доллара не будет.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Ну а в чем же еще? Не в боливарах же.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Все нормально. Бюджетное правило в действии. Не может же Новак сказать на всю страну, что все что сверх этой цены мы ОБЯЗАНЫ отдавать в зарубежный стабилизационный фонд (читай ДАНЬ) и вкладывать излишки в экономики стран Запада.

Устойчивость доллара тут ни при чем. Нет пока другого традиционного, понятного всем, эквивалента.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Головой об стену стукнись !какой такой международный стаб фонд? ,передай твоему учителю что он мурзилка !

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

не знаю где вы воспитывались, но уверен, что в лицо такое вы никому не скажете, т.к. отхватить можете с легкостью

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Так и представилось как Вы ножку отставили, губу оттопырили и сопливый пузырь под носом надули. В общем, очень важно выглядите.

А что про зарубежный фонд-то расскажите? А?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Ровно то же самое кричали в 2008-2013 гг. Мол, какого лешего, нафига нам кубышка, нет, чтобы в экономику, враги, кругом враги! А как пришел 2014-ый год — все оравшие про ненужностье моментально заткнулись на тему кубышки и её ненужности, и сидели как мыши под лавкой . Сейчас, я смотрю, снова голову начали поднимать.

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:
  • FinMax
    FinMax

    Бонусы для новых трейдеров до 10 000$!

  • BINARIUM
    BINARIUM

    Огромный раздел по обучению. Бесплатные прогнозы и стратегии!

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

с хозяйственной точки зрения вложение денег в ремонт квартиры соседа под его честное слово вернуть деньги когда потребуется — затея странная. Если только сосед не имеет существенных рычагов давления.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Свои деньги можешь тратить и проедать как тебе угодно.

А Россия будет и дальше держать часть средств в качестве государственной финансовой подушки.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

ну да, ну да . Зачем спорить при отсутствии логики и аргументов, правда?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

А зачем с тобой спорить?

Ты хочешь все потратить. Это твое право — хотеть все потратить.

Другие твои личные хотелки игнорируют. И тоже имеют право — игнорировать твои личные хотелки.

В чем проблема-то?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Это твое право — хотеть все по­тра­тить.

Зачем потратить? Можно просто уменьшить добычу, к тому же рентабельной нефти у нас не так уж и много.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

В самом деле, какая разница между «получить прибыль и запас на черный день» и «получить прибыль». И где же вы все такие умные были году эдак в 2015-ом, когда из стабфонда покрывался дефицит бюджета.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Умные в 2015 запустили АСК НДС и внезапно никаких проблем с дефицитом бюджета не осталось.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

По состоянию на 2014-ый в стабфонде было почти 6 трлн рублей, на 2020-ый запасы составляли всего порядка 1 трлн рублей. А так-то да, АСК НДС и никаких проблем с дефицитом бюджета не осталось.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

АСК НДС нормально заработала только с 2020-го.

А с дефицитом бюджета бороться можно не просто, а очень просто — режутся все госрасходы, не связанные с з/п бюджетников и дело в шляпе. Правда, и рост ВВП исчезает тоже.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Я конечно в экономике не силен, может быть вы меня просветите? В Великой депрессии тоже деньги откладывали в качестве подушки? Или строили дороги, инфраструктуру всякую? Разве вкладывать в собственную экономику — это не вкладывание денег?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Я конечно в экономике не силен, может быть вы меня просветите? В Великой депрессии тоже деньги откладывали в качестве подушки?

Не знаю, а при чем здесь Великая Депрессия?

Сейчас речь о том, что потратить ли все деньги сегодня или держать запас для обеспечения финансовой безопасности страны.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

ну при том, что америкосы тоже могли бы держать деньги в мешке, а они давали на проекты, которые создавали рабочие места, улучшали экономику. Вот и нам надо вкладывать в экономику, а не держать про запас непонятно для чего

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Если бы у них было что держать, глядишь, и не было бы Великой депрессии или её проявления были гораздо мягче.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

А что явилось причиной великой депрессии в США вам известно?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

какая разница, что явилось? Разница в том, как они выходили и как Россия выходит. Депрессия случилась, что ее обсуждать, надо решать как выходить из нее. Собирать деньги в мешок и ждать. когда станет еще хуже, по крайней мере не разумно. имхо, конечно

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Конечно же, разумно тратить всё здесь и сейчас. Как Саудовская Аравия. То-то с падением цен на нефть у радости полные штаны.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Поэтому «здесь и сейчас» пусть тратит свои личные.

А свои деньги Россия будет тратить так, как выгодно России.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

У Саудов ничего кроме нефти нет, и они ничего не развивали, а деньги тратили на себя любимых. Я имею ввиду королевскую семью. Ну и давали подачки подданым. Когда цена на нефть вечно стоит сто баксов — это нормально, но вечного нет ничего. Но я даже не знаю, во что они могли бы вкладывать? Туризм? кто к ним поедет? С их то режимом. Поэтому сауды не пример. А в России можно и нужно вкладывать. А то придумали слово «импортозамещение» и все.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Не вкладывать, а откладывать.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Россия и вкладывает, и откладывает.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Верно. Но отдельным товарищам это как серпом по бубенцам. Причем, если разобраться, то им серпом по бубенцам абсолютно любая монетарная политика, проводимая в России. Откладывают — плохо, потому что надо вкладывать. Вкладывают — плохо, потому что вкладывают не в то или пилят.

Вон, Lev Alex возмущается — злочинный МВФ запретил, панимаш, поднимать планку БП. Но если бы МВФ это одобрил и планку отсечения подняли, то тот же самый Lev Alex возмущался бы точно так же — злочинный МВФ-де работает на руку нашим ворам, чтобы они больше воровали и больше выводили в оффшоры. Есть такая категория людей, которым всё всегда будет плохо.

Анекдот вспомнился на эту тему. Мужик любил срываться на жене по любому поводу. Жене это надоело, решила его проучить — выполнять любую его прихоть. Приходит мужик домой — жена ему тапочки услужливо подносит. Садится за стол, жена наливает борщ. «Слишком горячий!». Жена подлила холодного. «Слишком холодный!». Жена подогрела. Сидит мужик, не знает, до чего бы докопаться. Говорит — «Включи свет». Жена включила. «Выключи». Выключила. «Включи». Включила. Он встает и выписывает ей леща. Жена — «Да за что!?». Муж — «А ты кому, ска, семафоришь?».

Вот и наши эксперты — если придраться не к чему, сами придумают, до чего придраться, и придерутся.

Новак: падение цен на нефть не окажет влияния на бюджет

Россия сдержанно отреагировала на решение ОПЕК не снижать объемы добычи нефти и на последовавшие вслед за этим решением обвалы до исторических минимумов рубля и всё той же нефти. В Минфине отметили, что бюджетная политика должна будет адаптироваться к новым ценам, но причин для паники не видят. Министр энергетики Новак считает, что падение цен на нефть не окажет влияния на бюджет страны.

Этот прогноз разделяет министр экономического развития Улюкаев, заявивший, что бюджет не пострадает даже при падении цен на нефть до 70 долларов за баррель. Да и многие эксперты говорят, что высокий курс доллара и слабый рубль позволят государству избежать резких экономических провалов. Итог подвел президент: Путин уверен, что после зимы цены на нефть могут сбалансироваться

Страны ОПЕК с развивающейся экономикой были готовы проголосовать за сокращение добычи нефти. Для них жизненно важно, чтобы цена не опускалась ниже 100 долларов. Но арабское лобби — Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и Эмираты — наложили свое вето. Квот на добычу нефти для стабилизации рынка не будет. И, судя по всему, лидера этой четверки — Саудовскую Аравию — все устраивает.

Рынок отреагировал моментально. Цены на горючее обновили минимум за последние четыре года и упали ниже 75 долларов за бочку. Подешевели металлы, золото, газ и другое сырье. Косвенно это отразилось и на акциях крупных европейских компаний. Эксперты уверены, ради чего бы не затевалась эта компания — попытка в сговоре с США повторить сценарий 1985 года и опрокинуть российскую экономику или борьба с конкурентами, демпингом они пытаются похоронить сланцевую добычу в США и заморозить разработки новых месторождений по всему миру, что нерентабельно при низких ценах, — лидеры ОПЕК сейчас в выигрыше. Но лишь пока. Запас прочность даже у Саудовской Аравии не такой большой. Да и рынок в ближайшее время сам все выровняет.

«Для нас с самого начала стало ясно, что после объявления ОПЕК о несокращении добычи, цены на это отреагируют, будут немножко понижены. Это неизбежная реакция рынка. В то же время никто из крупных производителей энергоресурсов не настаивал на особых действиях по выравниванию цен. В том числе и мы. Нас это в целом устраивает, и мы здесь не видим ничего особенного. Впереди зима, и уверен, что в первом квартале, в середине года рынок сбалансируется», — сказал Владимир Путин.

А пока российские компании готовы какое-то время торговать по низкой цене. Главное — покупателей не растерять. «Конечно, всегда хочется продать дороже, потребителям хочется купить дешевле. Но даже худший сценарий, падение цены ниже шестидесяти долларов, не будет являться драматичным для «Роснефт»», — уверен президент компании «Роснефть» Игорь Сечин.

Важна даже не сама цена, а какое время она будет держатся на таком низком уровне. Многие предсказывают длинный период так называемой дешевой нефти. Вопрос, насколько дешевой?

«Мы считаем, что рынок будет скорректирован, и сегодняшнее снижение, корректировка цен, которая происходит, благоприятно повлияет на то, что уйдут дорогие, неэффективные проекты. А цена, на наш взгляд, будет восстановлена до уровня, который для стран-экспортеров является комфортным. Это может быть 85-90 долларов», — считает министр энергетики РФ Александр Новак.

Учитывая, что российский бюджет рублевый, а его основной источник дохода — нефть, то валютные колебания неизбежны, пока не стабилизируются цены на топливо.

«Наш бюджет строится в рублях. И обязательства свои бюджет имеет и исполняет в рублях. Поэтому нам важна не долларовая, а рублевая цена. Вот рублевая цена, которая заложена в бюджет, — это 3600-3700 рублей за баррель нефти. Эти 3600 рублей складываются из двух составляющих — из выраженной в долларах цены нефти и соотношения курса доллара и рубля», — говорит министр экономического развития РФ Алексей Улюкае.

Балансируя на этой зависимости, правительство составило хоть и дефицитный, но все-таки максимально взвешенный для нынешних условий бюджет на ближайшие три года. Его на этой неделе единогласно одобрили в Совете федераций. В печати его уже назвали бюджетом эконом класса. Эксперты уточняют, что максимально гибким.

Правительство будет использовать запасные варианты и что называется «на ходу» отказываться от тех или иных расходов. Так, по словам главы Минфина, правительству необходимо перестроить бюджет на следующие годы, исходя из прогноза цены на нефть в 80 долларов. Скорее всего, это произойдет уже весной, как только станет понятно, продолжит ли Запад политику санкций. Пригодится и подушка безопасности — резервный фонд, который все эти годы пополнялся за счет высоких цен на нефть.

«Экономика сжимается, бюджет не может не реагировать на эту ситуацию. Поэтому мы приведем бюджет в соответствие с нашими возможностями, наши возможности позволяют в полном объеме выполнить все социальные обязательства и все необходимые инвестиционные проекты, которые мы начали. Будут задействованы ресурсы наших резервных фондов», — говорит министр финансов РФ Антон Силуанов.

Там сейчас находится почти 4 трлн рублей. Но использовать их будут лишь в крайней необходимости. Но любом случае, все социальные обязательства будут выполняться.

По словам министра финансов Силуанова, россиянам придется затянуть пояса. Правительство ставит главной задачей борьбу с инфляцией. А чтобы минимизировать потери рядовых граждан от плавающего курса валюты и падения цен на нефть, взят курс на замещение импортных товаров.

«Мы научились производству сельхозпродукции, переработке сельхозпродукции и наполнению российского рынка отечественной сельхозпродукцией, продуктами питания. Теперь мы разворачиваемым промышленные проекты. Если будем работать слаженно и будут помогать регионы, очень многое будет зависеть от лидеров регионов, мы сможем проблему импортозамещения быстро решить», — заявил первый заместитель председателя правительства Российской Федерации Игорь Шувалов.

Тем более что ситуация располагает. Такая девальвация рубля многим отечественным производителям только на руку. Целый ряд компаний и даже отраслей экономики смогли увеличить выручку, уменьшить долги и самое главное — вышли на российский рынок с привлекательной по цене продукцией. Особенно на фоне дорожающего импорта. И в перспективе все это позволяет надеяться, что Россия сможет наконец слезть с нефтедолларовой иглы.

Никита Васильев, Елена Мекертычева, Александр Марченко. «В центре событий».

Новак: нынешняя цена на нефть для России не критична

Основное решение, которого ждали от Венского форума ОПЕК как аналитики, так и политики всего мира, — по сокращению квот на добычу нефти – так и не было принято. Квота в 30 млн баррелей в день для участников ОПЕК осталась неизменной. Подводя итоги заседания, генсек организации Абдалла Салем аль-Бадри пояснил, что экспортеры не считают нынешнюю цену слишком низкой, потому не будут предпринимать никаких решений.

В то же время президент Российской Федерации Владимир Путин заявил, что рынок нефти стабилизируется уже в первом квартале 2015 года, а снижение цен на нефть — естественная реакция на решение ОПЕК не сокращать объемы добычи. Снижение нефтяных цен является для России серьезным испытанием, — отметил накануне первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, в то же время подчеркнув, что Россия внимательно следит за тем, что происходит на рынке нефти, и должна в первую очередь защищать свои интересы, поэтому не планирует сокращать добычу черного золота.

Цены на нефть в среднесрочной перспективе достигнет $85-90 за баррель, заявил сегодня в интервью телеканалу НТВ министр энергетики РФ Александр Новак.

«Хочу сказать, что ситуация абсолютно не критичная и ожидаемая, мы считаем, что рынок будет скорректирован, и сегодняшнее снижение, корректировка цен, которая происходит, она повлияет благоприятно, в том числе и на то, что уйдут дорогие неэффективные проекты, цена, на наш взгляд, будет восстановлена в течение среднесрочного периода, до уровня, который, по сути, является для нефтегазовых компаний и стран-экспортеров комфортным. Это может быть уровень цен $85-90», — сказал министр, цитирует ТАСС.

Решение ОПЕК о сохранении квот на добычу нефти «было ожидаемым», — отметил Новак, пояснив, что на снижение цен на нефть в мире повлияло превышение объемов производства над объемами потребления.

«То есть, снижение темпов роста экономик ряда стран, в основном Азиатско-Тихоокеанский регион, не выполняет те ранее озвученные цифры по росту экономик, и Европа меньшими темпами растет», — сказал Новак, добавив, что кроме того, на цены также повлияло укрепление доллара в этом году — существенное по отношению к другим валютам.

Цена, которая была запланирована в бюджете на уровне $100 на 2015 год, скорее всего, будет скорректирована Министерством экономического развития, считает Новак.

«В то же время мы здесь тоже не видим проблем, поскольку цена учитывала в себе резервы, и эти резервы при таких высоких ценах обычно направляются на пополнение резервного фонда Российской Федерации, Фонда национального благосостояния, — отметил Новак. — Поэтому, если цены будут ниже в 2015 году среднегодовые, соответственно, эти средства не будут направляться в резервы».

Напомним, стоимость нефти с начала 2014 года упала на 30%.

Народный рейтинг брокеров бинарных опционов на русском языке:
  • FinMax
    FinMax

    Бонусы для новых трейдеров до 10 000$!

  • BINARIUM
    BINARIUM

    Огромный раздел по обучению. Бесплатные прогнозы и стратегии!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: